lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
14 января 2013г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Культура 

Рождество Сорокина (фотогалерея)

14.01.2013 "ЛГ:итоги недели". Роман Хомутский, Александр Юшков (фото)
// Культура

ФОТОГАЛЕРЕЯ

25 декабря – католическое Рождество, день, осенённый появлением на свет Христа, священный праздник для многих религиозных конфессий во многих странах мира. Виктору Семёновичу Сорокину – великому русскому живописцу, прославившему липецкий край, сто лет назад выпало родиться именно в эту дату. Возможно, отсюда его светоносность, его связь с божественным. Несомненно одно: у дарования Мастера – небесное происхождение.


Пергамент


«Рождество Сорокина» – так придумала называть день рождения выдающегося художника его добровольный биограф и старый, проверенный друг Татьяна Ивановна Нечаева – авторитетный липецкий искусствовед, член-корреспондент Российской академии художеств. К столетнему юбилею Мастера, рядом с которым она провела бок о бок почти два десятилетия, Татьяна Ивановна сделала бесценный подарок. 25 декабря, аккурат ко Дню художника (который, заметим, учреждён и отмечается исключительно в Липецкой области), свет увидел долгожданный памятный альбом «Виктор Сорокин. К 100-летию со дня рождения».


– Я бесконечно рада, что альбом получился, увидел свет, – не скрывает воодушевления Татьяна Нечаева. – На самом деле я являюсь скорее составителем и редактором, нежели автором монографии, хотя и написала кое-что. Выражаю сердечную признательность своему полноправному сотворцу Ирине Андреевне Марц – без неё фолиант не выглядел бы так структурированно и красочно. Известный столичный живописец, её первая любовь и профессия – книжный художник. Трудолюбие и высочайший профессионализм Ирины Андреевны наделили альбом своим неповторимым лицом. За то, что подарили возможность издать альбом и выделили на это необходимые средства, благодарю администрацию области, управление культуры и искусства, областную картинную галерею и Дом Мастера. Спасибо музеям и галереям, а также частным собраниям, где хранятся произведения Сорокина. Пришлось прибегнуть к сотрудничеству не только с липецкими хранилищами искусства, но и со многими другими по всей России: от них мы ждали подтверждения о наличии той или иной конкретной картины и фотографии. Благодаря их содействию удалось получить доступ к наследию художника с 1947 года до самого последнего этюда, и значительная часть репродукций вошла в альбом. Преобладающее большинство – из числа хранящихся именно на территории Липецкого региона. Если рассматривать наследие Сорокина в ретроспективе, то мы наблюдаем его удивительную цельность как художника. Часто можно слышать в отношении разных авторов: это его ранний период, это – поздний… Виктор Семёнович на протяжении жизни, конечно, изменялся. Но в ранних работах можно легко разглядеть прообразы будущих. Тут, наверное, и кроется основной интерес к более подробному изучению творчества живописца, в чём заключалась одна из целей создания текста подробного исследования. Расскажу почему. Работая над книгой, пришлось столкнуться со многими вопросами. В частности, мы до сих пор не уверены, правильно ли датированы некоторые полотна. Сорокин, как и многие представители его профессии, сильно не заботился о том, чтобы точно фиксировать, каталогизировать и нежно оберегать свои произведения. Картина готова – художник принимается за следующую. Проходит пять, десять лет, полотно достают с антресолей, а когда оно написано – никому уже неведомо. Таким образом, многие холсты зарегистрированы неверной датой.


Татьяна Ивановна Нечаева имела исключительную возможность в течение долгого времени находиться рядом с Виктором Семёновичем. Много лет она отдала работе в его персональном музее-мастерской, созданном в 1992 году по инициативе и под руководством видного деятеля липецкого искусства, ученика Сорокина, живописца Вилена Дмитриевича Дворянчикова. Собственные архивы искусствоведа, наблюдения и интервью, записанные за восемнадцать лет общения с художником, легли в основу текстовой части юбилейного альбома. Татьяна Ивановна фиксировала буквально каждую беседу, высказывания художника, свидетельства о нём современников: родственников, учеников и соратников – иных, к сожалению, уж рядом с нами нет. Так, например, Нина Васильевна Скорубская делится на страницах книги историей своего знакомства с тогда ещё студентом изоинститута, молодым Витей Сорокиным. Вместе с ним в 1941 году, в самом начале войны, они оказались в одной бригаде, которой предстояло раскрашивать крыши промышленных зданий «под деревья». То есть будущие звёзды живописи начинали в качестве маскировщиков заводов от бомбёжек. Безусловно, такие яркие воспоминания бесценны, они дают нам взглянуть на Сорокина и на его судьбу с совершенно неожиданной стороны. 


