lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
20 февраля 2013г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Общество 

Право быть «белой вороной»

20.02.2013 "Липецкая газета". И. Неверов
// Общество
Накануне юбилея Владимир Федосеевич Савельев заглянул в родную редакцию: как всегда, ему были очень рады.

Пушкин, как всегда, прав: бывают очень странные сближения, то есть совпадения. Вот собрались мы с заслуженным работником культуры РФ Владимиром Федосеевичем Савельевым, возглавлявшим «Липецкую газету» в самые драматические для нее времена, поговорить о том, что творится с нынешней российской прессой. И аккурат в этот же день на эту же тему в стенах журфака МГУ изложил свои взгляды крупный чин из Министерства связи и массовых коммуникаций. Вкратце его точка зрения: не морочьте голову будущим газетчикам разговорами об их высокой миссии. Журналистика — бизнес. Журналист не обязан делать мир лучше. Его задача — зарабатывать деньги для хозяина. Дядя тебя нанял, дядя тебе и приказывает, что писать да как писать.


Чем-то знакомым пахнуло от этих слов. Точно открыли старый чулан, и оттуда потянуло давно забытым и сильно прокисшим. Почти то же услышали мы в родной редакции двадцать два года назад. К нам явилась рекрутированная во власть по августовскому ельцинскому призыву команда местных «демократов» и заявила: «Что велим, то и будете писать. А что не велим, не будете». Помешать реализовать столь креативную программу защитникам либеральных прав и свобод мог больше всего как раз мой собеседник Владимир Савельев. И они, не заглянув в редакционный устав, предусматривавший выборы редактора, решили назначить вместо Савельева своего ставленника. Журналисты ответили на этот произвол полуторамесячной стачкой. Они защищали и своего лидера, которому безоговорочно верили, и свое право не браться за перо под диктовку «дяди».


Но вернемся к недавней декларации столичного чиновника. Она взорвала журналистское сообщество. Союз журналистов России отреагировал жестко и резко: журналистика не должна превращаться в пиар и заказуху. Чиновник начал объясняться: его позиция не имеет отношения к политике министерства. Он и выступал-то в нерабочее время, в свой законный выходной.


Тем не менее сказанное сказано. И Владимир Савельев, пробежав апологию медиабизнеса, заметил, что бал в СМИ сегодня, действительно, правят «эффективные менеджеры» и навязывают стране собственное понимание дела как единственно правильное и возможное. Под демагогию насчет «четвертой власти» загоняют, если уже не загнали, всю журналистику в глубокий кризис, разложили изнутри. Так юбилейное интервью (мы встретились с Владимиром Федосеевичем накануне его семидесятилетия) обрело отнюдь не юбилейный формат и остроту.


— По-моему, рассуждая про дядю, который отдает команды, упомянутый чиновник подразумевает исключительно частные издания и телеканалы. Государственную прессу он вообще не принимает в расчет. Она для него не существует.


— В Интернете мелькнуло, что он ее ярый противник.


— Что и требовалось доказать. Газеты, выражающие и отстаивающие общероссийские интересы, пишущие о народной жизни, способные вместе с властью, наряду с властью помогать формированию гражданского общества, выполнять объединяющие, созидательные задачи, в принципе выпадают из предъявленного расклада. Это опять оглядка на Запад: там нет государственной печати, ну и нам, значит, не надо. Был я когда-то на большой научно-практической конференции в столице, где чуть ли не каждый провозглашал, какое это благо — частные, то есть независимые, СМИ.


— Да уж, сколько времени нам внушали: «частные» газеты и «независимые» газеты — синонимы. Теперь, похоже, игрушки закончились. Больше не скрывают, что в действительности все наоборот: есть «дядя», есть коммерческая удавка, а стало быть, независимость изначально — миф и блеф.


— Так вот, я на той конференции, конечно, выглядел «белой вороной», поскольку напомнил: в нашем Отечестве свои традиции, свой опыт демократической печати. И при этом ссылался на липецкую практику, когда, пусть не без ошибок и конфликтов, удавалось находить пути успешного взаимодействия с властью. В ту пору в муках рождались программа, устав «Липецкой газеты» и даже местный закон о СМИ — подобного нигде не было! Суть их была привлекательной и перспективной: газета — центр доверия здоровых сил общества, посредник между властью и населением. Она помогает власти услышать голос электората во всем его многообразии, а населению — услышать власть, которая нуждается в его поддержке, в том числе — и в нелицеприятной критике. Этого мы и старались добиться. И до сих пор те наши принципы, механизмы худо-бедно работают, хотя и не без сбоев. Вот скажи: разве не удивительно, что именно в Липецке, именно в нашей редакции и сегодня руководителя издания выбирают журналисты, а не просто назначают «сверху»? В каком еще регионе сохранена такая система?


