lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
22 апреля 2013г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Национализация семейных ценностей (инфографика)

22.04.2013 "ЛГ:итоги недели". Евгения Ионова
// Общество
Коллаж Николая Черкасова
Коллаж Николая ЧеркасоваПрофессор, разработчик концепции специализированных судов, рассматривающих дела с участием несовершеннолетних, Алексей  Автономов
Галина Владимировна Шальнева, председатель ЛООО «Родители против наркотиков»Юрий Юрьевич Воробьевский, журналист, писатель, публицист, общественный деятельБорис КУСТОДИЕВ. «На террасе»И. КРАМСКОЙ. «Портрет Александра III»

16 апреля ювенальная юстиция опять показала свой грозный оскал. Депутат городского собрания Обнинска Калужской области, правозащитница Татьяна Котляр сообщила о том, что у женщины-инвалида, жительницы деревни Тимашово Боровского района Калужской области Олеси Рондовцевой среди ночи наряд полиции отобрал двух дочерей дошкольного возраста и увёз их в приют в деревню Митяево. Бабушка, находившаяся в это время дома, не смогла помешать полицейским.


По словам Татьяны Котляр, девочек забрали из семьи по злой клевете на мать. «Никакого решения ни суда, ни других органов об отобрании детей или о лишении Олеси Рондовцевой родительских прав нет. По крайней мере, Олесе таких документов не показали», – рассказала Татьяна Котляр. В то же время матери разрешают забирать девочек из приюта по выходным.


ИНФОГРАФИКА


Все мы – люди государственные. А коли так, то все – винтики огромной махины, что признаёт частной только собственность, и то – крупную. И ювенальная юстиция, которую в последнее десятилетие с особой настойчивостью насаждают у нас, показывая, как нежеланную невесту, с разных сторон – из числа механизмов, размывающих границы общего и частного.


Границы общего и частного


Иногда государство напоминает оголтелую мамашу, которая из-за любви готова задушить своё дитя в железных объятиях заботы и целесообразности. Вот, например, был в Финляндии случай… В маленьком домике жила семья, мама с дочкой. И решили они проехаться до магазина, закупить продукты и просто развеяться. Денёк стоял солнечный, вот девочка и выпустила в открытый загончик своих домашних питомцев – декоративных кроликов. Можно только представить себе радость ушастых зверьков, наконец-то получивших свободу, живой корм и настоящие запахи. Но через некоторое время на небе появились грозовые тучи и пошёл дождь. Мама с дочкой всё не возвращались и тогда сердобольные соседи, решив проявить бдительность и заботу о братьях наших меньших, взяли и вызвали полицию, мол, нарушаются права животных. Когда хозяева вернулись, то увидели перед домом суровых стражей порядка и… соседей. Перепуганный ребёнок всё старался понять, что же она сделала такого ужасного, ведь кролики, по всей видимости, прекрасно себя чувствовали, впервые в жизни промокнув под настоящим дождём…


По-моему, хорошая иллюстрация к тому, до какой степени всё равно какого «изма» или «азма» может дойти забота государства о своих подданных. Во всём важна мера. Об этом твердят мудрецы испокон веков. Да только с каждым столетием жить становится всё веселее...


А вот ещё история с наших липецких подмостков. С одной моей знакомой по соседству живёт семья: бабушка–дочка–внучка. Два первых женских звена, случается, запивают по-чёрному. А пятилетняя девочка в эти моменты не только предоставлена самой себе, но и превращается в лишнее звено семейной цепи, которую тумаками осыпают, а покормить забывают. При этом сама малышка частенько разговаривает «по матери», хотя материнской заботы видит очень мало. Вот и сетует моя знакомая, мол, другие соседи с этой ситуацией как-то уживаются, а она всё сердце изорвала. И ребёнка жалко, ведь пропадает девчушка с непутёвыми мамой-бабушкой, но и соцработников вызвать страшновато – зачем грех на душу брать. Они придут и ещё чего «изымут» ребёнка из немеблированной комнаты. А как дитю без родной матери?! Дилемма…


Вся эта история – поле действий ювенальной юстиции, говоря по-русски, детской, подростковой. То, что ЮЮ (как часто ювеналку называют) в России – гостья новая и непрошенная, утверждать нельзя. В российских судах, как в царских, так и в советских, применялись автономные технологии, которые сегодня прозваны ювенальными. Только люди наши, боясь всего инородного, «падающего» сверху, восприняли их в штыки. Известный адвокат, член Общественной палаты Анатолий Кучерена считает, что главным врагом человечества ювенальную юстицию сделало «непрофессиональное народное сознание». Во как!


