Вс, 21 Апреля, 2019
Липецк: +6° $ 64.52 72.84

Олег Сторожук: «Бывает, во сне летаю»

Софья Вобликова | 21.03.2013

Своеобразные интонации, смелость в выражениях и категоричность в мыслях. Не нужно быть разведчиком, чтобы по этим речевым приметам не опознать в нашем сегодняшнем собеседнике профессионального военного. С Олегом Сторожуком — Героем России, полковником ВВС в запасе — мы встретились незадолго до начала весенней призывной кампании и узнали, что значит для современного офицера верность Отчизне. А также попытались расставить приоритеты в давней дилемме — самолеты или девушки.

— Олег Викторович, с детства вам, сыну военного, пришлось поездить по белу свету…

— Да, повезлo.

— В чем же? Постоянные переезды, расставания со школьными друзьями…

— Вы, видимо, не дочь военного, вам тяжело понять, а я другого и не знал. Гарнизоны, города, детские сады, школы — все менялось, и это было нормально.

— Сами решили продолжить дело отца или он вам посоветовал?

— Пример отца сыграл свою роль, но выбор я сам сделал. Тогда не было ни бизнесменов, ни менеджеров. Хотя, может, из меня и неплохой бы предприниматель получился. Инженер же в то время получал 120 рублей в месяц, а летчик — 250. Плюс гарантированная возможность получить квартиру. Плюс престиж.

— Первые свои вылеты помните?

— Много чего помню. Иногда хочется дырку просверлить и половину вытрясти… А первые вылеты — нервничал, конечно. Даже подташнивало. Думал, никогда не научусь летать, что это только для каких-то запредельных людей. Но потом все как-то наладилось, моторная память пришла. Ну и учили нас так, с кнутом и пряником. Чтобы зачет сдать, раз по десять бегал.

— Вы участвовали в воздушных парадах над Красной площадью. Что чувствовали в момент пролета над столицей?

— Можно сказать, чувство огромной ответственности. Но ответственность, что на город упасть нельзя, не зависит от того, над Москвой ты летишь или где-то еще. Естественно, приятно, что ты над столицей, люди смотрят. Знаете, ощущение не эйфории, а значимости. Но, думаю, то же самое чувство было бы в любом другом городе, райцентре. Как говорится, мамы всякие нужны, мамы всякие важны. Почему у нас на жизнь всей страны смотрят часто только через призму Москвы? Да, столица, это прекрасно, но Россия-то шире.

— То есть жить в столице вы не хотели бы?

— Нет, конечно. И не нужны никакие деньги: лучше меньше зарабатывать здесь, чем больше — там.

— Судя по всему, вы человек с крепкими нервами. На вашем счету не только испытания новейших видов и систем вооружений, но и более сотни боевых вылетов. А в августе 2008 года, во время боевых действий в Южной Осетии, ваш самолет СУ-24М был сбит ракетой наземного зенитного комплекса…

— Знаете, вот на эту тему совсем говорить не хочется. Давайте ее пропустим.

— Жаль, это такая ситуация, в которой, как мне кажется, человеку очень многое открывается о себе самом, о жизни. Но раз вы решительно не хотите…

— Да, давайте не будет.

— Тогда поговорим о весне..

— О, это уже интересно!

— …и призыве, который совсем не за горами. Тысячи молодых жителей области отправятся на службу в армию, будут давать присягу на верность Родине. Что значат для вас эти слова? Вы ведь присягали еще Союзу Советских Социалистических Республик, а служили потом в Вооруженных Силах Российской Федерации.

— Я понял вопрос. Хорошо сказано у Шевчука: «Пусть кричат «уродина». А она мне нравится, хоть и не красавица». Я присягал Родине. Слава Богу, потом нас не заставили повторно присягать, как в некоторых бывших союзных республиках. Там из-за этого потеряли много профессиональных кадров, и у нас могло бы быть то же самое. Родина одна, как бы она ни называлась, присягают ей однажды. И защищать ее обязан каждый гражданин. У меня вот зять сейчас учебу закончит, тоже пойдет служить.

— Он сам хочет?

— Думаю, да. Вообще считаю, что служить имеют право и женщины тоже. Вот в Израиле — чем плохо? Нормально девчонки служат. Конечно, сначала для этого условия надо соответствующие создать. Но, повторюсь, защита Родины — обязанность каждого. А то сейчас один может, другой нет, третий вообще в Англии на папины деньги живет.

— Вот обычные-то родители и недоумевают: почему их дети должны служить, когда кто-то имеет все возможности «отмазать» своего сына от армии. Ради чего «тянуть лямку», ради чужих капиталов?

— Вот они-то, кто у простых родителей, — за страну, за Родину служат! А кто уехал подальше, так им и въезд закрыть, чтоб больше не приезжали! Это моя личная позиция. Уехал бы я, будь возможность? Нет. И не потому, что статус Героя или еще что-то. Просто там, за границей, — чужие люди. «Детишки», прожигающие шальные деньги, заработанные родителями, могут этого и не понимать. «Золотая молодежь» так называемая. Я их, правда, по-другому зову, в соответствии с их поступками, о которых часто в криминальной и светской хронике сообщают, но для печати слово не очень подходящее.

— Нежелание служить связано еще и с боязнью неуставных отношений, халатности в отношении командного состава к рядовым срочникам.

