lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
13 мая 2013г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Культура 

Джаз на альпийском роге

13.05.2013 "ЛГ:итоги недели". Роман Хомутский
// Культура
Фото Николая Черкасова
Фото Николая Черкасова

В январе Аркадий Шилклопер играл соло на своём знаменитом трёхметровом альпийском роге на куполе сиднейского «Опера Хаус», а в апреле – в зале липецкого областного центра культуры и народного творчества.


— Что это у вас?


— Рог.


— Чей?


— Мой.


Такого рода загадочный диалог частенько происходит у Аркадия Шилклопера со стюардессами при посадке в самолёт или с проводниками в поездах. Обладатель внушительных размеров альпийского рога маэстро Шилклопер в очередной раз показал восхищённой липецкой публике своё виртуозное владение этим экзотическим музыкальным инструментом


Дуэт


На организованном Липецкой филармонией концерте в ОЦКиНТ публика смогла насладиться не только низким бархатистым резонирующим звучанием альпийских гор. В тот вечер на сцене гостили также валторна, corno da caccia (охотничий горн), труба, флюгельгорн и фортепиано. Все трое исполнителей, показавших Липецку эксклюзивную программу «Свежее дыхание традиций», деликатно соединившую элементы академического наследия с фольклором разных народных традиций и с джазовой импровизацией, хоть и являются нашими соотечественниками, однако по большей части живут и трудятся в Европе.


Аркадий Шилклопер, по его собственному признанию, курсирует между Берлином и Москвой, отдавая предпочтение последней. Аркадий явно скромничает: география его поездок существенно шире, чем просто прямой маршрут между немецкой и российской столицами. Одних только концертов и мастер-классов по всему земному шару ему ежегодно приходится давать сотнями. Так, в январе австралийские газеты пестрели заметками о том, как русский музыкант встречал рассвет, играя соло на своём знаменитом трёхметровом альпийском роге, стоя на куполе сиднейского «Опера Хаус» — одного из самых узнаваемых мест в мегаполисе. С Сергеем Накаряковым, которого в мировой музыкальной прессе называют не иначе как «Паганини Трубы» или «Карузо Трубы», Аркадий Шилклопер давно и хорошо знаком ещё по работе в Нижегородской филармонии. Лет пять назад их дуэт прошёл «боевое крещение», когда музыканты вышли на сцену на филармоническом юбилее с первым совместным опусом «Figga». В последовавшие годы музыкальные дорожки снова неоднократно приводили маститых духовиков на одни и те же подмостки. На сегодняшний день общего оригинального материала у Шилклопера и Накарякова накопилось на целое отделение. А с пианисткой Марией Меерович Сергей в прошлом году в престижной западной фирме вообще выпустил диск: история их сотворчества также насчитывает не один год. Вообще на описание всех заслуг заехавших к нам исполнителей ушла бы самоценная многостраничная статья. Но даже те в зале, кто впервые соприкоснулся с их мастерством, в конце концерта рукоплескали стоя: уровень и виртуозность подачи материала не оставили никого равнодушным. После феерического выступления мы поймали вдохновителя действа за кулисами.



Привычные инструменты и их непривычные роли


— Аркадий, полагаю, внимательные слушатели обратили внимание, что в некоторых пьесах партии духовых инструментов напоминали, скорее, перкуссию. Или контрабас в джазовом составе. То есть вы, в большей степени, создавали ритмический рисунок, нежели играли мелодию. Надо признать, это довольно необычный исполнительский приём. При составлении программы стеснены ли вы рамками и диапазоном используемых инструментов или же аранжировка ограничивается лишь простором вашей фантазии?


— Ну, моему арсеналу инструментов подвластна, конечно, далеко не любая вещь. Так, пьесы «Figga» или «Folk Song» написаны для большого оркестра и двух солистов. Сегодня в варианте трио эти произведения были сыграны впервые, поэтому пришлось экспериментировать с партитурой и даже брать на себя функции других инструментов. Мне очень нравится, когда привычные инструменты играют непривычные роли. Поддерживающий ритмическую структуру духовой инструмент звучит непривычно и оригинально, свежо. Меня спрашивают: почему бы просто не воспользоваться услугами перкуссиониста? А зачем? Не надо! Ведь все так делают. С другой стороны, так сложнее. Но если удаётся и общая картина вырисовывается, пу­­­б­­­­­ли­ка нормально воспринимает происходящее, а мы чувствуем себя комфортно — почему бы и нет? Конечно, есть пьесы, где без настоящей ритм-секции не обойтись, но на всё можно взглянуть с иного ракурса.



