lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
1 апреля 2013г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Записки судмедэксперта

01.04.2013 "Петровский мост". Михаил ФЛЕЙШЕР
// Общество

"Петровский мост", №1, 2013


Михаил Рувимович Флейшер – человек в Липецкой области известный: много лет он возглавлял областное бюро судебно-медицинской экспертизы. А начинал свою карьеру судебного врача он в 70-е годы прошлого века на Урале. Сегодня мы публикуем главы из книги воспоминаний М. Флейшера, в которой автор рассказывает о наиболее интересных случаях из своей богатой практики.


Первый выезд


Дату своего первого дежурства я запомнил на всю жизнь: 2 декабря 1972 года. Готовился к нему как к свадьбе: обмундирование подобрал – милицейский полушубок с чужого плеча, на голове подаренная другом, таежным охотником большая шапка из лисьего меха, теплые форменные ботинки и саквояж. Именно саквояж отличал меня от всех и, как я полагал, придавал особый шарм.


Может, где-то и шутят над новичками, но в милиции это не принято. В основном напутствуют, учат, что можно делать, а чего нельзя. Так было и со мной: за длинный зимний вечер пришлось выслушать много наставлений и пожеланий. Первого вызова я ждал с нетерпением и волнением: считалось, что как он сложится, так потом пойдет и вся карьера.


Где-то около полуночи, когда уже было непреодолимое желание поспать, поступил звонок из пригорода. Один из жителей пригородного поселка, проходя мимо соседнего дома, в освещенном окне увидел страшную картину – в большой комнате лежали трупы хозяйки дома и двух ее детей, весь пол был залит кровью. Он побежал к участковому, который сразу передал страшную информацию в дежурную часть УВД. Когда мы погрузились всей опергруппой в «УАЗик», меня занимала одна мысль: кто должен первым зай­ти в дом – я, следователь или эксперт экспертно-криминалистического отдела? Решил спросить у более старших коллег. Сошлись на том, что первыми зайдут следователь вместе с экспертом, зафиксируют все на фото, а уж затем и моя очередь с описанием положения трупов и общей обстановки.


Участковый встретил нас у околицы и доложил, что действительно в окно избы видны три трупа. В доме тишина, можно осматривать. В избу во­шли следователь прокуратуры, эксперт, оперуполномоченный, потом и участковый вместе с водителем «УАЗика», а я замешкался на пороге. И получилось так, что я закрыл за собой входную дверь, а передо мной водитель закрыл дверь в комнату, и я оказался в сенях в кромешной темноте. В одной руке я держал свой фирменный саквояж, а другой стал шарить по стене в поисках дверной ручки. И тут на меня что-то упало. От страха у меня перехватило дыхание, я бросил саквояж, отпрянул и, пятясь, рухнул на бачок с водой. Не сразу, но осознал, что сверху на мне оказался человек.


Когда дело доходит до борьбы за собственную жизнь, силы удесятеряются, и я отчаянно сопротивлялся, не понимая, кто мой противник, ибо он лишь мычал и ничего членораздельного не произносил. Пару раз что-то обожгло мои руки и тело. И все-таки мне удалось освободиться от захвата невидимого врага. В этот момент кто-то открыл дверь в сени, и стало светло. Я увидел перекошенное ужасом лицо водителя, который выхватил свой пистолет. Раздался выстрел, от грохота мое сердце ушло в пятки – показалось, что стреляют по мне. Но стрелял он в воздух. На помощь подоспел опер, и они вдвоём скрутили мужика, вооруженного ружьем и ножом. Мне он успел нанести, слава Богу, только несколько поверхностных ранений, но изрядно попортил новый полушубок. Как оказалось, это и был убийца, который сидел на чердаке и хотел скрыться.


«За задержание особо опасного преступника» мне выдали большую премию. Я же понял, что впереди меня ждет много всякого-разного. Так оно по жизни и получилось.


Выстрелы в ночи


В центральном поселке Керчевского сплавного рейда народ жил суровый, здесь часто случались всевозможные разборки, грабежи и даже убийства. Поэтому мои командировки в Керчево были нередкими.


В этот раз убийство произошло в парке, вблизи танцплощадки, а в качестве орудия преступления была использована цементная урна, украшавшая аллею и превратившаяся теперь в груду обломков. Естественно, не выдержала и голова потерпевшего после того, как к ней приложились этой самой урной.