— Все эти страхи от того, что у нас есть только обвиняемые, а заключенных практически нет. Должно же быть все четко: ударил солдата — сел. Преступил закон — неси ответственность. И это не только армии касается. Вот в Ржеве танцы устроили на мемориале в честь погибших советских воинов, теперь извиняются. А чем они от «Пусси Райот» отличаются? Попустительство влечет еще большее беззаконие.

— Раз уж речь зашла о законе: как вы относитесь к скандалу вокруг бывшего министра обороны?

— Меня интересует один вопрос: посадят или нет. Все.

— Олег Викторович, вы прослужили в армии тридцать лет, военный, как говорится, до мозга костей. В массовой культуре о таких людях сложился стереотип: они сначала стреляют, потом спрашивают, мысли их чересчур прямолинейны, даже туповаты и тому подобное. Вас это не задевает?

— Очень много военных владеют профессиями на таком уровне, который гражданским и не снился. Например, подготовка военных летчиков гораздо лучше, чем гражданских. Военные автомобилисты могут ремонтировать все, что движется. И так далее. В армии служат люди интеллектуально развитые. Иначе кто бы овладевал современной военной техникой? Есть, конечно, и такие, что живут по принципу «бей-беги». Они, наверное, тоже нужны в определенных ситуациях. Но лицо армии все-таки не они составляют.

— Откуда же тогда предвзятое отношение к военным?

— Видимо, сказывается разница во взглядах на жизнь. Военные — очень исполнительные люди. Почти во всех ситуациях у них срабатывает определенный алгоритм действий: первое — уяснение обстановки, второе — уяснение задачи, третье — доклад о выполненном. Вот это никуда не деть. У гражданских все иначе. Дал ему задание, потом спрашиваешь, а он забыл. Ничего себе — забыл! Это как? Перед тобой поставлена задача и сроки ее исполнения. Исполнил — доложи. Не можешь исполнить — доложи сразу, почему. Опытное военное начальство не сразу решение принимает, а на основе анализа нескольких докладов. Такой подход в любых жизненных ситуациях полезен.

— Учитывая это, как вы решали вечную дилемму летчиков — самолеты и девушки? Просто интересно, как вы среди многих переездов успели семьей обзавестись.

— Есть шутка такая: летчик полжизни смотрит на авиагоризонт — это прибор такой, а полжизни — на красивых женщин. Жену я в Липецке нашел. Кто-то из однокурсников еще в Ейске женился, но я был неприступным в этом плане.

— Не жалеете, что с холостой жизнью все-таки расстались?

— Да вы что?! У меня дочери, внук уже есть. В апреле ему год будет. На меня похож! Гены так сработали, прям вылитый я.

— Планы на военное будущее внука уже составляете?

— Нет, вырастет, сам решит, кем быть.

— Муж-военный чем-то отличается от гражданского супруга? Раньше ведь особенно ценилось выйти замуж за военного.

— Как поется, «а я люблю военных, красивых, здоровенных». Чем отличается? Военный хорошо знаком с такими науками, как стратегия и тактика, которые не только на фронте, но и в семье очень пригождаются. Если же серьезно, то семья крепка, когда муж и жена друг другу подходят — по характеру, интересам. Когда есть уважение. Страсть со временем угасает, а любовь остается, потому что ты уважаешь человека, ты уже подстроился под него, вам вдвоем хорошо. А самое основное — умение прощать и избегать конфликтов. Вот пилит тебя жена — пиджак не туда повесил, рубашка валяется… Можно в ответ сказать, что, мол, у самой из шкафов все выпадает. А можно иначе: «Зай, ну что ты, сейчас уберу, бегу-бегу». Ну, бежать-то никуда не нужно, конечно, а так, потихоньку.

— Когда собиралась на интервью с вами, коллеги пре­дупреждали: военные — люди не самые словоохотливые. Но вот мы замечательно полтора часа проговорили…

— Это смотря о чем беседовать. О каких-то моментах мы и с друзьями стараемся лишний раз не вспоминать.

— Дружеские связи у летчиков крепкие?

— Да у меня в телефоне пол-России номеров записано! А еще Украина, Белоруссия, Литва, Молдавия и прочая заграница. У нас и сайтик свой есть, общаемся.

— С прошлого года вы в запасе. Тоскуют руки по штурвалу?

— Бывает, во сне летаю. Но я нормально к этому отношусь. Все должно быть в меру. Хотя, может, еще бы годик послужить...

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

Сторожук Олег Викторович. Родился в г. Росток (ГДР) в семье летчика-офицера. Окончил Ейское высшее военное авиационное училище. С 1993 служил в 4-м Центре боевого применения и переучивания летного состава ВВС имени В.П. Чкалова в Липецке. Принимал участие в боевых действиях в Афганистане, Чечне, Южной Осетии, совершил более 100 боевых вылетов. С 2012 года в запасе, занимает должность начальника отдела мобилизационной подготовки администрации г. Липецка. Герой Российской Федерации, заслуженный военный летчик России. Награжден орденами Мужества, «За военные заслуги», медалью «За боевые заслуги», другими медалями.

ПРИСТРАСТИЯ

Город — каждый хорош по-своему

Место в Липецке — Комсомольский пруд

Историческая личность — Петр I

Писатель — Карамзин

Певец — Меладзе

Растение — дуб

Животное — буйвол

Время года — лето

Хобби — охота

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных