lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
25 марта 2013г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Общество 

Все дороги ведут в... школу (фотогалерея)

25.03.2013 "ЛГ:итоги недели". Евгения Ионова
// Общество
Фото Ольги Беляковой

В самой что ни на есть российской глубинке, в Становлянском районе Липецкой области, маленькие сельские школы стали настоящими «университетами» общежития детей разных народов.


ФОТОГАЛЕРЕЯ


Месяц назад, выступая на заседании Совета по межнациональным отношениям, Президент России Владимир Путин подчеркнул особую роль школы в формировании культуры взаимоотношений между людьми разных национальностей и в укреплении атмосферы взаимоуважения между ними.


«Русский самовар» на Новый год


Это только в учебниках истории написано, что эпоха великого переселения народов давно завершилась. Люди то мощными лавиноподобными сообществами, то скромными семейными ручейками утекают из родных мест в поисках лучшей жизни, «земли обетованной». Диалог востока с западом, севера с югом и отсутствие взаимопонимания, поиски консенсуса и военные конфликты, взаимопроникновение культур и их взаимоотторжение – всё это реалии сегодняшнего дня. Человечество раздвигает границы, глобализируется и одновременно создаёт новые закрытые общества, консервирует традиционные устои жизнедеятельности.


Но у всех и каждого, несмотря на меняющийся мир, неизменной остаётся константа – сделать своих детей счастливыми. И сегодня роль образования, школы становится всё более заметной. В последнее время наметилась тенденция: взамен отобранной у школы воспитательной функции предложить ей область миротворчества. И слова Президента Путина на заседании Совета по межнациональным отношениям – тому подтверждение.


Конечно, в мегаполисах совместное обу­чение «разных» людей – обыденность и проза дня. Там – цивилиза-а-ция! Там несколько иные взаимоотношения между людьми, покрытые флёром приличия и декларируемой толерантностью. А вот провинция – это, как говорят в Одессе, совсем другая разница. Здесь до сих пор живут, как дышат – по старинке, делясь свежим воздухом с соседом и заставляя задохнуться от остатков «вчерашнего», чувствуя дыхание каждого и задерживая своё… ну просто потому, что своё…


Мы переступили порог начальной школы села Злобино под песню «Русский самовар» – шёл урок музыки. Прерывать занятия мы не стали – вот и оказались невольными зрителями того, как залихватски, по-русски широко и выразительно, вступая в припев, раскидывала руки одна из чернооких участниц классного хора. Восточную, точнее азербайджанскую, красавицу зовут Наргиз Баладжанова. Ученица четвёртого класса оказалась очень открытой, улыбчивой и разговорчивой, хотя в некоторых случаях с трудом находила нужные слова. Правда, вопрос о том, что такое Масленица, заставил задуматься всех ребят. И что это, как не наглядная иллюстрация: из русских сёл уходят и люди, и корневые праздничные традиции – чучело зимы в Злобино уже несколько лет не сжигают, поэтому дети вспоминали свои поездки в райцентр и детсадиковское мероприятие, посвящённое проводам зимы. А взрослые принялись рассказывать, как весело было в селе ещё каких-то несколько лет назад, когда здесь «хозяйничал» колхоз «Память Ильича», люди любили свою землю, умели хорошо работать на ней и широко гулять.


Правда, что такое самовар, Наргиз знала. А вот её младшая сестрёнка Джунель и одноклассник Фазиль Алиев с ответом затруднились. Оказалось, что Наргиз привезли в русское село ещё двухлетней девочкой, поэтому она прекрасно вписалась в нашу жизнь и приняла язык. А вот у Джунель и Фазиля с этим проблемы. Их отдали в школу почти неговорящими по-русски. И злобинским учителям пришлось сначала просто учить детей основам нашего языка, рассказывать, кто такой Колобок, прежде чем посадить за парты вместе с остальными ребятами. Заведующая школой Ирина Николаевна Родионова говорит, что они очень ласковые дети, старательные, но языковая практика у них только в школе – мама почти не говорит по-русски, дома они общаются тоже на азербайджанском, поэтому на уроках им порой приходится несладко.


