lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
18 июля 2013г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Культура 

Первый в Липецке гитарист-профессионал Владимир Румянцев: «Музыка всегда со мной»

18.07.2013 "Липецкая газета". Елена Бредис
// Культура
Фото Ольги Беляковой


Людей характеризуют по-разному. Про одних говорят «человек-праздник», про других — «человек в футляре», про третьих и вовсе — «тридцать три несчастья». Я пытаюсь найти характеристику своему герою, и в голову не приходит ничего, кроме «человек-радость».



Владимира Румянцева я знаю много лет. За эти годы менялась ситуация в стране, менялись соответственно и обстоятельства его жизни. Но я не могу вспомнить такого момента, когда Румянцев поддался бы одному из самых страшных грехов — унынию. Согласитесь, это нынче редкое качество. Для большинства моих земляков имя Румянцева ассоциируется с классической гитарой в Липецке. Это и так, и не так, хотя бы потому, что натура Владимира Валерьевича не может быть сведена только к этому.


— Я на самом деле стал в Липецке первым гитаристом-профессионалом, когда приехал сюда после окончания училища при Московской консерватории. Занятно, но в самой консерватории не было (и до сих пор нет) кафедры классической гитары. Не знаю почему, своего рода снобизм, что ли… В России у гитары, вообще, положение интересное: с одной стороны, ее безумно любят, с другой — не знают, «куда пристроить». Сначала семиструнную ругали, как атрибут цыганщины и «жестокого романса», потом испанскую классическую шестиструнную определили на отделения русских народных инструментов. Впрочем, все эти перипетии на любви россиян к этому инструменту никак не сказались.


— Вашим первым педагогом был знаменитый советский гитарист Иванов-Крамской?


— Да, я учился у него в классе. Хотя, если честно, занимался он с нами между своими гастролями. Но там ведь учила сама атмосфера, общение с теми, кто учился рядом с тобой! Это были очень счастливые годы. Мы много занимались с Камиллом Артуровичем Фраучи, отцом моего однокурсника Александра Фраучи, который впоследствии стал профессором Академии имени Гнесиных и вообще, гитаристом «номер раз» в СССР. Так вот, Камилл Артурович учил, прежде всего, логике. Логике движения рук, логике музыки. И с тех пор я запомнил: чтобы освоить новое дело, надо понять логику операций. Это здорово помогало в жизни. Как музыкант я очень многим обязан моей жене Наталье. Ее мышление пианистки помогло мне найти другой уровень исполнения. Самым же первым учителем была моя мама, Майя Александровна.


— Но мое поколение знает Майю Румянцеву как замечательную советскую поэтессу, чьи стихи учили наизусть, чьи сборники пытались достать. Ее «Балладой о седых» восхищался Евгений Евтушенко, она входила в обойму лучших поэтов-шестидесятников…


— Все так, но еще мама очень любила гитару, так что первые уроки давала мне она. Вообще, мама никогда на нас не давила, не требовала отличных оценок. Когда было нужно — помогала, подсказывала, и сразу все становилось легко и понятно. Она научила самому важному: творчески подходить ко всему, чем занимаешься. Это был главный для меня урок.


— Вообще, судьба музыканта всегда тяжела: все изначально мечтают служить высокому искусству, а потом сталкиваются с необходимостью зарабатывать на кусок хлеба.


— В советское время вопрос о куске хлеба не стоял, но и высокое искусство было где-то очень высоко. Вспомнить хотя бы мою работу в Липецкой филармонии. Да, два сольных концерта в год, к которым ты готовишься, как ненормальный, занимаешься дни и ночи. А все остальное — поездки «по полям и весям». Это, между прочим, в буквальном смысле слова. Первый концерт — в семь утра на молочной ферме, после утренней дойки. И вот выходит артист филармонии Толя Чечелев, царствие ему небесное, и объявляет: «Начинаем наш вечер старинного романса». По рядам, понятно, хохот. Дальше — еще лучше: «Варламов, романс «На заре ты ее не буди…» Тут уж ряды откровенно смеются. Баян, правда, народу больше нравился, чем гитара.


— А не обидно было — все это после того, как играл «Чакону» Баха?


— Почему обидно? Ну да, Баха на ферме не поиграешь, но хорошие обработки русских народных песен люди прекрасно воспринимали. Причем обработки есть очень интересные, их играть — одно удовольствие. А когда и тебе приятно, и людям, то чего еще надо?


— Но другой бы сказал, что роняет свою профессиональную планку…


— Если ты профессионал, то в любой ситуации халтурить себе не позволишь. Да, в «лихие девяностые» пришлось подрабатывать в ресторане, у меня к тому времени уже трое детей было. Понятно, что это совсем другой репертуар. Надо было срочно делать аранжировки самых популярных «попсовых» песен. Но это же интереснейшая работа, очень творческая! Тем более что сделать обработку для классической гитары довольно сложно. Речь же не идет о том, чтобы тупо подобрать примитивный аккомпанемент. Как ни странно, но те навыки потом очень пригодились мне и в педагогической работе. Получается, из всего можно извлечь пользу.