Судебно-медицинская экспертиза была хотя и продолжительной, но не очень трудной. После исследования мы уже все знали: количество ударов; особенности того, кто наносил удар; взаиморасположение потерпевшего и нападавшего; был ли потерпевший выпивши и т.д. В отдел я вернулся во всеоружии, было уже поздно, однако пока личность убийцы установить не удавалось. Подозреваемых было много, но все они были пьяными и показания давали сумбурные. Со мной вместе в Керчево приехал старший оперуполномоченный по особо важным делам «убойного» отдела областной «уголовки» Лева Мушников. Зайдя в кабинет, где работал Лева, я сразу понял, как он устал распутывать этот пьяный клубок человеческих взаимоотношений.


– Понимаешь, доктор, мотива убийства не чувствую, а без него и «автора» не найти.


– Ты, Лева, ищи того, кто такую бандуру подымет на высоту под два метра. Я, между прочим, когда сюда шел по парку, попробовал одну приподнять, что-то до пупа еле-еле дотянул.


– А что, это мысль!


Среди задержанных оказался один парень, хоть и худощавый на вид, но ростом под метр девяносто. Да и силы непомерной, ибо работал в кузне. Разобраться в остальном было делом техники, преступление было раскрыто, оставалось лишь закрепить отдельные детали. Но на этом наши приключения в Керчево не закончились.


По старой традиции после раскрытия убийства местные милиционеры устроили небольшой банкет в кабинете начальника. Мы засиделись за столом до полуночи, и вдруг в кабинет влетел помощник дежурного с криком:


– Около клуба стрельба! Кто-то палит из ружья. Уже есть пострадавшие.


Когда в теории работники милиции проигрывают подобные ситуации, все кажется ясным: и как организовать оцепление, и как провести захват… Но жизнь обычно ломает теоретические установки, тем более когда на стрельбу попадаешь с застолья, да еще среди ночи. Мы не успели разобраться, кто и откуда стреляет, как начальник поселкового отдела милиции был ранен в плечо, его сразу отправили в больницу. Как выяснилось, ключи от оружейки остались у начальника, поэтому оружия ни у кого, за исключением Левы Мушникова, не оказалось.


Насколько мы поняли, по нам стреляет мужик из двустволки, причем делает это только тогда, когда кто-то из нас появляется в свете фонарей. Лева несколько раз выстрелил в ответ. Мы решили обойти стрелявшего дворами, и пока добрались до двухэтажного дома, из-за угла которого стреляли, стрелок переместился ближе к нам. Похоже, он почувствовал, что его обходят, и как только мы заскочили во двор, раздались два выстрела. Мне показалось, что стреляли в упор, я увидел, как Лева, пробежав пару шагов, упал, и понял, что в него попали. В это время, под светом фонаря, в двух метрах от себя я увидел человека, который, переломив охотничье ружье, пытался загнать патроны в патронники. В два прыжка я достиг мужика и сбил его с ног. Как уж это у меня вышло, не знаю, но он не просто упал – рухнув назад и ударившись об отмостку дома, мужик на какое-то время потерял сознание. Тут на помощь подскочили какие-то люди и связали стрелявшего. А я побежал к Леве, который тихо стонал, зажав рану на бедре рукой. Дробовой заряд попал в ногу, как потом оказалось, от смерти Леву спасли наручники, которые лежали у него в кармане. Но все равно в больнице ему пришлось провести больше месяца. За тот случай Лева Мушников был награжден орденом Красной Звезды, а начальник милиции – медалью «За отличие в охране общественного порядка». Я особо не переживал, что меня обошли, ведь моя служебная карьера только началась. Да и не ранили меня в тот раз, слава Богу…


Случай в лесном поселке


Я час­то про­кру­чи­ваю в па­мя­ти эпи­зо­ды той ис­то­рии, на­чав­шей­ся зим­ним ве­че­ром в да­ле­кой ураль­ской глу­бин­ке.


