lpgzt.ru - История Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
25 мая 2013г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Абрамцево
История 

Лики, лица и маски минувшего

25.05.2013 "Липецкая газета". И. Неверов
// История
Коллаж Николая Черкасова

В конце апреля исполнилось двести лет со дня смерти Михаила Илларионовича Кутузова. Россия этой даты не заметила. А ведь только что отшумели юбилеи Бородинского сражения и победы русского оружия над непобедимой армией Наполеона.


Никто не забыт, ничто не забыто?


Спасти положение, пусть на одном региональном «пятачке», взялись студенты истфака Липецкого госуниверситета и их наставники. Они устроили в областной библиотеке вечер памяти полководца. Информация об этом прошла в эфире. Значит, несколько сотен или даже тысяч наших земляков все-таки узнали о забытой дате.


Доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой отечественной истории Вячеслав Фомин считает принципиальным, чтобы прошлое не было обезличенным и безликим. История — это прежде всего история людей. В советские годы, заметил он в нашем разговоре, хватало «персон нон-грата». О них либо помалкивали, либо судили односторонне и предвзято. Допустим, чуть ли не обо всех членах Дома Романовых. И вообще: мы были родом только из Октября. Но что тогда делать с тысячелетним Государством Российским? Зато после августа 1991-го той же операции подверглась уже советская эпоха. Все, связанное с нею, перечеркивалось, предавалось поруганию, осмеивалось.


Не потому ли состоявшаяся на днях научно-практическая конференция, оргкомитет которой возглавил профессор Фомин, называлась не совсем обычно: «Российская государственность в лицах и судьбах ее созидателей: IX-XXI вв.». «В лицах и судьбах» — уточнение не случайное. Надо научиться, в конце концов, видеть в предках не святых и не монстров, а реальных, очень разных, ярких, талантливых людей, которым мы обязаны жизнью.


Конференция — часть программы истфака к 60-летию Липецкой области. Впереди — форумы, где предстоит диалог о российской провинции в прошлом и настоящем, о липчанах, сыгравших выдающуюся роль в истории России.


О Доме Романовых и призывах к покаянию


На конференцию в Липецк приехали специалисты из разных регионов, в том числе и москвичи. В центре докладов и сообщений были весьма острые вопросы истории, но в первую очередь — люди: князья и цари, дореволюционные реформаторы и советские генсеки, военачальники и литераторы, ученые и просветители. Рядом с хрестоматийными фигурами от Рюрика до Александра III, от Столыпина до Сталина и Хрущева возникали менее известные и масштабные, но крайне любопытные персонажи. Допустим, елецкий помещик Дорохин. Его жизнь — настоящая одиссея, увенчанная составленным им на основе личных наблюдений первым русским описанием Османской империи.


Среди участников конференции были живущая в Швеции наша соотечественница Лидия Грот и профессор Российской академии живописи, веяния и зодчества Ильи Глазунова Владимир Волков. Несмотря на цейтнот, они вместе с Вячеславом Фоминым ответили на мои вопросы. Первый касался четырехсотлетия Дома Романовых. Юбилей, безусловно, значимый. Причем он вновь стимулировал призывы к всенародному покаянию за расстрел царской семьи. Недавно кто-то поставил россиянам в пример Германию: там, дескать, всю политику построили на раскаянии и благодаря этому достигли процветания. Надо бы и нам поступить так же.


Вячеслав Фомин, однако, категорически против: нельзя подменять покаянием трезвое, честное осмысление минувшего. Коллективное покаяние невозможно. Каяться или нет — личное решение человека. Оно зависит от того, чувствует ли он собственную вину за происходившее задолго до его появления на свет. Требование каяться всем миром, считает Вячеслав Васильевич, — тупиковое. И не только из-за раскола общества, из-за диаметрально противоположных оценок революции. Сама идея национальной, разложенной на всех ныне живущих вины не очищает, а закрепляет у народа комплекс неполноценности. Нас постоянно хотят заставить быть виноватыми за все. За революцию и «красный террор». Перед украинцами — за голодомор, как будто голод свирепствовал только на Украине. Перед прибалтами — за «оккупацию». Перед поляками — за Катынь. И так далее. Неровен час Россию начнут призывать каяться перед Германий — наши же самолеты ее бомбили, наша артиллерия рейхстаг разрушила…


Нельзя агрессивно спекулировать на том, что разделяет страну. Как спекулируют, например, настаивая немедленно похоронить Ленина. Похоронен он или нет, от этого судьба его идей никак не зависит. Пусть, говорит профессор, дети или внуки в более спокойной, благополучной ситуации, без нынешней взаимной ожесточенности, нетерпимости определятся, как поступить с Мавзолеем.


