lpgzt.ru - Власть Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
15 апреля 2013г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Власть 

Местная власть: от распада к созиданию

19 апреля в областном центре пройдёт VII съезд муниципальных образований региона
15.04.2013 "ЛГ:итоги недели". Виктор Страхов
// Власть
Фото Ольги Беляковой
Фото Ольги БеляковойПроизводство самолётов малой авиации в УсманиЗавод по производству систем капельного полива в Чаплыгине. Фото Анатолия Евстропова

Говорят, грешно не зарабатывать, работая на земле. Но до «двухтысячных» у нас с деревенскими заработками как-то не очень получалось. Безусловно, далеко не всё идеально и сегодня. Тем не менее заместитель главы администрации Липецкой области Александр Никонов убеждён: перемены – и перемены радикальные – на селе произошли и происходят. На экономическом уровне. Развиваются действующие предприятия, строятся новые, а таких урожаев, как сегодня, Черноземье ещё не знало. На социальном. Наиболее дальновидные люди потянулись в деревню. Более того, наши северные районы активно обживают москвичи. На властном. Сельские главы получили в распоряжение невиданные прежде рычаги.


– Федеральный закон о местном само­управлении, – не устаёт повторять заместитель главы исполнительной власти региона на встречах с журналистами и главами местных администраций, – закон мощный, очень эффективный. Нужно лишь научиться им пользоваться. И, – уточняет, – ведь научились. Оглянитесь. Могу назвать десятки липецких селений, которые вы сегодня просто не узнаете. Область уже семь с лишним лет работает по новому закону.


– Александр Николаевич, однажды глава администрации Липецкой области Олег Королёв образно сравнил эти новые российские институции с отменой крепостного права. Вы с ним согласны?


– Думаю, сравнил не только образно, но и точно. Вспомните, на что имел право председатель сельского Совета. Выписать справку о рождении и смерти, дать просителю документ, необходимый для продажи скота, вести воинский учёт… Вот и едва ли не все полномочия. Наделяя председателя сельсовета обязанностями, видимо, исходили из того, что в каждой деревне есть коллективные хозяйства. Они располагали техникой, деньгами, людьми. Власть же советская оставалась номинальной. Ну а сегодня за всем чем угодно идут к сельскому главе. И хороший глава этим «чем угодно» занимается. Думает, как организовать вспашку огородов. Как человека в больницу отвезти, как помочь ему с разными бытовыми мелочами разобраться. А ещё – как сделать село благоустроенным, привлекательным, удобным для жизни. И сегодня у главы уже есть возможности не только думать. У него есть власть и, пусть их всегда не хватает, деньги.


– Но и в советские годы всё то, о чём вы говорите, было…


– В советские было. А в девяностые, когда это всё буквально рухнуло? На недавнем совещании в Ельце глава Долгоруково напомнил: лет 20 назад в районе проводили совещание, на котором в числе прочих обсуждался и такой судьбоносный вопрос: как заправить стержни авторучек? Сегодня смешно. Но мне те же 20 с небольшим лет назад, когда я был председателем исполкома Добринского района, смеяться не приходилось. Приходилось искать какие-то крохи, чтобы отремонтировать отопление в районной больнице. Стыдно вспомнить, но больные вынуждены были кипятить воду и греться пластиковыми бутылками. А простыни, лекарства, шприцы... Всё добывали самостоятельно.


– Сегодня, благодаря закону о само­управлении, не добываем…


– Иногда я тоже шучу по этому поводу. Но когда вспоминаю те годы серьёзно, понимаю, что мы катились к полной анархии и безвластию. К дальнейшему разрушению и распаду.


– Не очень приятная перспектива…


– А поэтому я не понимаю и не принимаю критиканов, которые продолжают утверждать, будто село развалилось и у него нет будущего. Всё как раз наоборот. В сёлах появились парикмахерские, кафе, торговые киоски. Во многих районах работают центры развития малого бизнеса. И это не формальные, для галочки, конторы. Там есть результаты. И я уверен, они будут ещё лучше. Взрослеют новые селяне, которые, я убеждён, по-новому поймут смысл пословицы: где родился, там и пригодился.


– Именно поэтому в Липецкой области с поистине гигантским размахом стали создавать особые экономические зоны и строить новые заводы?