– Зато как радуется Джунель, когда получается выучить наизусть стихотворение! – улыбается Ирина Николаевна. – Сейчас они все уже научились читать и писать по-русски. Они изучают нашу историю, мы рассказываем им о становлянской земле. Здесь они формируются и учатся дружить. Наши ребята пока о национальностях каждого не задумываются. Но друг от друга они узнают что-то такое, чего никогда не почерпнут из книжек. И учатся принимать другого как равного.


– Когда вы вырастите, где бы хотели жить? – спрашиваю ребят.


– Я хочу вернуться в Грузию, там у меня подружки остались, – вздыхает Джунель.


– А мне хочется жить в Липецке, – гордо заявляет Наргиз.


– А ты была там?


– Нет, я просто знаю, что это большой город…


– А я мечтаю уехать в Москву и стать автомехаником, – подбирая слова, ответил Фазиль. А что за «зверь» такой – Москва – он не знает. Как и не знает, что это столица России. Просто там иногда работает папа…


Азербайджанская диаспора появилась в Злобино примерно лет 15 назад. Тогда первые из них приезжали работать в местном хозяйстве. Со временем в селе в местечке Кулешовка образовалось целое этническое поселение. Местные жители с юмором назвали его «аулом», а документально оно оформлено как улица Интернациональная и переулок тож… Все «интернационалисты» – выходцы из села Назарло, что в Гардабанском районе Грузии, историческом месте проживания этнических азербайджанцев. Поэтому они друг другу если не родственники, то давние знакомые.


Жизнь в Кулешовке идёт по особым правилам. И если православные готовились встречать Масленицу и провожать зиму, то мусульмане находились в предвкушении Новруз-Байрам – Нового года, праздника прихода весны 21 марта. Как это выглядит, мы приехали порасспросить местную «переводчицу», тётю Наргиз и Джунель – Тахиру Мамедову. Едва подъехав к дому, мы в буквальном смысле слова споткнулись о кострище.


– Это вы шашлыки жарите?


– Нет, это ритуальный костёр, – улыбается Тахира. – У нас принято перед Новрузом разжигать костёр и прыгать через него, загадывая желания.


То есть почти как у славян-язычников на Ивана Купалу. Потом выяснилось, что Новруз – праздник очень древний, родившийся задолго до возникновения мусульманства. И прыгание через костёр – оттуда же, из глубокой древности.


– А что является символом вашего Нового года? – спрашиваю нашу хозяйку.


– Это блюдо из пророщенных ростков пшеницы, их на столе мы связываем красной ленточкой. А ещё все хозяйки должны накрыть богатый стол из семи сладких блюд, приготовить плов. Деда Мороза в вашем понимании у нас нет, хотя, он, конечно, приходит на общепринятый Новый год. У нас есть весенняя девушка Багаркыз, красивая, нарядно одетая.


– И вы потом ходите в гости друг к другу?


– Нет, это праздник семейный. Только у нас семьи-то большие, так что тихим он не получается.


Тахира в Становом живёт с детства. В Грузии она доучилась только до пятого класса, а потом родители отправили её к дяде, в более благодатные и спокойные края. Так она здесь и осела, заговорила по-русски, только вот с учёбой не заладилось. Потом Тахира вышла замуж, переехала в Злобино, родила трёх чудесных девочек. Старшей в этом году идти в школу, вот мама и отдала её на подготовку – чтобы язык учила.


