lpgzt.ru - Здоровье Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
13 мая 2013г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Здоровье 

Острый приступ здравого смысла (фото)

13.05.2013 "ЛГ:итоги недели". Ольга Глушкова
// Здоровье
Фото Александра Юшкова

15 лет назад областная медицина вышла на новый уровень лечения сердечно-сосудистых заболеваний. Сегодня рентгеноэндоваскулярные хирурги Липецкой областной клинической больницы ежегодно проводят более трёх тысяч вмешательств – диагностических и лечебных. Передовой метод уже помог спасти тысячи жизней.


ФОТОГАЛЕРЕЯ


Тонкие трубочки, проволочные струны, баллоны, спирали, пластиковые гранулы, стенты. Это не детали конструктора, из которых можно собрать чудо-машину. Это – инструменты, которые используются в самой передовой и быстроразвивающейся отрасли современной медицины – эндоваскулярной хирургии.


Об этом два-три десятилетия назад можно было только мечтать – и врачам, и пациентам. Представить только: двухмиллиметровый разрез без общего наркоза – и через тридцать-пятьдесят минут операции пациент с острым инфарктом миокарда почти здоров: от острой боли, одышки и страха смерти остались лишь воспоминания.


– Я на днях оперировал тяжёлого больного с обширным инфарктом, у него были критически сужены две коронарные артерии, – рассказывает заведующий отделением рентгенохирургических методов диагностики и лечения заболеваний сердца и сосудов Липецкой областной клинической больницы, главный сердечно-сосудистый хирург управления здравоохранения Липецкой области, кандидат медицинских наук Михаил Владимирович Малюков. – С помощью специального баллона, введённого в просвет сосуда, восстановил его проходимость и имплантировал в месте поражения стент. Пациент сразу же после операции почувствовал себя практически здоровым и готовым к выписке домой.



Два рентгеноперационных блока – четыре операционные


Прорыв в лечении сердечно-сосудистых заболеваний в липецкой медицине наступил в 1998 году. Именно тогда в областной клинической больнице открыли отделение рентгенохирургических методов диагностики и лечения. Причём область оказалась впереди многих регионов – в европейской части России уступала только Москве и Санкт-Петербургу.


– В 1998 году мы вошли в число клиник, где внедрялись передовые методы лечения сердечно-сосудистых заболеваний, – говорит Михаил Владимирович. – А произошёл такой взлёт благодаря политике областных властей – из регио­нального бюджета нам выделили средства на приобретение современного ангиографического комплекса. Аппаратов именно такого уровня в то время было всего два – в Москве и Владивостоке. Чуть позже появилось оборудование в Самаре, затем – в Воронеже. Вначале мы запустили один рентген­операционный блок в хирургическом корпусе областной больницы. В нём были две операционные. С открытием нового терапевтического корпуса у нас появилась возможность создать ещё один рентгеноперационный блок. Теперь в нашем распоряжении четыре операционные, оснащённые тремя современными ангиографическими установками. В первом блоке мы выполняем эндоваскулярные вмешательства на сосудах головного мозга, кишечника, почек, конечностей и других органов и систем. В новом – оперируем больных преимущественно с сердечными патологиями – стенокардией, острым инфарктом миокарда, некоторыми нарушениями сердечного ритма.



От идеи – к обыденному делу


История эндоваскулярной хирургии началась в 50-е годы прошлого века. Примерно тогда у шведского радиолога Свена Сельдингера приключился, по его собственным словам, «острый приступ здравого смысла»: ему пришла в голову идея вводить жидкое контрастное вещество в сосуды, которое сделает их видимыми на рентгене. Чтобы избежать разрезов, Сельдингер разработал методику пункции, или прокола сосуда специальной иглой. Через иглу он проводил тончайшую проволочную струну (проводник) в сосуд, затем забирал иглу и вводил по струне тонкую трубочку –  катетер. Через него впрыскивал контрастное вещество и делал снимок  – так впервые удалось получить чёткое изображение сосуда на рентгеновской плёнке. Эти инструменты – игла, проводник, катетер – используют в эндоваскулярной хирургии и по сей день. Правда, теперь у них другие формы и материалы для изготовления. Кстати, качество инструментов – такой же значимый фактор успеха операции, как и опытные руки хирурга и высокотехнологическое рентгеновское оборудование.