— У разных СМИ разные задачи. Есть партийные, есть рекламные газеты, информационно-развлекательные, таблоиды. Но и стране, и любому региону насущно необходима серьезная, не ориентированная на коммерческий успех любой ценой общественно-политическая пресса.


— Для государственно, ответственно мыслящего человека тут нет вопроса. Иное дело, мы в «ЛГ» всеми способами старались как можно меньше залезать в бюджет. Правда, в девяностые годы после всех ельцинских и гайдаровских погромно-разгромных, разорительных экспериментов над страной способов этих у нас осталось раз-два и обчелся. Мы платили за аренду здания, построенного целиком на средства, заработанные несколькими поколениями журналистов редакции. Но в послеавгустовской неразберихе оно попало в чужие руки. Мы покупали бумагу, стоившую в России дороже, чем за рубежом, занимались примитивным бартером. Понятно, целиком расплачиваться за все у нас не получалось. Тем не менее шестьдесят процентов трат покрывали из редакционных средств. Нет, мы не были нахлебниками. Да и ныне работающий коллектив не живет на халяву. Уже пятнадцать, двадцать лет назад думали мы о медиахолдинге, чтобы, кроме издания газеты, вести разноплановую производственную деятельность, находить дополнительные резервы получения прибыли.


Сегодня вокруг «Липецкой газеты», как ядра, образовалось, наконец, то, о чем я столько лет хлопотал: Издательский дом. Причем сейчас у него есть приличная полиграфическая база, а не только десяток-полтора кабинетов. То есть появился шанс для развития.


— Но я не забыл, с какой настороженностью еще в эпоху обкомов-парткомов относились к любым попыткам газетчиков встать на ноги без костылей.


— Было и это. В начале перестройки я всего-навсего предложил назвать газету не «органом обкома КПСС», а «газетой коммунистов области». И сразу услышал: вы что, хотите отнять ее у партии? И тогда, да, наверное, и теперь у кого-то свербит: ох, дай этим журналистам волю, а тем более финансовую независимость, и они начнут такое вытворять… Между тем редакции не раз намекали, предлагали пойти под крышу какого-нибудь финансового клана, богатенького Буратино. Но наш свободный, осознанный выбор был другим — партнерство с властью. Ведь в идеале она выражает и защищает интересы абсолютного большинства народа. А журналисты «Липецкой газеты» стремились быть полезны, прежде всего, этому большинству. В таком качестве, убежден, нас и должна рассматривать власть. В таком качестве, а не в роли придворных льстецов мы и можем быть ей опорой.


— Вы постоянно возвращаетесь к миссии, служению в противовес погоне за коммерческой выгодой или прислуживанию сильным мира сего. Но чтобы устоять перед соблазнами, нужно обладать характером, твердостью, а главное — быть до конца преданным журналистскому призванию.


— Ну это касается не только журналистики. Это, может быть, главная проблема для России и для каждого из нас. Солженицын однажды, перечисляя, так сказать, доблести истинного гражданина, назвал и такую: стоек перед начальством. Сюда же я бы еще добавил: стоек перед соблазном быстро, да еще и неправедно, обогатиться. Этой стойкости, мы видим, недостает даже недавно еще порядочным людям.


— Я обратил внимание на одно ваше выражение: газета как центр притяжения здоровых сил общества. Вот уж что не имеет никакого денежного эквивалента.