Оперативная группа областного УВД выехала в по­сел­ок Ку­та­мыш, в домике на окраине которого был об­на­ру­жен труп жен­щи­ны с мно­го­чис­лен­ны­ми при­зна­ка­ми на­си­лия. Зи­мой смер­ка­ет­ся бы­ст­ро, и уже поч­ти со­всем стем­не­ло, ко­гда милицейский «УАЗик» дос­тиг­ пунк­та назначения. Как обыч­но бы­ва­ет в та­ких слу­ча­ях, нас уже ожи­да­ли на ок­раи­не поселка, что­бы не плу­тать. Пе­ре­ки­нув­шись не­сколь­ки­ми фра­за­ми с уча­ст­ко­вым, опе­ра­тив­ная груп­па на­пра­ви­лась к мес­ту про­ис­ше­ст­вия.


– Док­тор, – вы нам на лек­ции го­во­ри­ли, что по тру­пу все мож­но оп­ре­де­лить: и ко­гда, и чем, и, что са­мое глав­ное, кто – бур­чал по пути уча­ст­ко­вый, об­ра­ща­ясь ко мне. Вот здесь как раз та­кой слу­чай, а то я и по­ду­мать не знаю на ко­го. К ней пол-по­сел­ка в гос­ти за­гля­ды­ва­ло. Она у нас са­мая что ни на есть пи­са­ная кра­са­ви­ца была, ма­ло, что вдо­ва, все у нее к не­уме­рен­ной лич­ной жиз­ни рас­по­ла­га­ло. На­вер­но, че­рез это и по­ре­шил ее кто-то. Но вот чем уби­ли, я се­бе пред­ста­вить да­же не мо­гу. Как трак­тор по ней про­ехал, ни од­ной це­ле­хонь­кой кос­точ­ки, и все те­ло в баг­ро­вых уши­бах.


– А ты, Анис­кин, что, все уже ос­мот­рел? Ма­ло то­го, что все за­топ­тал, так еще и труп, небось, за­ла­пал. За­чем то­гда опе­ра­тив­ную груп­пу вы­зы­ва­ешь? Все сам и де­лал бы в сво­ем от­дель­но взя­том го­су­дар­ст­ве, – сердито сказал я.


– А мо­жет, ба­бы ее со­об­ща и ус­по­кои­ли, что­бы му­жи­ков не от­би­ва­ла? – всту­пил в раз­го­вор сле­до­ва­тель.


– Ну ты ска­жешь, что я, сво­их баб не знаю? – не согласился участковый. – Они бы с виз­гом би­ли, а тут тол­ком ни­кто и не слы­шал, хо­тя вон смот­ри, сколь­ко до­мов ря­дом, да­же со­ба­ки не бре­ха­ли.


Когда вошли в дом, сразу увидели на кро­ва­ти труп не­мо­ло­дой, но дей­ст­ви­тель­но кра­си­вой жен­щи­ны. Да­же мно­же­ст­вен­ные ужас­ные уши­бы не мог­ли скрыть ее при­жиз­нен­ную кра­со­ту.


«А что, уча­ст­ко­вый прав – чем это ее так? Вся си­няя. Да и кос­ти все пе­ре­ло­ма­ны», – подумал я.


Все жда­ли моего мнения. Об­ра­ща­ясь к пи­сав­ше­му про­то­кол следователю, я ска­зал:


– Смерть на­сту­пи­ла 10-12 ча­сов на­зад, но­чью, от тя­же­лой ту­пой трав­мы те­ла. Су­дя по все­му, убий­ца был один, бил дол­го. По приблизительным под­сче­там, бо­лее по­лу­сот­ни уда­ров. Убий­ца точ­но не жен­щи­на, а вот чем бил, по­ка од­но­знач­но ска­зать не мо­гу. Од­но из двух: или ру­ка­ми и но­га­ми, но дол­жен об­ла­дать при этом не­дю­жин­ной си­лой, или да­же ка­ким-то ору­ди­ем, но уж очень глад­ким, что сле­дов ин­ди­ви­ду­аль­ных не ос­та­ви­ло. По­смот­рим по до­му, мо­жет, что и най­дем.


Закончив диктовку, я вы­шел на ули­цу. Собравшиеся у дома зеваки боль­шей ча­стью разошлись, ос­та­лись лишь са­мые лю­бо­пыт­ные да со­се­ди по­гиб­шей. Слыш­но бы­ло, как все они об­­­су­ж­­да­ли слу­чив­шее­ся.