– У книги очень много голосов, – продолжает рассуждать автор-составитель. – Мир Виктора Семёновича – уникален, неисчерпаем, его дар предстоит открывать ещё не одному поколению. Текст позволит глубже понять то, что хотел сказать художник. А о чём он говорил в своих полотнах? Не об окне, не о дереве, не о ручейке. Сорокин транслировал с помощью красок своё мироощущение, говорил о том, как прекрасно жить на свете, насколько мы должны быть благодарны за каждое мгновение жизни на земле, какими потрясающими смыслами наполнены эти мгновения. Его живопись исполнена гармонии. Благодаря абсолютному цветовому ощущению, слуху, честности, бескомпромиссности Виктора Семёновича мы не увидим ни одного фальшивого мазка. Творчество Мастера сродни музыке. Когда мы слушаем музыку, нам же неважно, какой именно образ природы создавал композитор. Мы слушаем и мы чувствуем радость или грусть. Или, напротив, за мажорной мелодией угадываем внутреннюю тревогу, предвкушение печали. Музыка Виктора Семёновича соткана не из нот, а из идеального сочетания цветов, их ритма, пластических решений. 


– Книга рассказывает о Викторе Семёновиче Сорокине, увиденном глазами разных людей, его современников, – резюмирует Нечаева. – Нельзя назвать Сорокина человеком с душой «нараспашку», он не был слишком уж открытым для окружающих. Очень часто дурачил их, притворяясь эдаким простачком, которым, разумеется, не являлся. Таким способом он оберегал свой внутренний мир. С другой стороны, Сорокина многим посчастливилось знать как педагога, друга, коллегу. У него было достаточно ипостасей, где в отношении других людей проявлялись истинные стороны его щедро одарённой Богом натуры. Личность Виктора Семёновича при жизни – да и теперь – оценивается неоднозначно. Поэтому только так, в совокупности мнений, воспоминаний, высказываний о Мастере в разные периоды жизни, мы можем создать более-менее объективный портрет – будто из кусочков мозаики. Но, знаете, все сходятся в одном: это был сверходарённый и талантливый человек, родиться которому суждено, без преувеличения, раз в сто лет. 


Целлулоид


Презентация альбома «Виктор Сорокин. К 100-летию со дня рождения» состоялась в Липецкой областной картинной галерее одновременно с открытием юбилейной экспозиции живописца «Сама судьба мне завещала…», на которой представлены работы разных периодов творчества – от начала 1950-х до 2001 года. Днём позже праздничная эстафета продолжилась в Доме Мастера: ретроспективная выставка «Вас ждёт Мастер» сопровождалась на сей раз презентацией фильма «Четыре времени жизни Виктора Сорокина». Да, некоторое ощущение дежа вю присутствовало, тем более укрепило его название документальной ленты. Дело в том, что в своей книге Татьяна Нечаева также подразделяет весь жизненный путь Мастера на аналогичное количество условных периодов. Когда фильм начался и зазвучал закадровый текст, deja vu (то есть, «уже виденное» – фр.) подкрепилось сильнейшим deja entendu («уже слышанное» – фр.). Диктор будто бы читал выдержки из статей и трудов, вышедших из-под пера Татьяны Нечаевой!  


Сергей Тихомиров снимал сорокаминутное кино по заказу областного управления культуры и искусства, посвятив процессу почти целый год. Во вступительном слове к картине режиссёр обратил внимание, что в названии фильма удивительным образом отразилось не только искусствоведческое деление на творческие периоды. Здесь имеет место ещё и попытка философского осмысления жизни великого художника – попытка рассмотреть эволюцию таланта Виктора Семёновича Сорокина. Зрителем «Четыре времени жизни…» могут ассоциативно восприниматься как четыре времени года или символические обозначения детства, юности, зрелости и мудрого возраста. Появляется своеобразный намёк на биографичность ленты. Того, впрочем, требовал и формат «Жизнь замечательных людей: Липецкая серия». За восемь месяцев, что продолжалось производство очередного эпизода серии, авторам потребовалось приложить колоссальные усилия во имя успешной реализации проекта. 


