lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
21 июня 2013г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

О диалоге, консенсусе и лесоповале

21.06.2013 "Липецкая газета". Елена Бредис
// Общество

Уже в начале девяностых заговорили о том, что век публицистического жанра в СМИ подошел к концу, потому как мир, вступивший в информационную эру, нуждается в «голой» информации, а не в размышлениях на ту или иную тему. Мой коллега настаивал на том, что образцом для любой газеты должна стать немецкая «Bild»: немного политической информации, светская хроника, сплетни и скандалы, реклама. У него был «железный» аргумент: тиражи «Bild» в десятки раз превышали тиражи серьезных, респектабельных
изданий.


В поисках
собеседника


Однако прогнозы двадцатилетней давности в отношении отечественной прессы не сбылись. Да, появилось множество газеток, представляющих собой уменьшенную копию «Bild». Они имеют свою аудиторию. Но огромное количество российских читателей продолжает интересоваться публицистикой. Может, это все-таки особенность нашего менталитета, нашей культуры, когда человек ищет в журналисте не просто репортера, а прежде всего собеседника, с которым соглашается, спорит. Или просто, прочитав статью, чувствует себя не таким одиноким.


Это в полной мере относится и к читателям «Липецкой газеты», которые не пропускают материалы рубрики «Тема». Они откликаются на них в письмах, оставляют комментарии в Интернете, звонят авторам по телефону. Многие даже становятся заочно добрыми друзьями журналистов. С ними мы обсуждаем самые непростые ситуации нашей жизни.


Вот Мария Яковлевна Мищенко. Она педагог с огромным стажем. Принимала непосредственное участие в реализации так называемого «Липецкого опыта», идей педагогической школы Москаленко. Сегодня она не в силах понять, как довели отечественное образование до такого уровня, когда воспитательный процесс превращается в «образовательные услуги», а в самой читающей стране в мире появилось столько полуграмотных или вовсе безграмотных людей. А еще ей больно, что сегодня ее опыт, ее отнюдь не устаревшие наработки никому не нужны и неинтересны: «Ведь за все это время нас ни разу не пригласили в городской департамент образования, ни разу не попросили высказаться по той или иной проблеме. Как будто вся наша жизнь прошла даром…» Похожие упреки я нахожу и в письмах врачей с тридцати-, сорокалетним стажем.


Надо быть очень самоуверенным человеком, чтобы думать, что владение компьютером и возможность «рыскать» в Интернете заменят мудрость предыдущих поколений. Не стоит утверждать, будто их опыт уже неактуален и неприменим, что их вера и подвижническое служение своему призванию потеряли цену. Скорее наоборот: это как раз то, чего нам сегодня не хватает.


Лев Федорович Суханов, проработавший много лет в Липецком техническом университете, не может спокойно наблюдать, как «пересматриваются» итоги Великой Отечественной войны, как пытаются приуменьшить подвиг нашего народа, его историческое значение для всей планеты. Он пишет: «Нам так и хочется крикнуть на весь мир: «Руки прочь от Сталинградского символа Победы!» Да и ударить по этим грязным рукам». Такова его реакция на мои заметки о том, что в Волгограде объявили конкурс на «новый брэнд» для героического города вместо легендарного монумента скульптора Вучетича, поскольку Родина-мать может вызывать у иностранцев «неприятные ассоциации».


Конечно, возмущение читателя можно объяснить просто: он в детстве пережил тяготы войны. Но разве отношение к родной истории, к героизму и лишениям твоего народа зависит лишь от того, когда ты появился на свет, коснулись ли лично тебя те страшные события? А ведь кому-то очень нужно периодически мазать все наше прошлое дегтем. Об этом же пишет и другой наш читатель — Владимир Алехин (впрочем, он и сам напрямую причастен к журналистике, удостоен журналистской премии имени Вермишева), по поводу еще одной моей статьи «Зеркало без героя»: «Хулители нашей истории не всегда задумываются, а быть может, не задумываются вообще, что обкрадывают чьи-то незащищенные судьбы, чьи-то лучшие годы. Но не обкрадывают ли они и самих себя?»


Нужно
чаще спорить


Случается, человек поначалу воспринимает тебя как оппонента, а со временем вдруг обнаруживается: вас многое объединяет. Пусть прийти к такому «консенсусу», как говаривал Михаил Горбачев, удается далеко не всегда. Но журналисту и самое острое неприятие его точки зрения интересно и полезно. Не могу отказать себе в удовольствии и не процитировать еще одно письмо. Оно касается моей «колонки» «Почем килограмм Родины?»