От стоявших отделилась старушка и, опи­раясь на са­мо­дель­ную клю­ку, за­се­ме­ни­ла ко мне. Раз­гля­деть баб­ку бы­ло труд­но, так ее ли­цо бы­ло за­ку­та­но ша­лью.


– Сы­нок, ты на­чаль­ник аль нет? – по­дой­дя, вы­мол­ви­ла ста­ру­шка.


– На­чаль­ник, бабуся, а кто ж еще, – весело ответил я.


Баб­ка вце­пи­лась в мой по­лу­шубок и по­тя­ну­ла в сто­ро­ну. Не­хо­тя при­шлось по­ви­но­вать­ся.


– Сы­нок, ты не оби­жай­ся, что я те­бя в сто­ро­нку от­ве­ла. У нас на­род тут вся­кий. Не ка­ж­дый с доб­ром к вам, у не­ко­то­рых кир­пич за па­зу­хой. А я хо­чу те­бе од­ну вещь рас­ска­зать, а ты уж сам ре­шай, как по­сту­пить.


– Ну, го­во­ри, ба­бу­ся.


– А я, ка­жись, знаю, кто Зой­ку убил. Я тут в со­се­дях жи­ву, по ста­рос­ти мно­го не сплю и но­чью ви­де­ла, как из ей­но­го до­му вы­хо­дил Алеш­ка, ко­то­рый жи­вет в лес­ной сто­рож­ке с лес­ни­чи­хой. Мо­жет, ко­неч­но, и не он, но я ко­гда ра­но вы­хо­ди­ла из до­му, так на сне­гу по тро­пин­ке, где он шел, да­же сле­ды кро­ва­вые вид­ны бы­ли. Да их снег схо­вал, чай, весь день шел.


– А за что он ее мог убить?


– Бог зна­ет, вид­но, не уго­ди­ла ему. Ему ма­ло ка­кая ба­ба мог­ла уго­дить у нас в по­сел­ке. Ма­ло то­го, что кру­пен, как хо­ро­ший бо­ров, так еще до баб­ боль­шой охот­ник. От не­го еще в мо­ло­до­сти дев­ки бе­га­ли. Толь­ко ты смот­ри, к не­му без ору­жия нель­зя. Он при­бьет од­ним ку­ла­ком. А ты хоть и на­чаль­ник, да на вид щу­п­лень­кий. Как бы че­го не вы­шло.


– А да­ле­ко до сто­рож­ки?


– Да нет, не­да­ле­че. На опуш­ке ле­са, мы ту­да летом на реч­ку бе­лье по­лос­кать но­сим. Я те­бя про­во­жу.


То ли баб­ка так ис­крен­не го­во­ри­ла, то ли охот­ни­чий азарт ох­ва­тил, но у меня даже мыс­ли не возникло ко­му-ни­будь рас­ска­зать об ус­лы­шан­ном и тем бо­лее по­про­сить по­мо­щи. Вдвоем с баб­кой мы дви­ну­лись в путь.


Шли до опуш­ки ми­нут тридцать – оказалось не так близко, да и бабка мед­лен­но се­ме­ни­ла. Не дой­дя до цели мет­ров сто, баб­ка остановилась.


– Ты, сы­нок, даль­ше сам да­вай. Мне неспод­руч­но те­бя в их­ний дом за­во­дить. Мне по­сле в по­сел­ке жить. На­род вся­кое бре­хать ста­нет. Ты сам тут раз­би­рай­ся. Толь­ко смот­ри, ос­то­рож­нее. У них со­бак нет, но ты пис­то­лет при­го­товь.


– Хо­ро­шо, баб­ка, иди.


Она мол­ча ис­чез­ла в тем­но­те. Пистолета у меня, конечно, не было. Я ста­вил во­прос, что­бы тоже вы­да­­ли ору­жие, но начальство на смех подняло: мол, ва­ши кли­ен­ты спо­кой­ные, их ус­ми­рять не при­хо­дит­ся...