– А есть ли страна в мире, которую ещё не прощупали ювенальные технологии? – спросила я одного из апологетов ювенальной юстиции, доктора юридических наук, профессора, разработчика концепции специализированных судов, рассматривающих дела с участием несовершеннолетних, Алексея Станиславовича Автономова.


– Пожалуй, везде, где есть подростки, есть и сфера применения ювенальных технологий, – услышала жёсткий ответ.


Похоже, что от ЮЮ нам нигде не спрятаться, не скрыться. Значит, нужно учиться с ней жить. Или бороться с ней. Только, коль уж война, то двух равных соперников. С хорошо подкованным, образованным противником нужно говорить языком не эмоций, а фактов и знаний, основанных на понимании законов семейного и уголовного кодексов, церковного права…


Алексей Станиславович приехал в Липецк по программе Центра правовых инициатив Леонида Никитинского, который уже на протяжении двух лет разрабатывает программу возвращения гражданского общества в суды. Алексей Автономов считает, что категория дел с участием нынешних присяжных заседателей очень незначительна. Поэтому предложил свою концепцию внедрения в судопроизводство так называемых народных заседателей, по аналогии с зарубежными шеффинскими судами (в России подобные суды тоже раньше работали, но сегодня их вотчина это, в основном, Германия и Франция). Его главный интерес – создание специализированных судов, рассматривающих дела несовершеннолетних. В Липецкой области у судов уже есть специализация, только, по мнению Алексея Автономова, она неполная:


– Здесь нет судов, которые занимались бы исключительно подростками. Зачастую судьба ребёнка зависит только от одного человека – судьи. Это неправильно и несправедливо, по крайней мере, сейчас. Мы предлагаем рассматривать дела с участием несовершеннолетних в присутствии народных заседателей, так называемых шеффинов. И если присяжных в судах должно быть 12, то шеффинов – 2. Это даже дешевле, чем развивать институт присяжных.


– А зачем нам нужен отдельный суд по детям?


– А зачем нужен педиатр и детский психолог? Ребёнок – это человек на определённом этапе своей жизни. Но мы-то говорим о девиантном поведении детей. То есть, применение ювенальных технологий, по нашему мнению, возможно только для детей с нарушением поведения. Ребёнок должен расти в семье. Но для этого и семья должна быть здоровой, нужно оценивать, как в ней к ребёнку относятся, как его любят, чему учат.


– А кто должен это оценивать? По какой шкале?


– Если ребёнок убежал из дома, кто должен оценивать? Таких бегающих в России очень много. И долгое время государству на это было наплевать. В 90-е годы считалось, что нечего милиционеру интересоваться, почему несовершеннолетний ночует на вокзале – ребёнок свободен, в том числе и в выборе места для ночлега. Но ведь он может привыкнуть и уже взрослым также ночевать на вокзале. Зачем нам тогда государство? Разве мы платим налоги для того, чтобы никто и ничем не занимался? Так вот дети – это забота государства. И если ребёнок убежал, для определённых структур прозвенел первый звоночек, чтобы войти в семью и посмотреть, как в ней живут дети. Ювенальная юстиция – это особый подход к ребёнку. Плюс профилактические меры…


– Тогда почему её так боятся?


– Так вы спросите у тех, кто боится…


– Все нормальные люди боятся…


– А я могу привести вам множество фамилий людей, кто не боится. При этом они к нашему профессиональному, то есть юридическому, сообществу не имеют никакого отношения. Я могу спросить в ответ: а почему вы боитесь?


– Странно, значит, вам на руку ситуация, когда народ напуган? Но это же вы, профессионалы, не умеете грамотно и понятно объяснить людям свою позицию. Ведь, скажем так, ювенальная юстиция подаётся простому обывателю как некая демоническая структура…


– А кто её так подаёт?


– Пока не я…


– И не я…


– Но для меня именно вы сейчас являетесь официальным лицом ювенальной юстиции – с вас и спрос.


– Так я же всё и рассказал. Вот вы спрашиваете: почему государство вправе вмешиваться в жизнь семьи? Если ребёнок оказался на улице – это проблема. Я же не утверждаю, что за это нужно судить его самого или родителей – нужно разбираться в ситуации.