– Родина моих детей здесь, а моя – всё-таки там, в Грузии. Но даже если мы туда и вернёмся когда-нибудь, я отдам их в русскую школу, потому что русский и английский языки – это сегодня самое главное…


Про бомбу, Пасху и необычную свадьбу. Или о лёгкостях перевода


Деревню Бродки нужно ещё поискать – она расположилась в стороне от больших дорог. Собственно говоря, даже на карте разглядишь с трудом. Школа здесь начальная, маленькая, тёплая и, я бы даже сказала, камерная. Ребятишек немного. На урок и с урока звенит настоящий колокольчик, а не электрический суррогат. В коридорчике – детская обувь. И как поймёшь, какой национальности её хозяева? Школа разместилась в стенах бывшего детсада, бродкинские малыши с некоторых пор посещают садик в соседнем Соловьёво. Тихо и спокойно вокруг, хотя следы на снегу свидетельствуют о том, что энное время назад вся округа была пронизана детскими голосами – ребятня спешила на уроки.


Более двадцати лет назад эти потаённые места облюбовала многочисленная семья Умаровых из Чечни. Сначала первые мужчины приезжали сюда на заработки. Затем привозили сюда своих жён, братьев, да так и укоренились. До сих пор, как говорит школьный повар Татьяна Ивановна Чуряева, округа вспоминает свадьбу Саид-Али с Таисой. Вся деревня сбежалась посмотреть на нечто невиданное, когда мужчины гуляли в одном крыле дома, а в женской половине в уголочке скромно стояла тоненькая хрупкая девушка, завёрнутая во всё белое. И только когда старшая из женщин пригласила её за стол, невеста влилась в общий коллектив.


Сейчас та невеста – уже мама пятерых детей, но всё такая же тоненькая и тихая. Таиса жила в Грозном, там же окончила школу, там же пережила две войны. И если первая чеченская кампания прошла как бы по касательной по судьбе маленькой тогда девочки, то второй военный конфликт заставил десятиклассницу Таису бросить всё и уехать вглубь России, в Становое.


– Я до последнего держалась и не хотела уезжать из родительского дома, – говорит Таиса. – Даже к ревущим самолётам над головой привыкла. Но однажды увидела, как из одного из них выпала бомба и понеслась к земле. А потом раздался страшный взрыв, и рухнул дом, стоящий неподалёку от нас. Я так перепугалась! Сразу же собрала вещи и уехала. До сих пор боюсь только одного – войны. Это очень страшно. Как нам уберечь своих детей? И ещё боюсь, что в компьютере дети могут почерпнуть что-нибудь нехорошее, так что строго следим, когда они выходят в Интернет.


Салавди, Марха, Петимат, Марьям и Зара, муж Саид-Али, дом, мир и тишина – вот ради чего Таиса живёт. И находит в этом огромное счастье. Трое старших – школьники, младшие – в детском саду. А в хозяйстве ещё корова и овцы. Городская девушка научилась здесь всему: доить, готовить, растить детей.


– Привыкать к новым просторам мне было совсем несложно, – улыбается Таиса. – У меня-то, в сущности, именно здесь всё и началось: я вышла замуж, родила детей… У нас замечательные соседи. Когда мы только в Бродки приехали, родился наш первый сын, а коровы у меня ещё не было, так мне кто молочка принесёт, кто творожку. Я так люблю своих соседей! Знаете, даже когда приезжаю к родителям, скучаю по здешним людям. Мне и в родительском доме их не хватает. Становлянская земля стала родиной для моих детей. И я иногда думаю: вот вернёмся мы домой, а что же они будут делать без своих друзей, подружек. К нам местные ребятишки любят в гости заходить. Когда мальчишки заглядывают к Салавди, я угощаю их мясом с галушками – они меня так благодарят, а я радуюсь…


Все ребята Умаровых прекрасно болтают по-русски. По словам Таисы, чеченские дети сразу говорят на двух языках, их даже учить не приходится. Так складывается в семьях: двуязычие – это норма. Тем более что потом к ним присоединится и язык Корана – арабский. Так что дети эти с рождения почти полиглоты.


– Мы дома говорим по-своему, – подключается к беседе Марха. – А вот на улице даже с сестрёнками – по-русски.


– Только вот они пока, к сожалению, по-чеченски писать не умеют, – перебивает Таиса. – Быть может, придётся на лето Салавди отправить в Грозный, чтобы его там научили.


– А в Грозном вас не считают обрусевшими? – спрашиваю.