Я не спе­ша обо­шел до­м, по­смот­рел на ок­на, и хо­тя ни­че­го в них не бы­ло вид­но, на ду­ше ста­ло спо­кой­нее. Вход­ная дверь бы­ла не заперта. Я осторожно вошел, затаил дыхание. Отодвинув занавеску на входе в комнату, увидел в лунном свете ши­ро­чен­ную кро­ва­ть, ко­то­рая стоя­ла у про­ти­во­по­лож­ной сте­ны. На кро­ва­ти под при­выч­ны­ми для бы­та тех лет ле­бе­дя­ми по­кои­лись два те­ла. Да­же в по­лу­мра­ке бы­ло по­нят­но, что это му­жик и ба­ба. Кло­ко­чу­щее муж­ское ды­ха­ние вы­тал­ки­ва­ло из мо­гу­чей гру­ди густой аро­мат­ та­ба­ка и ал­ко­го­ля. Рядом на подушке разметались жен­ские во­ло­сы.


Бы­ло ли мне страш­но в этот мо­мент? Ни­ко­гда не верь­те, ес­ли вам кто-то ска­жет, что в та­ких слу­ча­ях не бы­ва­ет страш­но. Так страш­но, что хо­лод­ный пот про­ши­ба­ет и в го­ло­ве вся ко­рот­кая жизнь ус­пе­ва­ет про­мельк­нуть.


Я на­щу­пал вы­клю­ча­тель. Щел­чок, и яр­кий свет разорвал темноту. В ту же секунду я оказался у из­го­ло­вья кро­ва­ти.


– Ну что, Алек­сей, оде­вай­ся, я за то­бой, – про­из­нес, как в киноде­тек­ти­ве, и по­ло­жил хо­лод­ную с мо­ро­за ру­ку на его пле­чо.


Тот, не открывая глаз, спросил:


– Ты че­го, мент, за мной, что ли? Не ду­мал, что пе­ре­но­че­вать да­же не да­ди­те. Ви­дно, на гла­за кому-то по­пал­ся, раз так бы­ст­ро при­шли. – Он сел на кровати и осмотрелся. – Со­бе­ри-ка, Ма­рия, в до­ро­гу, за­гре­мел я надол­го, ни­че­го не по­де­ла­ешь. В этом де­ле, как в кар­тах, – свои взят­ки все­гда на­до брать, а не ждать, ко­гда дру­гие их на­ве­ша­ют...


Его проснувшаяся сожительница начала коротко подвывать.


– Не ску­ли, ты мне за­ме­ну быстро найдешь. Луч­ше на стол на­крой. Смот­ри, ка­кой к нам на­чаль­ник по­жа­ло­вал, как из ки­но про сы­щи­ков. Мел­ко­ват, прав­да, а одет ни­че­го. Ви­дишь, бо­ит­ся ру­ку из-за па­зу­хи вынуть, знать, му­хо­бой­ник там, на се­бя шиб­ко не на­де­ет­ся. – Алек­сей смот­рел на меня с интересом и не­скры­вае­мой насмешкой в гла­зах. – Да ты не бой­ся, я мен­тов не тро­гаю, у ме­ня с ними мир­ная кон­вен­ция.


Тем временем лесничиха проворно накрывала на стол.


–Ты, Алек­сей, сна­ча­ла упа­куй свои бо­тин­ки и оде­ж­ду, в ко­то­рой вче­ра был, а уж потом за стол са­дись. Все в га­зет­ку и шпа­га­том пе­ре­вя­жи, ка­ж­дую вещь от­дель­но, – сказал я.


–Не мое это де­ло се­бе при­го­вор па­ко­вать. Пусть Маш­ка тру­дит­ся, че­рез них, баб, оче­ред­ную ход­ку на­чи­наю. Зло­вред­ный народ, не зря я их за лю­дей не счи­таю. Сво­ло­та од­на.


При этом никакой агрессии Алексей не проявлял, и страх у меня начал проходить. А ко­гда на сто­ле поя­ви­лись боч­ко­вые огур­цы, ква­шен­ая ка­пус­та, кар­тош­ка, са­мо­дель­ная кол­ба­са из ло­ся­ти­ны и бу­тыль самогона, у самого аппетит разыгрался.