Лидия Грот согласна с Фоминым: пляска на гробах деструктивна и опасна. А юбилей династии, триста лет правившей державой, дает повод для другого. Избрание на царство Михаила Романова — символическое окончание Смуты. До того момента сам механизм передачи власти был сломан. И вот, несмотря на массу разногласий, общество пришло к компромиссу. Оно осознало свой долг, свою ответственность за спасение страны. На российский трон претендентов было в избытке, включая иноземных. Но русские мудро остановили выбор на Михаиле Романове. Он устраивал большинство. Романовы были связаны с Рюриковичами, что как бы восстанавливало преемственность традиций, власти, порядка.


Я напомнил Лидии Павловне, что среди ее коллег высказываются иные мнения. Чего ради короновать шестнадцатилетнего недоросля, не хватавшего звезд с неба, если можно было отдать корону тому же Дмитрию Пожарскому? Зрелый человек, полководец, столько сделавший для изгнания поляков из Москвы. Но Лидия Грот убеждена: тогда превыше всего было утихомирить страсти, достичь согласия. Понимание этого людьми, чьи интересы страшно не совпадали, — впечатляющий пример для потомства.


Поддержал эту точку зрения и Владимир Волков. Он сравнил ловкого, искушенного, тертого Василия Шуйского и совсем еще мальчишку Михаила. Шуйский, став царем, при всем его опыте не совладал со Смутой, потерпел крах. А слабый Михаил Романов сел на трон, и сам этот факт стал огромным шагом к стабильности.


Вообще Владимир Алексеевич предложил неожиданный поворот в раздумьях о судьбе страны. Он так обозначил проблему: всегда ли оправданы претензии к политику за то, что ему не удалось, когда он стоял у руля? Здесь, по словам моего собеседника, одинаково примечательно и начало династии Романовых, и ее трагический конец. Царствование Николая II по большому счету было благополучным. В экономике, в социальной сфере дела шли неплохо. А уж в искусстве, в литературе какой взлет — Серебряный век! Однако во внешней политике, в военном отношении случилось страшное. В наследство от Александра III, которого называли миротворцем, сыну достались армия и уже немолодые генералы, не имевшие опыта современной войны. Результат — поражение от Японии, тяжелые неудачи на полях Первой мировой. Вина ли это Николая II или беда?


Выходит, верховные правители могут добиться успеха, лишь оказавшись, как говорится, в нужное время в нужном месте, то есть у власти? А если это не их время, то даже сильные и одаренные могут все проиграть? Насколько я понял, Владимир Волков считает, что да — всякое время требует своих лидеров. Когда сейчас клянут жестокого Сталина, сказал он, почему-то не желают замечать, что это была эпоха сталиных. Свои «сталины», если иметь в виду безжалостность, крутизну средств, стояли во главе многих государств, не исключая самые демократические. И тут же Владимир Алексеевич озвучил еще одно то ли наблюдение, то ли соображение. России жилось легче и лучше при сравнительно слабых правителях. А сильные — Иван Грозный, Петр, Сталин — роковым образом становились предтечами революций и смут. Это, конечно, дает пищу для обсуждения. Хотя бы того, что Россия испокон веков нуждалась в силе, которая не скатывалась бы к насилию, в твердости, которая бы не делала ставку на тотальную жестокость, в высоких целях, которые бы не навязывались, а вдохновляли и сплачивали народ.


Как учить истории


Пожалуй, немногие инициативы «сверху» вызвали столько споров, столько энтузиазма и скептицизма, как предложение о едином учебнике истории для школьников. И я не мог не поинтересоваться мнением на сей счет у хозяев и гостей конференции.


Вячеслав Фомин — горячий сторонник такого учебника. Вариативность, если говорить о преподавании истории в школе, приводит к тому, что в головах детей начинается жуткая путаница. Нужен выверенный, стабильный учебник вроде классического для дореволюционной школы пособия, написанного маститым ученым Иловайским. Чтобы качество и характер знаний, полученных детьми, не зависели от того, в какую школу они ходят. Как говорили в старину, одна вера — одна мера. При этом не исключается и дополнительный учебник, построенный на местном, региональном материале. В любом случае, подрастающий человек должен гордиться своей страной, своими предками. История не сводится к сумме фактов, дат, имен. Она воспитывает.