– Но ведь люди видят, что творится в тех странах, где ювенальные технологии в силе: из-за простой оплошности, несдержанности, особенностей национального воспитания ребёнка могут забрать из семьи. Для многих россиян западный опыт «сожительства» с ювенальной юстицией не является положительным и не становится примером для подражания. Люди понимают: ювеналка нивелирует семейные ценности, разрушает мир семьи, вторгается в религиозное мировосприятие. Мы же все – люди, и друг другу не враги. Нам нужно находить точки соприкосновения, когда речь заходит об обеспечении безопасности жизни наших детей. Так давайте обойдёмся без колкостей…


– Когда говорят о том, что детей отбирают ювенальщики, я утверждаю, что на сегодняшний день ювенальной юстиции в нашей стране нет. Но детей-то всё равно отбирают. И делают это представители государственных структур. Почему к ним наши граждане не предъявляют претензии? А теперь о статистике. Большая часть насилия над детьми совершается в семье. И большинство убийств детей происходит там же. А поскольку у нас нет ювенальной юстиции, то органы опеки ходят и изымают подвергшихся насилию детей из семьи. Бывает, они отбирают ребятишек только за то, что на столе нет апельсинов или мама частенько оставляет дом без присмотра, потому что много работает, чтобы поставить своих детей на ноги… Поэтому мы и говорим: нельзя отдавать судьбу семьи, судьбу детей на откуп двум специалистам из службы опеки. Должна быть гласная судебная процедура, с разбирательством всех аспектов. И делать это должны профессионалы. Ведь для того, чтобы ребёнок жил в семье, нужно в первую очередь работать с семьёй. Если в доме всё в порядке, то и у ребёнка – всё хорошо. И материальный критерий не ставится нами во главу угла. Дети хотят жить в семье, даже с пьющими родителями. Поэтому нам важно сохранить семью. А что касается религиозных ценностей, которые якобы ювенальная юстиция разрушает, то многие церковные деятели вовсе не против ювенальных технологий. Например, мы сотрудничаем с Православным университетом. Вы ещё говорите о том, что в семью никто не должен вмешиваться. А как же раньше, в деревнях всё было на виду, и всегда каждый мог покритиковать манеру воспитания соседа. Да и священники ходили по домам и увещевали нерадивых родителей. Сейчас священники есть не везде, меняется форма опеки семьи. На Западе нет единой модели ювенальной юстиции. Во Франции это, в основном, уголовное правосудие – все вопросы изъятия детей отданы семейным судам. Во всех мусульманских странах, например, в Пакистане, Иране и Египте, есть специализированные суды, которые на основе мусульманского права занимаются семейными и детскими вопросами. Эту практику активно использует и Япония. Так что уже весь цивилизованный мир понял, что с несовершеннолетними нужно работать иначе, нежели со взрослыми.


Опыт внедрения ювенальных технологий в России есть, есть он и в Липецкой области. Но общей системы нет. Сейчас по большому счёту у нас действуют карательные меры: «изъять», «наказать». Наказывать нерадивых родителей, безусловно, нужно, но это мера крайняя. В первую очередь надо разобраться и разрешить конфликтную ситуацию. Если в семье всё хорошо, если ребёнок учится и прекрасно себя чувствует, то кто в эту семью будет вмешиваться и зачем? А вот если дома существуют проблемы, нужно их разрешать.


– Вот обозначилась неблагополучная семья. Каковы действия ювенальной юстиции? И чем они отличаются от функций органов опеки и работы соцслужбы?


– Ювенальная юстиция без социальных работников существовать не может. Даже при возбуждении уголовного дела с ребёнком должна быть проведена реабилитационная программа. И подобный опыт есть в липецких судах. Только эта программа должна быть индивидуальной. Ведь неблагополучные семьи тоже разные. Процесс взаимодействия с семьёй должен начинаться с участкового, затем подключается комиссия по делам несовершеннолетних, а потом и уполномоченный по делам ребёнка. У каждого из них своя функция. Даже если родители запойные, это не повод забрать у них ребёнка. Для начала нужно провести профилактические мероприятия, найти организацию, которая бы ребёнка подкармливала и обучала, отдать его на время в интернат, в котором дети учатся и живут с понедельника по пятницу, а на выходные приезжают домой. То есть вариантов много. Но решать судьбу детей должен не участковый, не социальный работник, а коллегия профессионалов. А ювенальная юстиция – это индивидуальный подход к судьбе ребёнка при сохранении семьи. Если родители безработные, зачастую это не их вина – помогите им найти работу и заработок, тогда и рацион питания ребёнка улучшится.