Двух ста­ка­нов мут­ной жидкости хва­ти­ло, что­бы страх мой совсем ис­чез. Но надо было идти. Са­мо­гон же, осо­бен­но лес­ной, име­ет од­но свойство: пьет­ся лег­ко, но бьет по но­гам, как ломом. Вро­де бы и го­ло­ва яс­ная, и язык во­ро­ча­ет­ся, а но­ги еле идут. Поэтому назад мы добирались больше часа, причем Алексею при­шлось не толь­ко тащить ме­шок с вещами, но и меня под­дер­жи­вать...


У сельсовета ждал неприятный сюрприз: вокруг ни ду­ши, толь­ко след от ма­шин ос­тал­ся... Хо­чешь не хо­чешь – а протрезвеешь: до го­ро­да поч­ти сот­ня ки­ло­мет­ров.


– На­чаль­ник, а где транс­порт?


– А я по­чем знаю. Дол­жен был быть здесь. Ви­дать, уе­ха­ли, не до­ж­дав­шись, по­ка мы с то­бой за сто­лом си­де­ли.


– Так я еще и ви­но­ват, что у те­бя ма­ши­ны не­ту! Ну ты, мент, со­всем со­весть по­те­рял. Да­вай пой­дем, тут Вась­ка не­да­ле­че жи­вет, у не­го ав­то­бус все­гда во дво­ре но­чу­ет. Он нас с ком­фор­том и до­ве­зет, да и у ба­бы его са­мо­гон луч­ше на­ше­го, она у не­го в боль­ни­це ме­дич­кой ра­бо­та­ет, ка­кой-то сек­рет зна­ет, как его от му­ти очи­щать.


Дол­го уго­ва­ри­вать Ва­си­лия не потребовалось, но по­ка он го­то­вил ав­то­бус, сно­ва при­шлось вы­пить. Наша пьяная гоп­ком­па­ния, вы­хо­дившая к автобусу, представляла собой любопытное зрелище, хорошо, что под ут­ро на ули­цах никого не бы­ло.


…Ко­гда мы трое с мо­ро­за за­ва­ли­лись в де­жур­ку рай­от­де­ла, от нас так пахнуло, что де­жур­ный не сра­зу и ра­зо­брал, кто при­шел. А разобравшись, обрадовался:


– Вот и по­те­ря объ­я­ви­лась! А то опер­груп­па без те­бя вер­ну­лась, по­на­де­яв­шись, что ты уе­хал с дру­гой ма­ши­ной. Из УВД уже и в по­се­лок зво­ни­ли, а там те­бя ни­кто не ви­дел. Ты что, дру­го­го слу­чая не на­шел с друзь­я­ми встретиться?


–С ка­ки­ми друзь­я­ми?! Я тут до­с­та­вил задержанного по по­доз­ре­нию в убий­ст­ве. А что выпил, так это на ра­до­стях, та­кое пре­сту­п­ле­ние рас­кры­то. Ты луч­ше вон при­ми че­ло­ве­ка, чай, зна­ешь его.


На­до бы­ло ви­деть изум­ле­ние де­жур­но­го май­о­ра, ко­гда он при­знал в одном из моих спутников сво­его дав­ниш­не­го зна­ко­мо­го, не­од­но­крат­но су­ди­мо­го Алек­сея Гре­хо­ва.


–Ты что, док­тор, сам его при­вез или шу­тишь?


–Нет, он на вер­то­ле­те при­ле­тел, как Карл­сон.


– Так ты, на­чаль­ник, не мент, что ли? Как же я в зо­не рас­ска­жу, что ме­ня до­к­тор повя­зал? – искренне расстроился мой спутник.


– Ты, Алек­сей, не пе­ре­жи­вай. Еще спа­си­бо скажешь, у нашего доктора и среди урок ав­то­ри­тет не в при­мер твое­му... – сказал майор, и мне, не скрою, стало приятно.


Продолжение -
в печатной версии журнала "Петровский мост", №1, 2013 г.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Четверг, 24 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +22 C°  Ночь: +10C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 
Даты
Популярные темы 

Кооперативный рассвет (ФОТО)

Ольга Головина // Экономика

Приехал и поел! (ФОТО)

Мария Завалипина // Общество

«Луч солнца» – символ Липецка

Евгения Ионова // История

Животноводы бьют рекорды

// Сельское хозяйство

Дорога по России начинается с Чаплыгина

Евгения Ионова // Культура

На чемпионской высоте (ФОТО)

Мария Завалипина // Общество



  Вверх