– Хотите поспорить? Хорошо. Давайте. Да, все зоны и заводы создаются не в райцентрах, а в их окрестностях, и ориентированы они на весь потенциальный персонал. В том числе, разумеется, и на ребят из деревень. Но что в этом плохого? Для них, с детства знакомых с техникой, как, впрочем, и для любого современного человека, 5 или даже 25 километров до предприятия – не расстояние. Да, они будут работать в зонах, но жить станут не в душной квартире где-нибудь на 13-м этаже с персональным диваном на спине и телевизором, а останутся в родительском доме с яблоневым и грушёвым садом, с клумбой у крыльца и грядкой на заднем дворе. Знаю многих прекрасных специалистов, которые стали увлечёнными садоводами, выращивающими сортовые помидоры огородниками и вообще мастерами на все руки, ведущими активный здоровый образ жизни. Согласитесь, об этом сегодня мечтают тысячи горожан. Ну что, убедил?


– Более того, заставили позавидовать. Но возвратимся к местному самоуправлению. Ему какая от этого выгода?


– А какая у местной власти должна быть другая выгода, если не довольный жизнью человек? Понимаю, вы о доходах, налогах. Конечно, ОЭЗ создаются не только для того, чтобы дать людям работу. Цель масштабнее. Сделать некогда отсталые территории развитыми, динамичными, меняющими не только технологии, но и само качество жизни. Тербуны, Лев Толстой, Чаплыгин, Данков… Здесь в агропромышленных и промышленно-производственных зонах уже начали действовать новые предприятия. На очереди другие районы. Технопарки появляются и там, где создание ОЭЗ не планируется. В Лебедяни открыта «Стрелецкая слобода», в Краснинском районе строится крупный автомобильный завод, где предполагается выпускать китайские кроссоверы «Ховер». В Усмани началось производство самолётов малой авиации. Словом, мощный фундамент для того, чтобы серьёзно увеличить налоговый потенциал Липецкой области, закладывается. Хотя и сегодня местная власть не бедствует. Большинство районов стали экономически самодостаточными и продолжают отыскивать всё новые способы для укрепления своей бюджетной независимости.


– Липецкая область одной из первых в стране начала внедрение 131-го закона. Дала ли временная фора нам какие-то преимущества в сравнении с другими регионами?


– Всё, о чём я вам рассказывал, это как раз результат временной форы. Хотя могу вспомнить ещё и благоустройство. В тех же девяностых дороги заканчивались у центральных усадеб хозяйств. Дальше было ехать страшно. Ни скорая, ни пожарная наш чернозём преодолеть не могли. И не только в дождь. Высохшие колеи в 20-30 сантиметров тоже подходили только для тракторов. А теперь всё просыпано как минимум щебнем. И сработал как раз закон, который позволил региональной власти принять решение о благо­устройстве территории. Условие было простым: сельские главы собирают деньги с населения, привлекают спонсоров, ну а власть добавляет свой пай по формуле «рубль на рубль». И расторопные руководители немало сделали.


– Главное, уговорили своих земляков раскошелиться?


– А почему нет? Село их общий дом, и дороги, тротуары прежде всего для них. Понятно, что основные суммы давали спонсоры и бюджет. Но и народные средства были нужны. Зачем? Чтобы сам народ контролировал доходы и расходы и следил за каждой копейкой. А кроме того, учился считать. Местная власть в этом очень заинтересована.


– Простите, не понимаю.


– А я сейчас объясню. Дело в том, что нравится нам это или нет, но расходы на многие программы сельские власти должны оптимизировать. Вкладывать деньги надо так, чтобы рубль приносил наибольшую отдачу.


– С этим никто и не спорит…


– Спорили, когда мы закрывали малокомплектные школы. Например, в добринской Алексеевке. Там в начальной школе насчитывалось три ученика. Были недовольны родители, естественно, педагога не устраивала перспектива потерять работу. И сколько таких Алексеевок в области было? Ну а оптимизация позволила рациональнее потратить деньги. Итог – уровень подготовки ребят в нормальных школах существенно повышается. То же самое сегодня происходит и в здравоохранении. Власть, не разобравшись, обвиняют в уничтожении больниц. На самом деле идёт нормальная, назревшая модернизация здравоохранения. Внедряется так называемая трёхуровневая система, предусматривающая создание медучреждений областного уровня, организацию межрайонных медицинских центров. При этом сохраняются районные больницы. Будут и участковые. Но только там, где их существование оправдано.