— Мое поколение на этом воспитано. Еще в молодежной газете мы вместе с журналистом Владиславом Ширяевым создавали поисковый клуб «Неунываки», я был комиссаром клуба. А редакция превратилась в «неунывачий» штаб — здесь сосредотачивалась информация о воинских захоронениях, готовились планы новых экспедиций, походов, отсюда уходили запросы в архивы, в ее стенах обдумывали, где какие памятники, обелиски поставить. Этот опыт для меня всю жизнь был бесценен. В «Липецкой газете» тоже возникали схожие по духу инициативы — объединение технической и творческой интеллигенции, клуб деловых людей. То есть такое издание, как наше, должно быть заряжено на созидание. Мало, если журналист о чем-то хорошо напишет. Это лишь часть той самой миссии, которую так хотелось бы перечеркнуть иным рыночным идеологам. Кстати, мы вот все говорим «Липецкая газета», «Липецкая газета». Но было еще и «Ленинское знамя». Это одно издание. И не надо меня уверять, будто «Ленинское знамя» занималось исключительно идеологией и пропагандой. Не так это. Во главе угла была экономика. К слову, только у нас в отличие от всех региональных газет СССР существовал отдел строительства.


— Кто-нибудь из молодых наших коллег прочитает и скажет: Савельев — последний из могикан, редактор-романтик, журналист-идеалист.


— Давайте лучше думать о том, что о нас всех, ныне живущих, скажут внуки и правнуки. Или что бы сказали деды и прадеды, прошедшие войну. Мы по отношению к ним так и не выполнили своего долга. Как комиссар «Неунывак» я остро ощущаю вину за то, что после войны, когда остались неврученными где-то три миллиона орденов и медалей, к нынешнему дню, то есть почти за семьдесят лет, передано либо самим солдатам, либо их близким всего шестьсот шестьдесят тысяч наград. Не успели? А память — это ж вам не зарытые кости. То же о воинских захоронениях. Ими десятки лет занимались фактически лишь пацаны из таких объединений, как «Неунываки». Для меня судьба газет, призванных воспитывать граждан, патриотов, и эти процессы тесно переплетаются. И если у нас обнаруживаются здесь и там прорехи, если честное журналистское слово и сбережение памяти оказываются куда менее важными, чем бизнес, выгода, карьера, мне больно.


— О русских писателях, журналистах хорошо сказал Герцен: мы не врачи, мы боль.


— Ну, вот. А тот господин из Минсвязи желает, чтобы новые Герцены, пусть скромные, провинциальные, писали с разрешения дяди-олигарха…


— Вы, Владимир Федосеевич, автор интересной прозы, вы писали песни, у вас множество друзей-художников, музыкантов…


— Это верно. В последние годы я пробую себя и в живописи, мне это нравится.


— Вам не жаль, что столько сил, столько лет ушло на газету? Вы ее защищали, не дали закрыть, разогнать, выхолостить. А могли бы потратить время на чисто литературное творчество или писание картин.


— Вероятно. Но я считаю, что сбережение хорошей газеты — тоже дело и стоящее, и творческое. Когда мы работали над первым уставом «ЛГ», для меня это было… ну, да, как роман сочинять. Так же сложно, увлекательно, важно.


— Несколько лет назад на просьбу дать интервью вы отшутились: «А вдруг чего-нибудь не то скажу…» Вам часто доводилось говорить «не то»?


— Журналисты, если судить со стороны, то и дело говорят «не то». И видят не так, фиксируя взгляд на негативе. Но потом выясняется: говорили-то они как раз «то», и надо было к ним прислушаться. А если писали о чем-то нехорошем, то тем самым помогали найти выход, достойное разрешение проблемы. Настоящая журналистика всегда забегает немножко вперед, смотрит чуть дальше, чуть острее. Мы, собственно, в любой публикации имеем в виду день завтрашний. Что надо сделать, чтобы он был лучше, чем сегодняшний и вчерашний. Посреди раздрая девяностых на страницах «Липецкой газеты» появился девиз: «Будем вместе — вместе мы сильнее!». Он и по сей день звучит. Его припомнили даже при вручении мне почетного знака «За заслуги перед Липецкой областью». Хотя этот слоган придуман не мною. Он рожден тем духом, верой, надеждой, без которых газета пуста и мертва.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Воскресенье, 17 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +4 C°  Ночь: +2 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Глоток свежего воздуха

Максим Ионов
// Общество

Выбирая жизненный путь


// Образование

Ключи от новой жизни

Елена Панкрушина, simplay1@mail.ru
// Общество

На родной земле

Анастасия Карташова, kart4848@yandex.ru
// Власть
Даты
Популярные темы 

Второе дыхание

Владимир Петров // Экономика

Кадровые проблемы областного футбола

Геннадий Мальцев // Спорт

Шотландский мотив

Сергей Малюков, фото автора // Общество

Полёт и пролёт

Дмитрий Ржевский // Спорт



  Вверх