– Нет, что вы. Мы можем сколько угодно жить в других краях, но от своей культуры, веры и традиций никогда не откажемся. Мы с детства рассказываем нашим детям про родину, учим гордиться ею и любить. Они знают все наши обычаи, они следуют нашим родовым законам.


Это подтвердила потом и директор Соловьёвской средней школы Наталья Викторовна Щукина:


– У чеченцев есть одна общая, несмот­ря на возраст, особенность – они очень независимые люди. Вписываются в нашу общность, но никогда не изменяют себе.


При этом чеченские дети, как и их родители, участвуют во всех мероприятиях, как школьных, так и деревенских. Они знают и любят наши праздники и свои. И так же, как все дети, спорят: есть Дед Мороз или нет его? Марха и Петимат убеждены, что новогодний волшебник – реальный персонаж, они даже уверены, что борода у него настоящая, как у дедушки, который приходил на школьный утренник. Девчонки уже пишут ему письма, а мама, по их мнению, относит конвертики на почту. А вот одиннадцатилетний Салавди уже высказывает некие сомнения по этому поводу и хитро поглядывает на маму.


– А как же тогда подарок у тебя в комнате очутился, когда родители спали?! – накинулись на него сестрички.


Пока Салавди не был готов парировать, однако и от поиска истины не отказался – не отводил глаз от мамы.


– Чеченские дети входят в коллектив нашей деревни с самого рождения, – говорит заведующая школой Ольга Михайловна Леденёва. – И знаете, если бы не школа, всё сложилось бы по-другому. Точки соприкосновения искать было бы сложнее. А так у нас общие интересы, одни книги, учебники, песни, стихи. Они стараются не отставать от одноклассников и друг за друга стоят горой.


Кстати, то, что чеченцы с младых ногтей растят в мальчике воина и защитника, мы увидели собственными глазами. По приезде нам сказали, что Салавди заболел, пропустил занятия в школе (соловьёвской, так как учится уже в пятом классе), поэтому на встречу не придёт. Однако едва Таиса переступила порог класса, за ней следом примчался и приболевший сын – в этот день он был в доме единственный мужчина, поэтому оставить маму одну не имел права. Сёстры утверждают, что он и их всегда готов защитить, собственно, как и задеть. Он хочет быть футболистом, а пока занимается в Становом в секции дзюдо, подтягивается на турнике, чтобы сильным стать…


Две младшие Умаровы, Марьям и Зара, как и их двоюродные сестрички Хеда и Иман, ходят в детский сад села Соловьёво. Заведующая садиком Людмила Юрьевна Исаева говорит, что поначалу было очень непривычно называть чеченских детей по именам. Однако коверкать, перестраивать их имена на свой лад воспитатели не стали – дали возможность деткам оставаться самими собой. Говорят, что могут только Иман, например, ласково назвать Имашей. Но и родителям девочки такая вариация имени их дочери пришлась по сердцу.


– Когда первые чеченские детки к нам поступили, там шла война, – вспоминает Людмила Юрьевна. – По телевизору показывали, как террористы убивали невинных жертв. А к нам пришли обыкновенные люди, такие же, как мы, желающие своим детям счастья, умеющие жить со всеми в ладу. Знаете, если я иду по коридору, а чеченская мама сидит на скамеечке, она обязательно встанет и поздоровается, при этом, даже если я поругаю ребёнка, никогда не вступит в диалог – они очень уважительные. Их дети воспитаны иначе, чем наши. Ведь в чеченских семьях старший – это божество, его слушают, за ним повторяют. Вот и у малышей так же: сначала игрушку может взять шестилетняя Марьям и только потом Хеда, Имаша и Зара. Старшая подсказывает, с кем дружить и что есть, она даже их воспитывает, может и прикрикнуть, а те послушают.


Принцесса-отличница


Когда мы даём имя своим детям, то не всегда задумываемся, как оно потом отзовётся.