Следующий прорыв произошёл в 1964 году. Американский радиолог Чарльз Доттер разработал методику расширения суженных сосудов при помощи раздуваемого баллончика, закреплённого на конце катетера. Его идеи подхватил и развил швейцарский кардиолог Андреас Грюнтциг. Именно он впервые выполнил баллонную ангиопластику артерий сердца в 1979 году (так что мы от Грюнтцига, то есть от передовой западной медицины, отстали всего на 19 лет). Кстати, первый пациент Андреаса Грюнтцига до сих пор пребывает в добром здравии.


Процесс пошёл. И в наши дни эндоваскулярная хирургия – это уже не уникальный эксперимент, а совершенно обыденное дело.


– Рентгеноэндоваскулярную хирургию стали широко применять во всех российских клиниках, – говорит Михаил Владимирович Малюков. – Многие закупили необходимое оборудование, почувствовав перспективу этого метода. Кроме того, сегодня развитие эндоваскулярной хирургии стало частью федеральной программы модернизации здравоохранения. Именно она подстегнула многие регионы к оснащению областных клиник ангиографическими комплексами.



Без разреза, без раны, без швов


Главной особенностью эндоваскулярной хирургии является то, что все вмешательства не требуют больших разрезов – их проводят через мизерные проколы на коже диаметром 2-4 миллиметра.


– Всё происходит под рентгеновским контролем ангиографического аппарата, – рассказывает Михаил Малюков. – Слово «эндоваскулярная» означает «внутрисосудистая», и это точно отражает область применения метода. Можно диагностировать и лечить широкий спектр заболеваний, связанных с поражением сосудов как магистральных, так и внутриорганных. Прежде всего это заболевания сердца и сосудов – самые распространённые на сегодня патологии, причём во всём мире. Они прочно удерживают первую позицию печальной статистики по летальности. В большинстве случаев для эндоваскулярного вмешательства общий наркоз не требуется. В точке прокола делаем местную анестезию. Это очень важный момент: мы можем проводить диагностику и лечение даже пациентам с тяжёлыми сопутствующими заболеваниями, которым общий наркоз противопоказан. Не остаётся практически никаких следов: нет ни после­операционной раны, ни швов. И в большинстве случаев пациенты могут быть выписаны из стационара через 1–3 дня после вмешательства. Раньше делали только операции так называемого «открытого» типа. Я долгое время работал в отделении сосудистой хирургии, где выполняются именно такого рода вмешательства на сосудах головы, конечностей. Операции на сердце мы тогда не делали: аортокоронарное шунтирование – это очень трудоёмкое и тяжёлое для пациента вмешательство. Поэтому нужно было развивать новые методы. Ангиопластика решает ту же задачу, что и шунтирование, – реваскуляризацию сердца. Когда открыли отделение рентгенохирургических методов диагностики и лечения, мы выполняли только диагностические вмешательства на коронарных (сердечных) артериях. Коронарографию проводили для того, чтобы понять, какие артерии сердца и в какой степени поражены. А в 2001 году сделали две первые операции коронарной ангиопластики. Потом постепенно наращивали темпы – 20, 40 операций в год. В 2011 выполнили более 2000 вмешательств – диагностических и лечебных. А в прошлом году уже 3308. И только в первом квартале этого года мы провели 1043 процедуры (156 – операции коронарной ангиопластики и стентирования). Для нас это значительный скачок. Мы приобрели огромный опыт, и сейчас у нас работают высокопрофессиональные врачи и медицинские сёстры.



Есть ещё один момент – стент


Стентирование – это вторая часть операции по реваскуляризации сердца. После того как баллон выполнил свою функцию – расширил сосуд, его удаляют и вводят стент – металлический каркас. В сложенном состоянии его размер не больше миллиметра. В сосуде его раскрывают до трёх и более миллиметров. Упираясь в стенку артерии, стент не даёт ей повторно сужаться.


– Когда стентов ещё не было, приблизительно 40 процентов всех прооперированных больных вновь попадали к нам. У них опять разрасталась бляшка – в том же месте сосуда. Требовалась повторная операция, – рассказывает Михаил Владимирович Малюков. –  Учёные придумали, как избежать подобных ситуаций: создали для сосуда каркас. Стент тоже претерпел немало изменений. Сначала для его изготовления использовали медицинскую сталь, потом хромокобальтовые сплавы – они более инертны. Но и со стентом стали возникать проблемы. Он, как и любое инородное тело внутри организма, вызывает ответную реакцию. Вокруг стента начинается воспаление прилежащих тканей стенки сосуда, у некоторых пациентов незначительное, а у других, это примерно 25 процентов всех больных, – сильное. Нарастает воспалительный валик, то есть возникает гиперплазия – разрастание ткани за счёт усиленного деления клеток, и происходит повторное сужение просвета артерии, но не атеросклеротической бляшкой, а гиперплазированной внутренней оболочкой. Хотя, чем хороша эндоваскулярная операция – её можно повторять совершенно спокойно не один раз. А вот делать повторно шунтирование – крайне опасно.


