lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
11 марта 2013г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Культура 

Город по имени Настя

11.03.2013 "Молодежный вестник". Екатерина Лёвина
// Культура
Фото Анатолия Евстропова
Фото Анатолия Евстропова

Он по-доброму шумный и лоскутно-пестрый. Там светит улыбчивое рыжее солнце, рассыпая по улицам веснушки и отправляя своих зайчиков наперегонки по стеклам витрин. Он очень похож на Ехо из книг Макса Фрая. Там читают взахлеб, любят учиться, фенечки и обнимать друзей при встрече – крепко-крепко. Мыслей там роится огромное количество, все они важные и тоже несутся с невероятной скоростью, но, если уж удалось уцепить какую-то за хвост, она станет яркой граффити-картинкой, отправной точкой для маленького рассказа, нацарапанного на бегу в блокноте стихотворным экспромтом. Да, с блокнотом и набором красок там тоже не расстаются. У этого замечательного города есть имя – Настя Колобовникова.


Само собой, и там случаются резкие порывы ледяного ветра отчуждения, вязкий, сырой туман хандры и апатии, бури гнева с непременными громами, молниями и проливным соленым дождем (а как же иначе?). И когда все это происходит, а небо становится низким, давящим и серо-свинцовым, в городе начинают рисовать. 


Впрочем, рисуют там всегда и по-разному: не скупясь на россыпи оттенков или утопая в монохроме, карандашом или акварелью. А захочется – можно и у папы масляную палитру позаимствовать: папа-то художник. 


Сегодня в городе умиротворяюще спокойно. Там неторопливо заваривают чай, рассматривают последние наброски, пытаются приладить иллюстративные к текстовым и тихонько напевают. Вот из стопки извлечен лист с маленькой одинокой фигуркой, приютившейся в уголке огромной, по сравнению с ней, комнаты. Настя протягивает его мне и мимоходом замечает: 


– Часто спрашивают, почему у некоторых работ такой мрачный настрой. Я не задумываюсь о глубинных смыслах, не строю предварительных концепций, а лишь вытаскиваю наружу свои переживания. Наверное, все же хорошо и правильно, что не поступила на художественное отделение. Теперь рисование не обязанность с четкими правилами, а свобода самовыражения. Я могу творить, перекраивая эти правила, адаптируя их под себя или вовсе выворачивая наизнанку.


О, да город бунтует? Впрочем, когда тебе шестнадцать, это нормальное состояние. Главное, не застрять в нем и не остаться вечно обиженным ребенком, протестующим против всех и вся, как, увы, слишком часто происходит. 


– Наизнанку, говоришь… Символический порыв выступить против системы?


Энергично кивает, позволив рыжей челке окончательно занавесить глаза. Бунтарь, как есть бунтарь. И боец по характеру, сразу видно.


– Именно, маленькая революция! Хотя… мои работы не претендуют на подобное определение. Пока они отражают лишь подростковую психологическую и эмоциональную нестабильность, периодическую депрессивность. Сама же над этим подшучиваю, понимая, что со временем все изменится.


Настя внимательно смотрит на меня и ждет очередного вопроса. А я все думаю о городских волнениях, достаю из вороха яркий позитивный рисунок и кладу рядом с тем, «серо-сиротливым». Она смеется.


– Да, не скрою, питаю слабость к «невесомым» образам, да и вообще ко всяким полярностям. Я сама человек крайностей, в моей жизни два состояния: все хорошо и все плохо. В последнее время по большей части плохо, причем сознательно культивирую это ощущение в себе.


– А смысл?


– Развитие. Осознание себя в подобном состоянии, целей, желаний, поступков, построение взаимоотношений с окружающими. Если рассматривать его как импульс для творчества, можно отследить, в каком контексте способна работать. Я не зацикливаюсь на чем-то одном, будь то эмоция, человек или занятие. И рисую, и пою, и танцую, и пишу, и все совершенно по-разному, но одинаково коряво.


Теперь уже смеемся вместе – и в город заглядывает весеннее солнце, вопреки снегопаду за окном. Настя обхватывает руками колени, кладет на них голову и задумчиво говорит:


– Конечно, хочется чего-то грандиозного, теплого, доброго. А вырисовывается непонятно что, да еще какими-то маленькими осколками – общей картины не соберешь. Мелочи – куда поставить стол, какую обувь купить, что за чай заварить, – кивает на чашку и доверительным шепотом сообщает: – Это будет молочный улун.


Сейчас надо стать настоящим трудоголиком, погрузиться в систему получения знаний по самую макушку и удачно написать ЕГЭ. Что до творчества, выходит, я как бы подворовываю для него время, «откусываю» минуты от занятий. Катастрофически не хватает усидчивости… 


Настя оглядывается на книжные шкафы – да, в городе без книги из дома не выходят, скорее уж ключи от квартиры забудешь или документы.


– Что сейчас читаешь?


– Честно? Школьную литературу для ЕГЭ. На самом деле чтение – огромный пласт моей жизни. Я не просто переживаю приключения с героем, а полностью отождествляю себя с ним. Представляешь, как бывает страшно или весело? И грустно тоже… Помню, после «Преступления и наказания» Достоевского несколько дней не могла отойти от потрясения, настолько там много зла. Лечилась сказками и «Домом, в котором…».