Одиннадцать лет назад в таджикском посёлке Шаартуз родилась девочка, которую родители нарекли Фарангис, в честь самой красивой принцессы, дочери царя Афрасиба – такой её «увидел» и описал Фирдоуси в своей знаменитой «Шахнаме» – стихотворном и прозаичном эпосе иранских народов. Перевод значения этого имени с персидского – европейка. Так что дальняя дорога была предугадана этой девочке изначально. Шесть лет назад семья Фарангис Байхоновой приехала в нашу Пальну-Михайловку. Мама девочки до сих пор по-русски как следует и не заговорила, а дочка, напротив, не только прекрасно говорит, но ещё и отлично учится на неродном ей языке.


– Мы здесь в школе все равны, – считает Фарангис. – Отличаемся только отметками. Мне нравится учиться хорошо. Мы все дружим, хотя без ссор, конечно, не обходится. Но только ругаемся мы не из-за того, что один не похож на другого, а просто из-за ерунды.


– Начальную школу Фарангис оканчивала в Пальне, – рассказывает директор средней школы села Соловьёво Наталья Викторовна Щукина. – А так как пятый класс там не открыли, то было принято решение возить детей, а их было двое, в нашу школу на автобусе. Но родители Фарангис воспротивились – одну её никуда не отпускали. И тогда мы поехали к ним, разговаривали, объясняли. В итоге всё разрешилось. Пятый класс у нас большой – 16 учеников, и ей поначалу было непросто. Но общительная, стремящаяся хорошо учиться девочка быстро влилась в новый коллектив, подружилась со всеми. И теперь родители благодарны нам за то, что мы тогда настояли на её учёбе в соловьёвской школе.


Читать и писать по-таджикски Фарангис пока не умеет, о праздниках своих мало что знает. Она любит то же, что и её одноклассники, она поёт те же песни, что и соседские ребята, она читает ту же литературу, что и её друзья.


– Здесь очень красиво. Зима меня до сих пор удивляет. Но я жду лета, когда мама повезёт меня в Таджикистан, я так соскучилась по родственникам. Когда вырасту, всё-таки хочу уехать на родину. Родители мне найдут мужа, у меня будет своя семья, дети, которым я обязательно буду рассказывать о Пальне-Михайловке, о Соловьёво, о школе, где я училась, читать им русские стихи.


– Дети, конечно, по своему менталитету разные, – считает Наталья Викторовна Щукина. – Но все они – наши. Мы учим их по общей программе, они знакомятся с нашей историей, нашим языком, нашей культурой. И всё это, я уверена, не забудется ими даже если они уедут домой и перестанут говорить по-русски. Да и наши ребятишки от них многое узнают. Так и складывается некая космополитическая картинка мира в умах и сердцах учеников. Иногда я даже забываюсь и спрашиваю мусульманских ребятишек о наших, православных, праздниках, и они мне отвечают. Дети же, как губки, впитывают всё, чему учат их взрослые. От нас зависит, смогут ли они дружить, когда вырастут. Одно знаю: в нашей школе, в школах других сёл они получают не только знания, но и учатся понимать и принимать человека из другой культурной и национальной среды.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Среда, 13 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +3 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Зима. В байдарках, торжествуя…

Елена Панкрушина, simplay1@mail.ru
// Общество

Контрольная работа

Эмма Меньшикова, labarita@yandex.ru
// Общество

Шире круг, друзья!

Роман Ромашин, romanromashin@yandex.ru
// "Липецкой газете" - 100 лет

Весомая альтернатива

Николай Рощупкин
// Общество
Даты
Популярные темы 

Меж прошлым и будущим нить (фото)

Евгения Ионова // Общество

Когда старость в радость

Александр Гришаев, agrishaev@yandex.ru // Общество

«Помогаю и буду помогать»

Анастасия Карташова, kart4848@yandex.ru // "Липецкой газете" - 100 лет

Вместе остановим беду

Андрей Филатов, главный врач Липецкого областного центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями // Здоровье

Цепь добра

Евгения Ионова // Общество



  Вверх