– Достоверных сведений о Сорокине не так много, несмотря на имеющуюся официальную биографию, – сетует Сергей Тихомиров. – Нет единого архива его художественных произведений, материалы о том, как складывалась судьба Виктора Семёновича, обрывочные и путанные. Сохранившиеся интервью односложны либо противоречат друг другу. Как, например, в местном краеведческом музее в собственноручно написанной автобиографии  Сорокин утверждает, дескать он из семьи рабочих. Якобы отец трудился слесарем на машиностроительном заводе, а сам он будто бы тоже учился на слесаря, дабы пуститься по стопам родителя. Мягко говоря, истина сильно искажена. И таких разноречивых «фактов» довольно много. Нити ведут из Москвы в Самарканд, Елец, Липецк, Крым, Францию… 


Сложности при съёмках, по словам сценариста-постановщика, появились, откуда их совсем не ждали.


– Людей, которые знали и общались с Сорокиным, приходилось призывать к участию, – разводит руками Тихомиров. – Кто-то  недоговаривал, кто-то отворачивался, кто-то уходил от ответов. Были даже противники фильма. Всё это вечные интриги в творческих и околотворческих кругах. Сколько было сомнений, сколько всего пришлось выслушать! И, конечно, всем угодить было нельзя: и родным художника, и его почитателям. Поэтому этот фильм – попытка понять художника, осмыслить наследие большого масштаба.  Почему у него такай талант? Откуда у него такая сила жить в любое время и в любом месте? Мне хотелось сделать фильм далёкий от музейно-хрестоматийного взгляда на Сорокина. В этом фильме – моё авторское видение, моя точка зрения. В нём то, что мне позволили понять участники картины: искусствоведы, художники, близкие люди, сам Виктор Семёнович. К сожалению, не всё удалось, как хотелось, многое осталось за кадром. И этим фильмом моя попытка осмыслить наследие художника не заканчивается. Масштаб его личности не отпускает, требует ещё более глубокого осмысления. У ленты есть финал, но я в этой истории точку не ставлю. Чем мы, люди творческие, отличаемся от врачей или официантов? Мы все оказываем услуги, оправдывая тем, что надо зарабатывать на жизнь. Поставщики услуг. Но ведь каждый человек – режиссёр собственной жизни. И не надо ссылаться на время, на власть, на окружение. Свобода всегда начинается изнутри. Художник Сорокин был свободным человеком. Он был автором своей жизни... Несмотря на все обстоятельства, свобода для него была превыше всего. Проснуться утром, посмотреть в окно и осознать, что ты можешь жить, как тебе хочется, – лучшей свободы Виктор Семёнович себе и пожелать не мог. И жил своими ценностями, причём с самого детства. Как мне кажется, ощущение свободы выработалось у мальчика ещё до семилетнего возраста. А вот оснований отказаться от своей внутренней свободы Мастер, видимо, так никогда и не нашёл.


Что ж, свобода хороша при соблюдении строгой дисциплины, и Виктор Семёнович строго придерживался этого правила. А вот Сергей Александрович Тихомиров свободой своего творческого самовыражения воспользовался несколько вольно. Выразилось это в ряде досадных неточностей, допущенных в фильме. Об этом свидетельствовали и Нечаева, и сын Сорокина – Александр Викторович, приглашённые на просмотр. Лента получилась, на наш взгляд, проникновенная, познавательная, сделанная вроде бы искренне и с душой. Но если потом на это кино будущие поколения станут ссылаться как на исторический источник, то разночтений не избежать. 


Тем не менее Тихомирову зрительская аудитория аплодировала, и было за что. 


– У меня много осталось за кадром, – признаётся режиссёр. – И многое не получилось. 


Однако попытка была сделана, и в хранилище исторической памяти прибыло. Смеем предположить, что в любой художественной школе, в любом музее факультативный час на изучение жизни и творчества Виктора Семёновича Сорокина вместе с книгой Нечаевой и фильмом Тихомирова пройдёт интересно и нескучно – тут и сомневаться не в чем!


В Доме Мастера после фильма и выставки нас пригласили на чай из настоящего самовара, с оладьями и мёдом! Ну как отказаться? Оладьи – кулинарное произведение сотрудниц музея, а мёд прямо в сотах – подарок известного коллекционера искусства и просто хорошего человека Анатолия Никифоровича Нехорошева. Все присутствующие ритуально – вместо тоста – подняли щедро сдобренные деревенским живым медком оладышки: «За Сорокина!». Глядя на вязкую игриво текущую по сотам пчелиную «лаву», мне почему-то сразу подумалось о том, как хозяин этого дома накладывал на холст свою щедрую радостную краску. 

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Среда, 16 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +29 C°  Ночь: +15C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 
Даты
Популярные темы 

Такие «свидетели» нам не нужны

Кирилл Васильев // Общество

Непреходящий феномен

Владимир Петров // Власть

Новый день «Восхода»

Галина Светлова // Сельское хозяйство



  Вверх