– Вы говорите о том, что власть уже делает…


– А иначе зачем ей был бы нужен закон о местном самоуправлении?


– Допустим. Но тогда вернёмся к медицине. Ради чего все эти метаморфозы?


– Ради людей. И об этом не раз уже говорили медики. Как вы знаете, есть болезни, которые легко определит фельд­шер, но есть недуги, которые можно диагностировать только со сложнейшим оборудованием. А где его взять? Разумеется, покупать. А оно необходимо, потому что даже самые страшные диагнозы – ещё не приговор. Все болезни можно лечить, особенно если они обнаружены на ранних стадиях. Ради этого мы и жертвуем некоторыми участковыми больничками. Да, в них можно было полежать, но не полечиться. Есть ли издержки? Безусловно. В деревнях много престарелых людей, часто коротающих свой век в одиночестве. Больница была для них своеобразным социальным учреждением. Но здесь приходится выбирать.


– Александр Николаевич, напомните, как создавались сельские поселения? Какое количество жителей деревне надо иметь, чтобы стать муниципальным образованием?


– Для Липецкой области всё было очень просто. Система местного само­управления, которая существовала в годы советской власти, имела ту же самую структуру административно-территориального деления, что и наша нынешняя. 18 сельских районов, два города – Липецк и Елец. Что касается сёл и деревень. Насколько помню, в области было 365 колхозов и совхозов, и каждое хозяйство за редким исключением располагалось на территории какого-то сельсовета. Ну а закон о самоуправлении отчасти базировался на той советской схеме. В отличие от регионов, которые меняли названия, границы территорий, мы ничего не меняли. Как выяснилось, это был здоровый консерватизм. Мы не развалили сельсоветы, не проводили новых границ. Что касается числа жителей муниципальных образований, то закон его не регламентирует. Но здесь, надо полагать, время от времени должен вступать в силу здравый смысл, и поэтому 12 сельских поселений пришлось сократить. Но это не было системой или целью. Объединение происходило по инициативе самих жителей. Снижение сельского населения нам просто не оставило выбора.


– Почему население снижалось?


– Потому что, будем откровенны, жизнь в деревне доселе не была престижной. Впрочем, сельские жители уезжают и сегодня. Потому что нечем заняться. Высокие сельские технологии съедают рабочие места, и там, где раньше требовалось семь тракторов и трактористов, сегодня нужен только один. Кроме того, на современных фермах доярки обслуживают не по 20 коров, а до 100.


– И это стало сегодня главным сельским бедствием?


– Почему же? Большинство селян заняты на собственном подворье. Но для кого-то, кто и прежде не отличался трудолюбием, наступили тяжёлые времена. Да, большинство вопросов адресованы власти. Но есть экономика, где и власть бессильна. Власть также спрашивают, почему она продукты вовремя не подвезла, почему водопровод и колонку не отремонтировала и даже почему не поправила забор и не скосила бурьян у дома обозлённого безработного селянина. К сожалению, многие ещё не научились любить себя, жизнь, природу, родное село, да даже свой дом. Ведь чтобы убрать его, особых усилий не надо. С косой каждый сельский житель справится. Было бы желание.


– Вы упомянули подворья. А они могут стать полноценной заменой производству?


– Они были и есть производство. На долю сельских усадеб приходится четверть производимой в области сельскохозяйственной продукции.


– Как вы думаете, прокормит ли усадьба селянина?


– Сегодня это основной источник доходов, а, как правило, и вполне безбедной жизни для трудолюбивой семьи. Такая семья может позволить себе и хлеб с маслом, и обучение детей в институтах, и много чего ещё. В деревне только ленивый и пьяный не может себя обеспечить, а нормальные люди трудоспособного возраста дело обязательно найдут. Поезжайте в любое село. Уверяю, вы не найдёте ни одной усадьбы, где бы не было скота или птицы. Даже если люди работают, и у них есть деньги, никто не станет отказываться от экологически чистых продуктов – яиц, молока, мяса, не говоря уже об овощах и фруктах. Так что сельское подворье – одно из основных условий сельского бытия.


– А бизнес?