Лидия Грот, хорошо знающая ситуацию в образовании за рубежом, сразу заявила: на Западе ни о каком многообразии концепций в школьных учебниках речи нет и быть не может. Формально выбор имеется: хочешь бери ту книжку, хочешь — эту. Но от той самой концепции национальной истории ни в какой литературе для школы отклонений нет. Обливание грязью прошлого твоей страны исключено. Прошлое дается в позитиве. Здесь сложилась многовековая традиция. Она прорастает из эпохи Возрождения. В XVI веке Запад переживал страшный нравственный кризис. В Италии общество буквально разлагалось, маргинализировалось. Причем на фоне явного материального благополучия: денег навалом, свободы хватает, плебс, коли пожелает, идет громить дворцы и грабить. Как спасти страну? Какой идеей ее объединить, облагородить? Итальянские гуманисты ответили так: нужна идея светлого прошлого, героического, созидательного. Людям необходимо продемонстрировать: вот какими были ваши предки. А значит, вы, их потомки, тоже можете и должны быть великими.


То же наблюдалось и в Скандинавии, и в других странах. На этом взрастали все западные общества. Случалось, что, восхваляя себя, они не стеснялись оплевывать соседей. Так делать, разумеется, некрасиво. Но то, что делалось, да и делается в России, еще хуже: мы неумеренно восхищаемся соседями и топчем самих себя. Однако в позапрошлом веке подобным образом вела себя сравнительно небольшая группа маргиналов. А сегодня преклонение перед другими, счастливыми и цивилизованными, и унижение своей Родины почитаются хорошим тоном у высоколобой элиты.


Я спросил у Лидии Павловны, нет ли опасности, что единый учебник превратится в собрание мифов. Она ответила на вопрос вопросом: а из чего, собственно, родилась история? Миллион лет назад или гораздо раньше человек стал человеком, выделился из мира природы. И возникшему социуму необходимо было сохранить себя. Одно из главных средств самосохранения — культ поклонения предкам. Это люди придумали, чтобы оставаться людьми. А поклонение — не что иное, как благодарность предкам за то, что ты есть. Кто не испытывает этой благодарности, тот не человек. Еще не человек или уже не человек. Вот единый школьный учебник и должен одушевляться этой мыслью. А она отнюдь не противоречит правде и достоверности.


В отличие от Вячеслава Фомина и Лидии Грот Владимир Волков был лаконичен. Единый учебник? А почему бы и нет? Хуже, чем сейчас, не будет. Но как его подготовить? На взгляд Волкова, хороший, цельный учебник может быть лишь авторским. Удастся ли найти таких авторов?


* * *


Если историк заподозрен, а вернее — обвинен в патриотических чувствах, либеральные оппоненты уже не ищут других аргументов в споре с ним. Они просто брезгливо говорят: господа, кого вы слушаете, он же всерьез думает, что некрасовское «не будет гражданин достойный к Отчизне холоден душой» звучит актуально, а не архаично. Слушайте лучше нас. Мы независимо и безжалостно расковыриваем раны, смакуем темные стороны прошлой жизни, показываем, до чего ж она жалка, эта Россия, чей удел — каяться да идти на выучку к западным наставникам.


Тема противостояния патриотизма и неолиберализма на научно-практической конференции звучала на периферии, однако очень отчетливо. Кто-кто, а Вячеслав Фомин и Лидия Грот не раз попадали под обстрел «прогрессистов». Но серьезные ученые умеют отстаивать свои подкрепленные сильными доказательствами, первоисточниками, археологическими и прочими данными взгляды. И если речь идет о зарождении российской государственности. И если надо защитить от наветов великого Ломоносова. И если кто-нибудь в очередной раз хочет обесценить русские победы на Куликовом поле, на Бородинском или Прохоровском. Они всматриваются в лики и лица прошлого, они умеют увидеть и то, что скрывается за лживыми масками. И стараются научить этому нас.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Суббота, 17 ноября 2018 г.

Погода в Липецке День: -6 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Эффект слаженной работы

Сергей Кибальниченко, sk48@list.ru
// Власть

На пороге цифровой эпохи

Владимир Петров, petrof2332@yandex.ru
// Экономика
Популярные темы 

Строительство без справедливости?

Когда ожидание новоселья превращается в кошмар
Виктория ТОЛЧЕЕВА    // Общество

Спортивные этапы Дмитрия Васильева

Евгений КОЗЛОВ // Спорт

Бла-бла-бла по дороге

 Маруся БЫКОВА, студентка ЕГУ // Общество

А ты – предприниматель?

Для тех, кто ещё не решился открыть собственное дело, «МВ» приводит примеры успешных молодых бизнесменов
Олеся ТИМОХИНА // Экономика

«В США нас называли русскими принцессами»

 Олеся ТИМОХИНА // Общество

Это звание лучшим дается

Елена Панкрушина, simplay1@mail.ru // Общество



  Вверх