— Сейчас уже про девяностые сочиняют анекдоты, а тогда время было неспокойное и далеко не безопасное, в том числе и в ресторанах…


— Да всякое бывало. Помню, один «авторитет»поминал кого-то из своих друзей и периодически требовал, чтобы вся публика в зале вставала, строилась и выпивала, не чокаясь. Наконец, кто-то вызвал милицию. Приехали два щупленьких милиционера с автоматами. Он их сгреб за шиворот, поднес к бару, сунул им под мышку по бутылке водки и отнес к выходу. Больше они не появились. Периодически в ресторан приходили «крутые парни» в малиновых пиджаках и начинали друг перед другом выпендриваться, заказывая музыкантам песни для своих девиц и соревнуясь, кто больше заплатит за песню. А когда вечер заканчивался, они подходили к нам и все деньги забирали. Кто бы рискнул возразить? Здоровенные мужики да еще вооруженные. Но ведь это была жизнь страны, один из ее этапов, и не знаю, хотел бы я, чтобы он меня миновал. Наверное, моя собственная жизнь стала бы в чем-то беднее. Глупее было бы сделать из этого трагедию: ах, я музыкант, у меня две концертные программы из произведений Баха, а я вынужден играть то, что просит публика. Вот если ты музыкант, то возьми и сыграй то, что просит публика, на настоящем профессиональном уровне. Да еще сразу, без всякой подготовки, не выучив заранее. Очень непростая и интересная задачка!


— А был ли какой-то период, который вы могли бы назвать изменой гитаре?


— Измены не было никогда. Даже когда я был вынужден начать шить изделия из кожи.


— Это как получилось?


— Да все так же. Получил отпускные, купил кожу, сшил две куртки и отнес на рынок. Заработал в несколько раз больше, чем все мои отпускные. Потом шил и пальто, и сумки. Вообще, самому придумать фасон, дизайн, скомбинировать цвета кожи, постараться выполнить на фабричном уровне, — все это на самом деле увлекательно. Приятно было, когда людям нравилось. Но и тогда не было дня, чтобы я не взял в руки гитару и не поиграл хотя бы пару часов.


— Любовь к гитаре — это уже как болезнь?


— Получилось, как раз, наоборот: в какой-то момент я заболел оттого, что мне, видимо, стало не хватать этих двух часов в день. Честное слово! Держится небольшая температура и месяц, и два, и полгода, а врачи ничего не находят.


— Все просто: если Господь Бог дал человеку искру, то нельзя ее затаптывать. Это даром не проходит.


— Так и получилось. Как только я стал больше времени уделять гитаре и музыке, набрал учеников, так температура сама собой улетучилась. Помню, уже вовсю занимался и сам, и с ребятами, а две последние куртки доделать все никак не мог, — руки не доходили. А заказчики — два милиционера. Я им примерку откладывал и откладывал, пока звонок в дверь не раздался. Стоят в полной форме, на поясе наручники и дубинки: «Когда примерка?!» Я за одну ночь куртки дошил, так с последними заказами и разделался.


— Сегодня вы не скучаете по сольным концертам?


— Сольный концерт — это всегда огромные физические и психологические затраты. Как сказал у нас кто-то из пианистов: «Полгода занимаешься, чтобы потом один раз выйти и облажаться». Дело в том, что даже при самом удачном выступлении, при самом теплом приеме публики, ты сам потом все равно будешь недоволен, все равно будешь искать недочеты и недоработки. Все равно ты всегда будешь знать, что мог бы сыграть лучше. Это нелегко.


— Понятно, что сегодня профессия музыканта уже не столь престижна... Профессию за детей все чаще выбирают родители, которые ориентируются прежде всего на будущие заработки.


— Да, изменилось время, изменились приоритеты, деньги все больше выступают на первый план. Но гитара, к счастью, продолжает притягивать ребят. И сегодня остаются те, кто готов часами заниматься, кто выпрашивает у тебя трудную программу, кто просто не расстается с инструментом. Что их привлекает? Понятно, что не будущие зарплаты. Это просто любовь, больше ничего и не скажешь. У меня занимались два парня, получивших высшее техническое образование. Занимались с полной отдачей, истово. Причем их не какая-нибудь попса интересовала, а классика, фламенко, джаз. Такие ребята есть и в музыкальной школе, и в колледже. Гитара — она ведь как живая, у нее звук необыкновенный. Если ее любишь, то даже дня не можешь прожить, чтоб не взять ее в руки.


— Я понимаю, что гитара для вас не только профессия. Но какие-то еще увлечения в жизни есть?


— Раньше я каждую свободную минуту хватался за инструмент. Но в последние годы все чаще стало тянуть на природу, и я открыл для себя рыбалку. Но не ради улова, а как возможность просто посидеть с удочкой в тишине, посмотреть на воду, полюбоваться берегами, на которых с этого расстояния не видно грязи. У меня как-то судак килограмма на четыре сорвался, так вот никакого сожаления не было, честное слово. Пусть себе дальше плавает.


Пристрастия


Город Торжок


Место в Липецке – где есть вода и нет грязи


Историческая личность – Сперанский


Писатель – Максим Кантор


Певица – Сезария Эвора


Растение – аир


Животное – собака


Время года – ранняя осень

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Воскресенье, 22 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: +1 C°  Ночь: -1 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Утешение в одиночестве

И. Неверов
// Культура

Деловые женщины объединились в комитет

Андрей Дымов
// Экономика

А у нас во дворе…

Ирина Вишнева, фото автора
// Общество

И на земле, и в небе

Ирина Черешнева, irina.ch@pressa.lipetsk.ru
// Общество
Даты
Популярные темы 

Не тяни резину

Марина Кудаева // Общество

Атака принесла успех: сильнейшим стал «Газовик»

Первенство области. Второй дивизион
Геннадий Мальцев // Спорт

Пауза не в масть

Денис Коняхин // Спорт



  Вверх