Учёным предстояло решить задачу: изготовить стент, который не приводит к гиперплазии. Так появились новые каркасы – со специальным лекарственным покрытием. А это уже нанотехнологии.


– Такой стент покрыт антипролиферативными препаратами. Они не дают прогрессировать воспалению и разрастаться тканям, – говорит Михаил Малюков. – Процесс послеоперационной гиперплазии снизился до нуля. Единственный недостаток – стенты с лекарственным покрытием пока очень дорого стоят. Мы используем их в сложных случаях, по показаниям: когда обычный стент неоднократно зарастает, если поражение сосуда обширное или при наличии сопутствующих заболеваний, например сахарного диабета – он всегда ухудшает ситуацию, усложняет лечение. И такая практика – во всём мире.



Стандарт – эндоваскулярный


Если есть показания, то на лечение заболеваний сердца и сосудов эндоваскулярным методом в отделении рентгенохирургии могут рассчитывать все жители региона, имеющие полис медицинского страхования. И совершенно бесплатно. Липецкие врачи помогут и иногородним, если возникла экстренная ситуация – инфаркт или инсульт, и стоит вопрос жизни и смерти.


– Так принято и в нашей стране, и за рубежом. Если пациент поступает с инфарктом, мы обязаны оказать ему экстренную помощь, в том числе сделать такую операцию, – разъясняет Михаил Малюков. – Сегодня эндоваскулярные вмешательства выполняют в каждом регионе России. Ангиопластика и стентирование стали стандартом лечения сердечно-сосудистых заболеваний. Особенно в острых случаях, когда возникают осложнения, угрожающие жизни пациента. У нас в отделении налажено круглосуточное дежурство, оборудование готово к операции в любой момент. Решить эти задачи нам помогла программа модернизации здравоохранения. В прошлом году мы получили новый ангиографический комплекс последнего поколения – с плоским детектором, существенно увеличивающим качество изображения.



Об образе жизни – ещё одно слово


Эндоваскулярная хирургия решает сразу две важнейшие задачи. Она возвращает к нормальной полноценной жизни людей, перенёсших острую сосудистую патологию. И снижает смертность от сердечно-сосудистых заболеваний вообще.


– Больные, которые поступали к нам в безнадёжном состоянии раньше, до внедрения этих высокотехнологичных методов лечения, были обречены, – говорит Михаил Владимирович. – Они погибали либо сразу – от инфаркта или инсульта, либо позже – от осложнений в виде сердечной недостаточности. А сегодня мы спасаем им жизнь.


Но даже таким высоким технологиям не удаётся полностью победить сердечно-сосудистые заболевания.


– Да, несмотря на стремительное развитие медицины, эти болезни по-прежнему на первом месте – и по количеству, и по летальности, – подтверждает Михаил Владимирович. – И во многом виноват наш образ жизни. Постоянные стрессы, неправильное питание, гиподинамия, курение, алкоголь: эти негативные факторы не только сердце выводят из строя – они влияют на все системы и органы человека. К нам на операционный стол попадают молодые люди в 20, 30 лет с тяжелейшими инфарктами. Их сосуды забиты атеросклеротическими бляшками. Раньше атеросклероз мы диагностировали у лиц старше 40, 50 лет. Сейчас болезнь помолодела в полтора-два раза. Помню, оперировал молодого человека. После спрашиваю: как вы питаетесь? Он отвечает: хорошо, ни в чём себе не отказываю, каждое утро на завтрак – бутерброд с маслом и икрой. А это, мягко говоря, гремучая «холестериновая смесь». Есть такая закономерность: чем проще человек питается, тем он более здоров. Проще – это крупы, овощи, рыба, растительные масла. Многие пациенты, перенесшие операцию, приходят к пониманию, что надо менять свой образ жизни. К счастью, таких больных много. Они задумываются: как же я раньше курил по две пачки в день, пил и ел что хотел? Когда наши пациенты серьёзно берутся за своё здоровье, у них и осложнений практически не возникает: стенты не зарастают, новые бляшки не образуются. Это доказательство того, что образ жизни имеет очень большое значение для здоровья человека.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Пятница, 18 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +30 C°  Ночь: +14C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Встают «кордоны» на дорогах

Сергей Константинов
// Общество

Союз под патронатом Меркурия

Владимир Михайлов
// "Липецкой газете" - 100 лет
Даты
Популярные темы 



  Вверх