Для ювенальной юстиции главная ценность – это ребёнок в семье. Потому что дети в учреждениях господдержки – это трагедия общества. Юстиция в переводе на русский – это справедливость. У нас все кивают на западный опыт. Так вот в Америке в семью, где родители лишены родительских прав, постоянно приходит соцработник, потому что ребёнок из дома-то никуда не уходит, он живёт вместе с папой и мамой. А у нас наоборот, пытаются у ещё не лишённых прав родителей отобрать детей. То есть всё перевёрнуто с ног на голову. Мы выступаем против этого. Поэтому, когда к нам предъявляют претензии, мол, ребёнка изъяли по ювенальным основаниям, хочется снова и снова ответить, что у нас пока нет ювенальной юстиции. Детей изымают чисто административными методами, потому что кто-то из чиновников так решил. А если бы был суд, там бы дело разобрали. Вот почему нужны представители общественности в судебных заседаниях, тогда можно проанализировать, чем руководствуется чиновник, принимая решение изъять ребёнка. Мы выступаем за то, чтобы эта процедура была гласной, но не для того, чтобы о проблемах семьи все знали и обсуждали, а для того, чтобы к их решению были привлечены различные специалисты.


– Когда и на каком этапе заканчиваются ювенальные «полномочия»?


– Реабилитационная программа завершается в том случае, когда появляются плоды, например, осуждённый подросток возвращается домой и начинает вести законопослушную жизнь. То есть должны существовать как меры воспитательного, так и уголовного воздействия. Недавно был принят спорный закон, согласно которому опекуны могут потратить на ребёнка сумму, не превышающую средний прожиточный уровень по региону. Это касается федеральных денег, выделяемых опекунам в качестве пособия. Если же этому родителю требуются большие траты, он должен идти в орган опеки и попечительства и там будут рассматривать правомерность расходов. Вот это и есть пример антиювенальных технологий. Ювенальные же предлагают разработку программы реабилитации. У государства есть определённые обязанности перед гражданами. И одна из них – помочь семье…


– … Ой, а как хочется, чтобы государство-то хотя бы семью оставило в покое…


– Странная позиция. А разве пособия – это не вмешательство государства? Или вы считаете, что они семье не нужны? Но и семья в свою очередь не должна оставлять государство в покое. Мы должны требовать, чтобы в стране создавались комфортные для семьи условия. А для этого нужно мобилизовать гражданское общество…


Кто устанавливает правила игры?


Получается, коль семья перестаёт быть сегментом частной жизни, превратившись в ячейку общества, то она уже и не принадлежит самой себе. Она – государственный вассал. И с этой позиции действия сюзерена не подвергаются критике и вовсе не являются противозаконными. И пусть ювенальный молох всё увереннее и увереннее размахивает своими лопастями. Всё в норме! Всё под контролем. Только бы знать – под чьим. Ведь основное блюдо интересно не только само по себе, но и под каким соусом оно подано.


Мы решили обрамить мнение нашего главного респондента высказываниями людей, которым не наплевать на всё происходящее. По странному стечению обстоятельств оба наших героя – многодетные родители, они воспитывают в своих семьях по четыре ребёнка.


Галина Владимировна Шальнева, председатель ЛООО «Родители против наркотиков», председатель секции по безопасности и правопорядку Липецкой городской общественной палаты:


– По одному из своих образований я специалист по социальной работе. И могу сказать, что ювенальные технологии в построении реабилитационного пространства очень важны. В начале двухтысячных мне довелось побывать в Чикаго. Раньше это была столица американской преступности. А сегодня – мировой центр ювенальных технологий. Причём ювенальная юстиция – не американское изобретение, она существовала во многих странах, в том числе и в дореволюционной России. Правда, везде были свои подходы к теме, скажем так, с учётом местного материала.


Я использовала ювенальные технологии на практике. Несколько лет назад я была серьёзно обеспокоена судьбой одной моей подопечной. У неё тогда было двое малолетних детей. Муж – наркоман. По прошествии пяти лет трезвости, она после родов сорвалась. Выяснилось, что новорождённого ребёнка мать не показывала даже врачам, не гуляла с ним. Когда я побывала у них в гостях, то увидела, что старшая девочка почти не разговаривает, развитие – нулевое, у маленькой – тонус понижен. Я забила во все колокола. После чего к ним пришли и соцработники, и представители отдела опеки, и инспектор по делам несовершеннолетних. В конечном итоге дали им время сделать ремонт и устроиться на работу. За два месяца ничего не изменилось, и даже больше – ситуация усугубилась. Тогда состоялся суд, на котором их частично лишили родительских прав сроком на полгода. Детей забрали с букетом болезней в Дом малютки. Но эти горе-родители стали колоться ещё интенсивнее, чтобы заглушить боль и безнадёжность. В итоге отец умер от передозировки. Оставшись вдовой, эта молодая женщина нашла в себе силы всё преодолеть, остановиться и изменить жизнь. На сегодняшний день она пять лет не употребляет наркотики. Её дети живут с бабушкой в деревне, она перебралась к ним поближе, вышла замуж за сельского паренька. Теперь все вместе живут одним домом. И вот я спрашиваю: а если бы тогда не включилась в проблему, не заставила госорганы тоже действовать, что бы случилось с этими детьми и женщиной? А ведь это область применения ювенальных технологий, когда проблема решается в комплексе: с ними работали соцслужба, органы опеки, милиция, общественники.