— Я неоднократно имел удовольствие посещать ваши выступления и, насколько могу судить, вам интересно не только музицировать в различных составах, но и работать непосредственно с фактурой звучания.


— Звуковая палитра, тембральные краски, как я это называю, — акварели. Например, сегодня мой партнёр Сергей Накаряков играл акварели, хотя для него такой подход не вполне привычен. Пение птиц, крики животных, ветер, дождь, шелест травы – мы рисуем картины с помощью имитации звуков живой природы на своих инструментах. Я в музыке по-настоящему люблю две вещи: рисовать картины и рассказывать истории. Какими средствами, какова будет музыкальная фактура, какие ритмические конструкции используются – не всегда важно. Имеет значение только то, что ты хочешь донести публике, message. Люди должны почувствовать атмосферу, характер истории, которая, в свою очередь, может быть и драматической, и лиричной, и печальной, и весёлой, а может – и всё вместе. Также в музыке важны ролевые функции. В частности, в составе трио, которым мы сегодня вышли на сцену, пока имеет место некая зыбкость, неточность – роли ещё не сбалансированы. Но есть потенциал, который заставляет меня думать о том, что бы мы могли сделать в будущем. Ситуация нетривиальная, тем она и симпатична: музыканты в трио собрались абсолютно разные, и у каждого из них своя роль, но создают они одно целое.



— Уже десятка полтора лет за вами прочно закрепилась слава одного из немногих (если не единственного, в России – уж точно) исполнителей современной музыки на альпийском роге. Благодаря вашим стараниям и энтузиазму многих других музыкантов многие народные инструменты, считавшиеся ранее экзотическими, сегодня прочно вошли в мировое музыкальное пространство и уверенно обосновались на больших площадках. Они теперь не воспринимаются как невидаль, перестают быть достоянием исключительно породивших их народов. Примеров – сколько угодно: дудук, волынка, варган, диджериду…


— Открытость мира, открытость границ – одна из причин тотального распространения необычных музыкальных инструментов. Мы ездим, смотрим, имеем возможность приглашать «экзотических» исполнителей к себе. Также развивается инструментализм и появляется огромное количество профессиональных ремесленников, прекрасно знающих своё дело. Нельзя не упомянуть и конкуренцию в качестве одного из факторов извлечения на свет всевозможных диковинных инструментов. Исполнитель, если желает добиться признания и успеха, должен чем-то отличаться от других. Поэтому трубачи берут дудук, валторнисты играют на альпийских рогах. Я сам был обыкновенным джазовым валторнистом – далеко не самым искусным. Но когда я придумал играть джаз на альпийском роге — немедленно появилось больше работы, приглашений, концертов. Потому что оригинально, потому что свежо. Однако только лишь нетрадиционным инструментом в руках не обойтись, нужно показывать что-то действительно стоящее, интересное. Тот же альпийский рог – фольклорный инструмент родом из Швейцарии. На родине его используют более-менее традиционным способом, но вот тех, кто пытается креативно, неординарно подходить к инструменту, – по пальцам пересчитать. Себя я к фольклорным музыкантам не отношу. Тем не менее народный материал охотно беру за основу для своего творчества – интонации, приёмы игры, лады, тактовые размеры. Например, в азербайджанском фольклоре множество непривычных европейскому уху ладов, молдаване используют лады с повышенной четвёртой ступенью, дудук – тоже свой характерный лад. Я коллекционирую эти так называемые «паттерны» и вплетаю их в свои композиции. Так, кто-то услышит в песне «Folk Song» что-то молдавское или отголоски кельтской музыки. У людей должна проявляться фантазия, не так уж и важно, какой традицией вдохновлялся композитор. Если слушатель чувствителен и восприимчив, он сразу поймёт, о чём идёт речь. Музыка – штука образная, абстрактная, неконкретная. Разность и многомерность восприятия – в этом очарование музыки.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Воскресенье, 17 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +3 C°  Ночь: +2 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Глоток свежего воздуха

Максим Ионов
// Общество

Выбирая жизненный путь


// Образование

Ключи от новой жизни

Елена Панкрушина, simplay1@mail.ru
// Общество

На родной земле

Анастасия Карташова, kart4848@yandex.ru
// Власть
Даты
Популярные темы 

Второе дыхание

Владимир Петров // Экономика

Кадровые проблемы областного футбола

Геннадий Мальцев // Спорт

Шотландский мотив

Сергей Малюков, фото автора // Общество

Полёт и пролёт

Дмитрий Ржевский // Спорт



  Вверх