«Конечно, от начала до конца статья — полный бред, а точнее — гнусная, дешевая и абсолютно бесталанная пропагандистская агитка, достойная как немецких фашистов, так и коммунистических чекистов. Осуждая «уклонистов», авторша нисколько не гнушается ссылаться на солдат Красной Армии, видимо, абсолютно уверенная в том, что те умирали не ради того, чтобы их внуки и правнуки жили и радовались свободной жизни, а ради того, чтобы их внуки и правнуки были искалечены или убиты в армии, которая вполне сравнима с застенками фашистских и коммунистических концлагерей. Авторша не скрывает своего патологического мужененавистничества: вместо термина «мужчина» используется оскорбительный термин «мужик». Напомню, что мужиком является мужчина, обремененный крепостнической обязанностью, попросту крепостной. Оговорочка по Фрейду, однако. Только крепостными мужиками и видит российских мужчин злобная баба. Господи, когда же всю бесталантщину из провинциальных проправительственных газетенок отправят в Сибирь лес валить (пусть там и рассуждают о «плохих мужиках», пользующихся косметикой «Жилетт»)??? Надеюсь, что скоро Россия будет свободной! Дмитрий Исаков»


Не смейтесь, но меня задело лишь одно: что господин Исаков назначил меня мужененавистницей. Поэтому объяснюсь сразу. Мужчин я всегда любила. И, простите уж, они меня тоже. А выражение «настоящий мужик» никогда не было обидным, оскорбительным. Правда, в пору моей юности настоящими мужиками были те, кто отправлялся в дальние экспедиции, ехал строить новые города, осваивал Арк­тику. Предложи-ка им намазаться кремом «Нивея» или «откосить» от армии — в морду дали бы! Не стоит обращать внимание и на то, что именуюсь я в письме не иначе как «авторшей» или «злобной бабой».


Меня куда больше заинтересовало предложение г-на Исакова отправить «авторшу» в Сибирь на лесоповал, чтобы Россия наконец стала свободной. Вот уж где «оговорочка по Фрейду»! Потому как лично я ни на секунду не сомневаюсь: если к власти придут ультраправые либералы, то несогласные с ними немедленно отправятся валить лес. Во имя пущей свободы. Опять-таки, ради нее же, любимой, в Сибири надо будет организовать концентрационные лагеря по типу фашистских.


К слову, о лесоповале — о реальном, а не о скандально известной группе. В начале семидесятых родители привезли меня летом к деду Эдгару на Рижское взморье. Как пенсионеру республиканского значения ему полагалась государственная дача, то есть половина довольно ветхого домика в маленьком местечке Булдури, на самом берегу Балтийского моря. Высокие дедовы регалии были своего рода компенсацией за то, что в 1938 году его, тридцатишестилетнего редактора газеты в Ростове-на-Дону, в недавнем прошлом — комиссара, арестовали как врага народа. Кажется, обвинили в организации заговора с целью свержения Советской власти. Сначала дали десять лет, потом добавили еще восемь.


Реабилитировали в 1956 году. Большую часть из этих восемнадцати лет он валил лес где-то в Красноярском крае, потом там же отбывал наказание в колонии-поселении. Когда его отца, старого латышского большевика Эдуарда Матисовича Бредиса, в 1937 году расстреляли, дед сказал бабушке только одно: «Откуда мы знаем? А вдруг что-то такое было…» Вера была неподдельная. Свои восемнадцать лет «северОв» он Советской власти простил безоговорочно. И никогда в ней не усомнился, не таил обиды. Полдомика на взморье, квартиру в цент­ре Риги и пенсию побольше, чем у остальных, воспринимал как высокую честь и награду за преданное служение. Через моего отца ко мне от деда дошел афоризм: «Ошибаются люди, а не Советская власть». Тут речь не о политическом строе, тут дело в принципах и убеждениях, которые тогда жили в умах и сердцах.


* * *


Итак, общение с читателями всегда интересно и увлекательно. Даже если взгляды диаметрально противоположны. Полемические выпады наводят на новые мысли, подсказывают новые аргументы. Однако мне не хотелось бы вызывать у читателей негативные эмоции, подобные тем, что выплеснул Дмитрий Исаков. Я лучше еще раз процитирую Владимира Алехина, который отзывается о публицистике в «Липецкой газете» так: «От этого добрый человек становится еще добрее, отзывчивый — еще отзывчивее, еще сердечнее, а равнодушный и холодный, полагаю, сразу уходит в свою раковину, точно улитка».

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Понедельник, 23 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: -4 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Утешение в одиночестве

И. Неверов
// Культура

Деловые женщины объединились в комитет

Андрей Дымов
// Экономика

А у нас во дворе…

Ирина Вишнева, фото автора
// Общество

И на земле, и в небе

Ирина Черешнева, irina.ch@pressa.lipetsk.ru
// Общество
Даты
Популярные темы 

Не тяни резину

Марина Кудаева // Общество

Без права на ошибку

Ольга Журавлева // Общество

Встречайте циклоны с Атлантики

Александра Панина // Общество

Партпроекты работают на опережение

Михаил Зарников // Общество

Шитье по воздуху

Ольга Журавлева // Общество

Интернет – проще сбыта нет!

Михаил Зарников // Экономика



  Вверх