– Но роль государства в этом случае опосредованная. Не ответственные же лица обнаружили проблемную семью и поменяли её судьбу, а отдельно взятый неравнодушный человек…


– В какой-то мере я с вами согласна. Но всё-таки ювенальные технологии работают во благо, если их грамотно и правильно применять. У нас вопросов друг к другу очень много. Та же проблема: воспитывать детей кнутом и пряником или же только пряником. Когда-то в России было принято по субботам устраивать порку для детей, чтобы они знали, кто в доме хозяин. Но сегодня в некоторых странах уже просто так шлёпнуть ребёнка по попе нельзя, он может пожаловаться на родителей. Но и в России, где нет официальной ювенальной юстиции, дети могут сделать то же самое.


– А сейчас ответьте мне как многодетная мать. Бывают же такие ситуации, когда дети просто входят в ступор, не могут контролировать свои эмоции, бьются в истерике, тогда они не слышат слов, остановить их может только, например, тот самый шлепок по попе. Это ведь не унижающее физическое насилие, а всего лишь физическое воздействие. И если, к примеру, я дам на улице, то есть прилюдно, пинок своему ребёнку, чтобы он пришёл в себя, то в эпоху ювенальных технологий меня просто смогут привлечь к ответственности. А ребёнку внушат, что мама не вправе так «измываться» над ним, и что где-то есть добрые дяди и тёти, которым можно на родителей жаловаться. И тогда разрушится некая оградительная плотина, и полностью обнажённый ребёнок предстанет перед обществом и государством, с разрушенными иерархическими представлениями, лишённый родительской опеки (любовь-то она никуда не денется)…


– Психологи советуют родителям показывать своим детям собственные эмоции, чтобы ребёнок учился чувствовать старших. И хотя считается, что ювенальные законы в первую очередь направлены на детей, но они защищают и права родителей. У отцов и матерей есть право на общение со своими детьми, они должны уметь правильно разговаривать с ребёнком. Страна наша многонациональная, но законы-то у нас одни. Ведь где-то родовые законы действуют, а где-то и нет. Но у нас единые для всех Трудовой, Уголовный и Административный кодексы. Люди не должны перефразировать понятия, в том числе и ювенальной юстиции. Знаете, в умах и сердцах россиян десятилетиями выкорчёвывали понятия коренного семейного устройства, веры. Конечно, в верующих семьях нет тех проблем, на разрешении которых специализируются ювенальщики. Но таких семей в силу сложившихся исторических реалий не очень-то много. На Кавказе и в Азии всё-таки удалось многое сохранить, а нам, жителям средней полосы России, приходится мириться с тем, что есть. Страх родителей, переживших непростые времена слома строя и страны в конце прошлого столетия, очень понятен. Если им не дадут ещё и воспитывать собственных детей так, как им кажется правильно, в традициях своего народа, это станет для них настоящей катастрофой. Но издеваться над ребёнком ни в коем случае нельзя.


– Когда государство вмешивается в жизнь семьи, оно предлагает свои правила игры. Как выясняется, и раньше ювенальные технологии с успехом в нашей стране применялись, только, возможно, никто и не предполагал, что так они называются. Товарищеские суды, комнаты для несовершеннолетних, вызов на ковёр к директору или начальнику – всё это приносило свои плоды в воспитании. И раньше детей горьких пьяниц помещали в интернаты или детдома. И только с появлением такого понятия, как ювенальные технологии, общество забило тревогу. Люди боятся, что теперь детей будут отбирать не только у социально опасных родителей, но и у социально незащищённых. И западный опыт подтверждает эти сомнения. Так что бедные семьи у нас попадают в категорию риска – дети у них рождаются часто, они относительно здоровы, а это на сегодня самый востребованный «товар».