– «Дом, в котором…» трудно назвать безусловно доброй книгой. Ты так не думаешь?


– Возможно, но для меня она родная. Не добрая, не злая, а как друг, умеющий поддержать. Тебе плохо, но ты молчишь. А он видит сразу, садится рядом, обнимает, и вот тебе уже легче. Но в любом случае каждое произведение возникает в нашей жизни не просто так, я уверена. Книги учат быть честнее, добрее, сильнее, внимательнее. После некоторых во мне выработалась резистентность к вещам и явлениям, не совсем приятным или болезненным с моей точки зрения.


– Резистентность? Иногда мне кажется, что ты коллекционер подобных слов. Редкое для твоих сверстников хобби.


Она ерошит волосы и прищуривается, пытаясь дурачиться, но видно, что тема для нее не нова и многое уже думано-передумано.


– А вот представь, идет по улице 15-летняя девочка и увлеченно пишет в блокноте про человеческую дуальность, в то время как ее одноклассники тусуются где-то и в голове у них совсем не о дуальности мысли. Они и понятия-то такого не знают. Что это: желание казаться умнее или интерес первооткрывателя своей личной лингвистической вселенной? Не знаешь? Вот и я не знала… Сейчас-то частенько ловлю себя на мысли, что не хочу размышлять о серьезном. Может, период в жизни у меня такой. А вот страсть к мудреным, непонятным и завораживающим словам осталась.


– А самое странное есть?


– Экзистенциализм. Оно пришло от друга с философского факультета. Слово обо всем и ни о чем. Им можно объяснить что угодно: от поведенческих реакций до природных катаклизмов.


– Кстати, о природе. Ты все-таки урбанист, верно? 


– Верно. Жить на природе долго не могу, чувствую себя лишним элементом.


– Что ж, вот мы и в самом сердце города имени тебя. Расскажи то, что посчитаешь нужным: ты в городе, и город в тебе, какой он в твоих работах, кто там живет, есть ли у тебя любимое место?


Настя покрепче обхватывает чашку обеими ладонями и прячется за ней так, что видны одни глаза поверх глазурованной кромки. Думает. Довольно долго думает и, наконец, со вздохом признается:


– Сложно перевести в слова. Столько картинок в голове…


– Да уж, твои мысли порой напоминают броуновское движение.


Она пожимает плечами – мол, это я, какая есть.


– Мой идеальный город – Лондон Викторианской эпохи. Думаю, такой выбор обусловлен любовью к Шерлоку Холмсу и тематике, связанной с ним: мрачность, лошади, тайны, закоулки, производственные трубы, часы, фраки, шляпы. В общем, образы, представленные в литературе той эпохи и о той эпохе. 


В работах город – живой, странный, суетливый организм, немножко грустный, который пытается бороться с собой.


– Что он стремится изменить этой борьбой?


Настя ставит чашку на подоконник, смотрит мне в глаза и светло улыбается:


– Себя, конечно. И весь мир.


Штрихи к портрету


– Учится в колледже искусств имени К.Н. Игумнова. По собственному признанию, поначалу была уверена, что выбранная специальность – «Библиотековедение» – гораздо ближе к филологии, нежели к архивированию книжных фондов. Быстро поняла, что ошиблась, но не ушла: интересное можно найти в любом деле.


– Мечтает стать специалистом по истории Средних веков.


– Выросла в творческой семье. Отец – известный липецкий художник Вадим Колобовников. У самой Насти уже была персональная выставка – в арт-галерее «Болконский».


– Верит, что доброта спасет мир. Или хотя бы украсит его.


– Слушает разные направления рока, Reggae, Indie, Trance, Dub, Ambient, этническую музыку, классику, джаз, блюз. Сейчас в плеере живут «Kings Of Convenience».


Город


Галдеж вывесок и надписей. «Не ставьте машины на три метра», «Я ем детей», «Закрывайте дверь». Острозубые рекламные тетки предлагают вкусить очередную порцию легких наркотиков – шопинг. Раз, два, три – вальс – тянет руки, щурит глаза. Петарды шипят маленькими салютиками. Тепло с неба не рассматривается. Затем и делалось тепло. Мир одинаково фиолетов и слева, и справа. Мальчики чешут языки по подъездам. Беспристрастность. Тук-тук-маленький салют-тук-тук-раз-два-три.


Любимая цитата


«Вставай, Колумб!» – так меня всю жизнь будила моя Мама, напоминая о том, что Америка уже открыта, а мечты далеки от правды жизни. Но тогда какой смысл жить, если тебе уже объяснили разницу между яблоком и велосипедом. Вот если бы укусить велосипед и оседлать яблоко, тогда бы я сам узнал, в чем разница».


Из фильма «Аризонская мечта»

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Воскресенье, 17 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +2 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Глоток свежего воздуха

Максим Ионов
// Общество

Выбирая жизненный путь


// Образование

Ключи от новой жизни

Елена Панкрушина, simplay1@mail.ru
// Общество

На родной земле

Анастасия Карташова, kart4848@yandex.ru
// Власть
Даты
Популярные темы 

Второе дыхание

Владимир Петров // Экономика

Кадровые проблемы областного футбола

Геннадий Мальцев // Спорт

Шотландский мотив

Сергей Малюков, фото автора // Общество

Полёт и пролёт

Дмитрий Ржевский // Спорт



  Вверх