lpgzt.ru - Здоровье Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
11 февраля 2013г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Здоровье 

Страшный диагноз – ещё не приговор

11.02.2013 "ЛГ:итоги недели". Ольга Глушкова, Павел Остряков, Николай Черкасов (фото)
// Здоровье
ulybka-rebenka.ru
ulybka-rebenka.ruВ отделении онкологии и гематологии областной детской больницы внедрены современные методы и единые протоколы лечения опухолей

Дети и онкология… Эти понятия настолько несовместимы, что разум отказывается их принимать. Но неумолимая статистика свидетельствует: каждый год в нашей стране около пяти тысяч детей становятся пациентами онкологических клиник.


Как мириться с этим? «Не мириться нужно, а бороться», – говорит главный специалист по детской онкологии управления здравоохранения Липецкой области, заведующий отделением онкологии и гематологии областной детской больницы Дмитрий Николаевич Погорелов. Бороться – значит, не допускать отчаяния и не оставлять места сомнениям. Страшный диагноз – ещё не приговор.


Ещё полвека назад онкологические болезни на самом деле являлись фатальными: 80 маленьких пациентов из ста погибали. Врачи оставались бессильными перед опухолью, которую невозможно было удалить хирургическим путём. Сегодня ситуация кардинально изменилась, теперь 80 процентов детей выживают, побеждая болезнь.


– Дмитрий Николаевич, сколько в нашей области детей-онкологических больных и стало ли их больше за последние годы?


– Если говорить сухим языком цифр, то больных стало больше. В среднем мы ежегодно диагностируем различные формы злокачественных новообразований у 25 детей. Общая тенденция такова: за последние 10 лет количество всех онкологических больных возросло на 20 процентов. Но реальная причина скорее не в том, что рак распространяется и поражает всё больше людей. Просто диагностика стала более совершенной, что позволяет нам выявлять опухоли даже на ранних стадиях. УЗИ, компьютерная томография – эти методы дают очень точную картину.


Сегодня сложилась определённая система выявления опухолей у детей. Есть такое понятие – онкологическая настороженность. Например, у ребёнка высокая температура, но нет ни кашля, ни насморка – картина болезни размыта. И это уже повод для тщательного обследования, а если есть изменения, например, в анализах крови – для направления к онкологу или гематологу. То есть при необычном течении любого заболевания, необъяснимости симптомов и при неясной клинической картине необходимо помнить о теоретической возможности развития злокачественной опухоли. Обследование ребёнка при подозрении на онкологию необходимо проводить в максимально сжатые сроки с привлечением необходимых специалистов. Чаще всего ребёнок поступает к нам в отделение, и мы уже разбираемся с диагнозом. Есть заболевания, которые имитируют злокачественные новообразования, а есть доброкачественные состояния, которые имитируют злокачественные. Это так называемые маски. И наша задача – отделить одно от другого – провести дифференциальную диагностику.


Не менее важна роль родителей. Обнаружив на теле ребёнка любую шишку, уплотнение, необходимо обратиться к педиатру. На самом деле взрослым нужно более ответственно относиться к здоровью своих детей. Родители должны знать, что маленького ребёнка в первый год жизни необходимо трижды показать хирургу: в один, девять месяцев и в год. Такая система помогает выявить самые разные заболевания, не только онкологические. Я как хирург участвую в программе диспансеризации детей до одного года, часто выезжаю в районы. С удивлением констатирую: люди просто не хотят идти к врачу. Из-за этого мы всё ещё диагностируем злокачественные образования на 3 и 4 стадиях, когда шансы помочь ребёнку уменьшаются с каждым днём. 70 процентов маленьких пациентов отделения онкологии и гематологии – с запущенными формами болезни.


В моей практике был случай, когда мама привезла ребёнка, помочь которому мы были уже не в силах: на плече у него выросла опухоль размером с голову. И такие эпизоды не единичны. Родители, веря в неких целителей, а на деле – откровенных шарлатанов, едут к ним за тысячи километров в надежде излечить больного. А потом всё равно возвращаются к нам. Иногда поздно.


– А другие едут за границу. Наши люди почему-то убеждены, что в Германии или Израиле от рака вылечивают, а в России нет. Это на самом деле так?


– Это лишь сложившееся мнение, ставшее для многих родителей решающим фактором. Но только психологическим: они считают, что наших федеральных центров недостаточно, чтобы помочь ребёнку. На самом деле работа всех онкологов – что в регионах России, что в столице, что в той же Германии – синхронизирована. Заграничные светила приезжают к нам, отечественные выезжают к ним – идёт постоянный диалог и обмен опытом.


Онкологическим сообществом выработаны единые протоколы диагностики и лечения всех форм онкологии. От прописанных в них норм ни один онколог не может отступать: какие лекарственные препараты и на какой стадии применять, в какой последовательности и дозировке – всё строго рассчитывается. И лечение одинаково, что в Москве, что в Липецке. И статистика у нас едина. Если бы мы были разрозненны, одни лечили так, другие – по-своему, мы бы тратили целую жизнь на то, чтобы ответить на один-единственный вопрос – а правильно ли мы лечим?


Часто за границу везут больного с опухолью 4 стадии в надежде на чудо. Наши профессора отказали в операции, потому что она бессмысленна. А израильские берутся сделать, но не гарантируют результата. Зато гарантированы огромные счёта за лечение.


Поверьте, у нас достаточно своих ресурсов. Наших детей оперируют в нескольких федеральных центрах – научно-исследовательском институте нейрохирургии имени Бурденко, научно-клиническом центре детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Рогачёва и других. Хирурги проводят сложнейшие операции, а врачи-гематологи – пересадку костного мозга. И если нашему пациенту это требуется, мы направляем его в такой центр.