– Государство несёт ответственность за каждого гражданина, а за детей в особенности. Это – в идеале. На практике – сегодня государство эти функции не выполняет. Если раньше теплилась надежда на помощь свыше – хоть комнатка в общежитии, но она была у каждого. То сейчас изменились и ценности в обществе, и отношение государства к своим гражданам. В девяностые годы людей ведь просто бросили. А что касается термина, то наш слух в первую очередь режет иностранное слово «ювенальная». Вот если бы позиционировалась подростковая юстиция, я уверена, страха такого никто бы не испытывал. Мы находимся в стадии притирки к новым жизненным обстоятельствам. Посмотрите, с какой кровью внедряются «прогрессивные» нормативы в системе ЖКХ. Почему раньше молодёжь мечтала о космосе, физике и геологии и ехала на БАМ «за туманом и за запахом тайги», а сегодня все рвутся в чиновники и менеджеры. Да потому, что люди видят: во власти спокойно и обеспеченно.


В ювенальных технологиях есть программа максимум и программа минимум. Так вот изъятие детей – это максимум. Чаще всего по телевизору нам именно такие случаи и показывают. Только вот зарубежные мероприятия я бы назвала антирусскими, а не ювенальными. А программа минимум применяется в семьях, волею случая оказавшихся в сложной ситуации, им помогают с разных сторон, и у людей открываются собственные жизненные ресурсы.


Когда наши люди будут грамотными, а на фоне алкоголизации и наркотизации это, к сожалению, не всем по плечу, тогда и проблемы в семье можно будет решать другими способами. Когда все станут чётко осознавать свои права и обязанности, тогда всё и изменится. И если каждый из нас решит проявлять активность не только в отношении своей семьи, но и семьи соседа, знакомого и вовсе незнакомого человека, станет делиться своими знаниями, вот тогда наступит другая жизнь.


Антихристианская агрессия ЮЮ


Юрий Юрьевич Воробьевский, журналист, писатель, публицист, общественный деятель.


– Некоторым малышам повезло: несмотря на отсутствие права на жизнь (абортивные убийства ведь разрешены), они появились на свет. Акушерка привычно шлёпает младенца по попке, и он, впервые набрав в лёгкие воздух, заходится криком. «Это должен быть последний шлепок в его жизни!» – изрекает либерализм, пожилой и поживший джентльмен с лицом лорда Джадда.


Да, новому поколению гуманизм готовит новые сюрпризы. Один из них – вслед за приватизацией промышленности началась национализация детей. Нет, даже не национализация, а превращение этой популяции в единое глобальное стадо.


…Дурачки вы, дурачки! Если не интересуетесь ювенальной юстицией, то она заинтересуется вами. Мадам Лахова уже заявила: 100 процентов детей в России находится «в состоянии опасности»! Так что – ждите. Ювеналы намерены войти в каждую семью... Но почему из-за отдельных случаев жестокого отношения выродков к своим детям или ученикам страдать должны все? И почему нас ВСЕХ подозревают в том, что мы наносим своим малышам побои, «осуществляемые рукой или же с помощью соответствующих орудий, как-то: прут, трость, ремень, тапок, линейка…»? Где презумпция невиновности?


В мае 2010 года я побывал в Ельце. Приехал туда со смешанным чувством – радости от возвращения на родину и тревоги, ведь предстояла дискуссия о ювенальной юстиции. Пропагандировать её начинают и здесь.


«Кто уполномочил меня приехать сюда? Не патриарх ли?» – вопросы местных чиновников были осторожными. Нет, не патриарх. Меня уполномочили четверо моих детей. И поколения предков, лежащие в сорока километрах отсюда, в тени старых лип на Задонском кладбище. Практически все они были семейными многодетными людьми. Воспитывали чад своих в любви, но и в строгости. Я человек мягкий, очень не люблю браться за ремень. Однако счёл нужным заявить: Европейская социальная хартия мне не указ; когда надо, воспитываю детей и ремнём тоже… Нормальные русские люди, собравшиеся в зале, одобрительно зашумели. Тоже, видно, не особенно уважают «закидоны» так называемого мирового сообщества. Да не интересны нам эти евроэксперты! У нас есть авторитеты посерьёзнее. Святитель Тихон Задонский писал: «Детей неисправных должно наказывать родителям. Так слово Божие повелевает им: Не оставляй юноши без наказания: если накажешь его розгою, он не умрёт; ты накажешь его розгою и спасешь душу его от преисподней (Притч 23: 13-14). Слепая же есть та любовь отчая, которая оставляет детей неисправных без наказания, как истинная и мудрость есть та любовь, которая своевольство их смиряет наказанием. Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его (Притч 13:25; ещё см. об этом Притч 29: 17; Сир 30: 1-13)... Не должно в наказании безмерной строгости употреблять, как апостол повелевает: Отцы, не раздражайте детей ваших, дабы они не унывали (Кол 3:21)…»