– Бизнес – тоже. На селе в этом смысле просто непаханое поле. Вот почему мы так активно подталкиваем и местные власти, и самих людей, оставшихся без работы, к созданию народных предприятий. На наш взгляд, сегодня это наиболее перспективная форма организации труда. Более того первые шаги уже сделаны. Зарегистрированы народные предприятия в Данкове, Липецке, планируется их создание в Лебедянском, Тербунском, Хлевенском районах, Ельце. Люди должны объединяться. Это, как убеждает мировой опыт, и эффективно, и справедливо, и соответствует природе нормального человека.


– В таком случае любой частник – изгой?


– Я этого не говорил и не думал. Более того, хотел привести пример, как предприимчивые инициативные люди находят свою нишу. Побывал недавно в небольшой деревушке. Жителей на сто. А там автомастерская. И главное – от клиен­тов отбоя нет. Мастер сумел стать востребованным, предложив людям более высокое качество работы при более низких ценах. И такие умельцы, способные восстановить битые машины так, будто они только что с конвейера, надо полагать, есть не только в этой деревне. Таких людей надо искать. Во всех сферах. Помогать им. И тогда дополнительные источники доходов перестанут быть неразрешимой проблемой.


– Кто сегодня содержит сельскую инфраструктуру? Имею в виду газопровод, водопровод, дороги, благоустройство…


– За газопровод, естественно, отвечают газовики. Они за газ денежки имеют. Вода раньше была в ведении сельских глав, но сегодня создана единая компания. Почему? Прежде всего потому, что многие водопроводы были проложены ещё в те давние времена, когда мы пытались стереть грань между городом и деревней. Грани не стёрли, но водопроводы построили. И это плюс. Сегодня водопроводам много лет. И это, увы, минус. Трубы надо менять, а ни сил, ни средств на это нет. Вот мы и выполняем работы централизованно, начиная с самых древних водопроводов. Что касается благоустройства, идёт инвентаризация дорожной сети. Время от времени надо разбираться, где у нас межрайоные, региональные, межхозяйственные и внутрипоселенческие дороги. О последних мы сегодня и говорим. Именно они на балансе поселений. Но финансирует их дорожный фонд, который выделяет средства на содержание и ремонт. Но нужно пошевелиться, чтобы ямку залатать, а может, и километр новый построить. Здесь всё зависит от предприимчивости главы.


– Мы говорим в основном о сёлах. Но есть ведь и города, где своя специфика. Как, например, и за чей счёт выживают обитатели Задонска, где есть огурцы, всевозможные бюджетные конторы и никакой промышленности?


– Правильно, есть огурцы, конторы, а ещё система «купи-продай». Да, она несовершенна, даже примитивна и кустарна. Но работает. Рынок не пустует, народ общается. Что касается предприятий, их мало, но они есть. На мой взгляд, Олег Петрович Королёв нашёл самый рациональный вариант развития территории, который обещает большое будущее не только Задонску, но и всей задонско-елецкой туристско-рекреационной зоне. Уже сегодня в городе на Дону сотни паломников. Безусловно, люди приезжают к святым местам. Но они есть и в Ельце. К тому же человек всегда остаётся человеком. Он по природе своей любознателен. И если ему предоставить такую возможность, он никогда не пройдёт мимо памятников природы, архитектуры, истории, культуры. Нужны гостиницы, кемпинги, мотели, объекты общепита. И они строятся. А поэтому я верю, что в будущем Елец и Задонск станут такими же яркими звёздами на туристических картах, как и города «Золотого кольца».

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Понедельник, 18 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +2 C°  Ночь: +4 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Вместо ёлки – букет

Алёна Кашура
// Общество

Партнёров выбирают

Мария Завалипина
// Общество

Красота бескорыстного служения

Наталья Сизова
// Общество

Уроки заботы

Дарья Шпакова
// Общество
Даты
Популярные темы 

Шотландский мотив

Сергей Малюков, фото автора // Общество

Секрет на миллион. Евтягины

Марина Кудаева // Общество

Этот «страшный» Дед Мороз

Елена Бредис // Общество

Чем живет «ближнее Замкадье»

Игорь Плахин // Общество

Под Ельцом вновь били Гудериана

Сергей Банных // Общество

Афиша

// Культура



  Вверх