– И он может рассчитывать на бесплатное лечение?


– Конечно. В стране действует система квот. Область выделяет больному ребёнку средства, перечисляя их на счёт того центра, где он будет проходить обследование или лечение. Схема такая: мы даём выписку, родители везут материалы истории болезни ребёнка в онкологический центр на консультацию, и, как правило, в этот же день решается вопрос о его госпитализации. Дальше родители получают от нас новый пакет документов. Они едут в управление здравоохранения, где им оформляют квоту. Подготовка документов занимает не более одного рабочего дня. Воспользоваться квотами можно неограниченное количество раз, если это требуется. Порой наши пациенты ездят в Москву каждый месяц.


Квота действует внутри России. Мы имеем право направлять на лечение только в аккредитованные государством медицинские учреждения. Это не любая клиника, а крупные федеральные центры с самым современным оснащением и специалистами высокой квалификации. Лучше этих центров нет.


Иногда бывает, что одних только квот для полного излечения и восстановления недостаточно. Ну, например, у ребёнка саркома кости и ему требуется протез. Здесь уже федеральный клинический центр подключает систему взаимодействия с фондами помощи детям и спонсорами. Как правило, средства находятся.


Но благо, что сложные операции требуются не всем больным. Например, пересадка костного мозга – только четверти детей, страдающих лейкемией. А основной метод лечения – это химио­терапия. Конечно, это огромное испытание для ребёнка. Ведь в его организм вводятся яды, довольно жёсткие, которые уничтожают опухолевые клетки. Но здоровым клеткам тоже достаётся. И, поверьте, выпадение волос – это самое простое осложнение. Пациенты, находящиеся на химиотерапии, становятся очень чувствительными к любой инфекции, она у них проявляется особенно сильно, потому что у них развивается иммунодефицит. И там, где они лечатся, создаются особые условия – полная изоляция. На базе нашего отделения есть три бокса для детей с родителями. Остальные члены семьи к ним не допускаются.


Несмотря на всю сложность лечения, химиотерапия – это большой прорыв в лечении онкологических болезней. И те 80 процентов выживаемости сегодня – результат применения лекарственных препаратов. Сегодня разрабатываются новые подходы в лучевой терапии, совершенствуются технологии поддерживающей терапии и лечения осложнений.


Родители полностью вовлекаются в лечебно-диагностический процесс. От них ничего не скрывается. Очень важно, чтобы ребёнок не чувствовал себя ущербным. Мать может выйти поплакать, но в палату к ребёнку должна заходить с улыбкой, потому что он очень тонко чувствует эмоциональное настроение окружающих. Если он видит, что маме плохо, то думает, что это он обуза: так устроены дети. И у него нет настроя на лечение. Психологическое состояние ребёнка и родителей – очень важный компонент терапии, доказанный психиатрами.


– Дмитрий Николаевич, какими формами новообразований чаще всего страдают маленькие пациенты?


– Онкологические заболевания делятся на две большие группы: злокачественные заболевания крови – лейкозы, или по-другому лейкемии, и опухоли как таковые – те, которые можно потрогать. У взрослых лидируют раки – это опухоли эпителиальных клеток разных органов. А у детей преобладают лейкозы и саркомы – опухоли мягких тканей и кости. Раком дети болеют крайне редко. Но рак сегодня термин социальный. И в большинстве случаев люди называют раком любое злокачественное заболевание.


– А почему вообще дети болеют раком? Ведь они, в отличие от взрослых, ещё не столь подверглись повреждающим факторам вредных привычек и окружающей среды?


– Хочется найти какую-то одну причину возникновения онкологических заболеваний и убрать её. Это было бы очень просто и хорошо для всех. И никто бы у нас не болел. Но наш организм – очень сложный. Его клетки постоянно делятся, обновляются – старые отмирают, рождаются новые. При делении возникают генетические ошибки: ежедневно у любого человека – взрослого и ребёнка – образуется до десяти тысяч опухолевых клеток. Есть у нас противоопухолевый иммунитет, который тут же распознаёт опасность и уничтожает раковые клетки. Но случается, что он их пропустил, не заметил, и они начинают делиться. Там, где клетки обновляются наиболее интенсивно – в крови, возникает наибольшее число генетических ошибок.


Но одно дело причина болезни, а другое – условия её развития. Мы часто сами создаём себе большие проблемы. Неправильное питание, алкоголь, курение, гиподинамия – этим человек уничтожает не только себя. Дети родителей, ведущих подобный образ жизни, больше других подвержены различным заболеваниям, в том числе и онкологическим. Создавая свой образ жизни, вы создаёте основу для будущего – ваших детей. Какой она будет – зависит только от вас. Об этом нужно всегда помнить

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Среда, 13 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +3 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Зима. В байдарках, торжествуя…

Елена Панкрушина, simplay1@mail.ru
// Общество

Контрольная работа

Эмма Меньшикова, labarita@yandex.ru
// Общество

Шире круг, друзья!

Роман Ромашин, romanromashin@yandex.ru
// "Липецкой газете" - 100 лет

Весомая альтернатива

Николай Рощупкин
// Общество
Даты
Популярные темы 

Меж прошлым и будущим нить (фото)

Евгения Ионова // Общество

Когда старость в радость

Александр Гришаев, agrishaev@yandex.ru // Общество

«Помогаю и буду помогать»

Анастасия Карташова, kart4848@yandex.ru // "Липецкой газете" - 100 лет

Вместе остановим беду

Андрей Филатов, главный врач Липецкого областного центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями // Здоровье

Чтоб он исчез, лишний вес!

Анжелика Юдина, врач-эндокринолог Липецкой областной клинической больницы // Здоровье



  Вверх