Сопредседатель движения «Народный Собор» Владимир Евгеньевич Хомяков, выступая в Ельце, задал риторический вопрос: «На чём основано введение ювенальной юстиции?» И сам ответил: «Ни на чём! Не менее пяти статей Конституции, а также Семейный кодекс ювенальщина нарушает. В том числе это касается сбора конфиденциальной информации о семье! (Один из ювенальных проектов – «паспорт здоровья школьника». Он предусматривает сбор сугубо конфиденциальной информации: семейные конфликты, обстановка дома, вредные привычки родителей. Даже фото рабочего места ребенка. Если кто-то озабочен здоровьем школьника, то пусть возьмёт информацию в поликлинике. Но в том-то проблема: чем здоровее ребёнок, тем меньше там о нём информации. А интересует, конечно, не здоровье. Ищется повод для изъятия). А положение о том, что семья и материнство находятся под защитой государства (38 статья)! А обязанность государства не отнимать у малоимущих детей, но предоставлять им бесплатное или льготное жильё (40 статья)! А пункт Конвенции по правам ребёнка, где указано, что необходимо воспитывать уважение детей к родителям!».


В 2002 году законопроект о ЮЮ тихой сапой прошёл первое чтение в Госдуме. С тех пор он лежит, но за его судьбу идёт борьба. Очередная революция в России – на этот раз ювенальная, – как всегда, делается на деньги иностранцев. Они тратят миллиарды и не волнуются – всё должно окупиться с лихвой. Хотя бы вот почему: человек, боящийся, что у него отнимут детей, – очень управляем. Это запугивание родителей – самый настоящий терроризм. Изъятые из нормальных семей дети – заложники. С их помощью страх нагоняют на тех, кто пока ещё чад своих не лишился.


Когда создаётся ведомство по посадке деревьев, цветов, малышей или их отцов – сажать будут. Именно сажать, потому что для нормальных детей, которые забираются из нормальных семей, пребывание даже в комфортабельном приюте – это тюремный срок. Так что у нас есть два варианта. Протестовать против ЮЮ или учить своих детей смотреть в глаза посторонним дядям и тётям. Желательно с преданностью.


Антихристианская агрессия ювенальщины – её самый глубинный аспект. И здесь же – ответ на вопрос, почему против неё даже президенты бессильны. Да потому, что ювенальный проект движим силами более могущественными, чем человеческие. Инфернальными. У этих сил, впрочем, много агентов влияния и в мире людей. ЮЮ явно подкапывается под основы христианской морали, которая до недавнего времени по инерции действовала и в нехристианских семьях: «Дети, повинуйтесь своим родителям в Господе, ибо сего требует справедливость. Почитай отца твоего и мать, это первая заповедь с обетованием: да будет тебе благо, и будешь долголетен на земле». (Еф. 6: 1-3). Но как раз долголетия людей человекоубийца от века и не хочет.


А в чём суть «права на индивидуальность» ребёнка? В чём подоплёка безграничного выбора – какие наркотики употреблять и к какой сексуальной ориентации склониться? Да это же реализация лозунга «Делай что хочешь, и в этом весь закон»! Его автор – известный сатанист и каббалист Алистер Кроули. Не в этой ли духовности корни ЮЮ? Её очевидная аморальность? Да, именно каббалисты «провозгласили», – что морали нет, но всё относительно, развязав руки своим последователям. Каббалистическая диалектика позволила масонам и сатанистам преодолеть мораль и создать мир, антагонистичный традиционному – прежде всего христианскому. То есть мир, где добро и зло поменялись местами…


Не удивительно, что на встрече с руководителями партии «Единая Россия» Патриарх Кирилл высказал озабоченность ювенальными тенденциями. Кстати, ЮЮ осудили все традиционные конфессии России. Нас вообще в этой борьбе не так уж мало. Те, кто предлагает ЮЮ – это не государство. А против неё не только православные. На самом деле расклад таков: группа лоббистов против общества. Только они – организованы, а мы пока – не очень.


Насильственное разделение человеческого рода на отцов и детей – частное проявление. Главная идея ЮЮ – свобода греха и несвобода для праведной жизни. И в этом видится воплощение либерализма во всём его подлинном, религиозном смысле.


Муссируются даже права детей на управление государством. Молодёжные и детские парламенты – это ведь не просто игра. Это, прежде всего, – воплощение ветхозаветного пророчества. Священное Писание говорит о Господнем наказании неверного народа: «И дам им отроков в начальники, и дети будут господствовать над ними». (Ис. 3:4). Ювенальное море будет разливаться всё шире. Уверен, что после введения ЮЮ невидимые жрецы попытаются снизить возрастной ценз на выборах. И тогда в политику действительно придут подростки. Активисты в возрасте хунвейбинов. Управлять такими «политиками» ещё проще.


… «Я пойду искать другую маму!» – говорила трёхлетняя девочка и действительно шла, не разбирая дороги, а испуганная мать бежала за ней и готова была выполнить любые её требования. И это не единичный случай. Таким детям только ювенальной юстиции не хватает, чтобы уже на законных основаниях помыкать своими близкими. Детям-тиранам ювенальная юстиция развяжет руки и тем самым усугубит их психическую деформацию. Да и на нормальных детей, не склонных к сутяжничеству (каковое, кстати, является симптомом серьёзных психических нарушений), предоставление права судиться со взрослыми подействует крайне отрицательно. Под влиянием либеральных СМИ авторитет старших и так трещит по швам. Перед нами – очередной этап управляемой сатанизации подрастающих поколений. Если психоделическая революция 1968 года была нацелена британским Тавистокским институтом и другими ему подобными структурами на «изменение образа человека» в молодёжи студенческого возраста, то более поздние спецпроекты, начиная «Гарри Поттером» и заканчивая ЮЮ, нацелены уже на детей и подростков.


Всеправный ребёнок, на которого даже голос повысить нельзя, законодательно ставится на место Бога. Как разгорается его гордынька! Кем становится тот, кто «подобен Богу»? Падшим ангелом? Так вот: сначала он восстаёт на отца, а потом – отпадает. От семьи и от Всевышнего.


А ведь дети рождаются, не имея собственных грехов. Они как ангелы. Нельзя допустить, чтобы они отпали!


ПОСЛЕСЛОВИЕ


Сто лет тому назад


Давайте возьмём Свод Законов Российской империи. Том 10-й 1906 года издания. И обратим внимание: здесь защищаются интересы в первую очередь родителей. А уже потом – детей. Это понятно. Государство обязано помогать в первую очередь тем, на ком лежат обязанности. Ведь если Господь дал им детей, то именно они несут перед Ним ответственность. Родители должны дать детям пропитание, одежду и воспитание доброе и честное. И маленькая приписочка: по своему состоянию…


Если, исходя из своих материальных возможностей, они могут давать чадам «только макароны», то и макароны будут во благо. Если же отец или мать злоупотребляют родительской властью, принуждают детей к преступлению, растлению или блуду, то за это полагалось до 20 лет лишения свободы с лишением всех прав гражданского состояния и ссылкой в Сибирь.


Понятно, почему ни о каких лишениях родительских прав речи не шло? (Система опекунства, попечительства, но – сохранение семьи). Эти права дал Господь, только Он может их забрать. Практически всегда – вместе с жизнью. Согласно Своду Законов, личная родительская власть прекращается единственно со смертью родителя или при лишении его всех прав состояния, в случае, когда дети не последовали за родителями в ссылку.


Такой была «ювенальная юстиция» до революции. В этом законодательстве явно присутствует христианский дух. И эти юридические нормы со всей очевидностью отражают смысл слов, обращенных государем Александром III к Наследнику престола: помни, что семья есть оплот государства.


Фото Александра Юшкова, Ольги Беляковой и Владимира Кулика

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Понедельник, 23 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: +2 C°  Ночь: -4 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Занавес!

Евгения Ионова
// Культура

Бегущая по волнам

Евгения Ионова
// Культура

Покровские традиции

Евгения Ионова
// Культура

Когда душа хочет праздника…

Наталья Сизова
// Культура

«Союз нерушимый» для маленьких и больших

Наталья Сизова
// Здоровье
Даты
Популярные темы 

Не тяни резину

Марина Кудаева // Общество

Без права на ошибку

Ольга Журавлева // Общество

Встречайте циклоны с Атлантики

Александра Панина // Общество

Партпроекты работают на опережение

Михаил Зарников // Общество

Интернет – проще сбыта нет!

Михаил Зарников // Экономика

Шитье по воздуху

Ольга Журавлева // Общество



  Вверх