lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
29 декабря 2012г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Общество 

Воспоминание о замке

29.12.2012 "Липецкая газета". И. Неверов
// Общество
Фото Александра Юшкова
Фото Александра Юшкова


Задумано было с размахом: чтоб не особняк, не дворец, а замок в английском готическом стиле. Но строили-строили да недостроили. Может, время уже оказалось не больно-то подходящее для таких затей. Начало двадцатого столетия. Пока местные крестьяне обтачивали бутовый камень для постройки (на обточку одного тратили дня три и получали за каждый из камней десять копеек), пока возводили стены, надвинулись грозные события. Война с Японией, боль и позор Цусимы и Порт-Артура. Расстрел Девятого января. Первая русская революция.


Ни владельцы усадьбы Великий князь Андрей Владимирович и его возлюбленная балерина Матильда Кшесинская, ни модный архитектор Александр фон Гоген, ни борковские мужики, ни мастера, занятые на сооружении здания и каскада из трех прудов, ни садовник, ухаживавший за парком вокруг замка, не ведали, что будет впереди. А ждали их, как бодро, в маршеобразном ритме, пелось в революционной песне, судьбы безвестные. Это в равной мере касалось и революционеров, и тех, кого революция лишила всего — даже права жить и умереть на родине.


Кажется, первым рок настиг Александра Ивановича фон Гогена. Зодчий был не великий, но очень даже небездарный. Когда строился замок в Борках, он стал архитектором Высочайшего двора. В перечне зданий в Москве и Санкт-Петербурге по его проектам — церковь, музей, доходные дома, в том числе принадлежавший Д. И. Менделееву, дворянские особняки, Николаевская академия Генерального штаба и многое другое. Он называл себя приверженцем «русского стиля». В этом стиле спроектировал церковь Божией Матери Всех Скорбящих Радости — от нее, правда, уцелела лишь часовня.


Трудно сказать, сильно ли вдохновляла фон Гогена задача выстроить посреди России, в русском селе Борки Ливенского уезда Орловской губернии, на берегу реки Олым, готический замок. Но царственной особе, а впрочем, уж скорее даме его сердца захотелось поиграть в Средневековье. А каприз заказчика — закон. Так было, так есть. Поговорите с нынешними коллегами Александра Ивановича, подрядившимися поработать на «новых русских», — немало странного, любопытного, смешного услышите.


Так или иначе, но господин фон Гоген весьма преуспел. Правда, вряд ли он предполагал, что самым знаменитым из построенного им станет особняк Кшесинской в Питере на Кронверкском проспекте. И благодаря не столько его архитектурным достоинствам, сколько выступлению с балкона этого здания Владимира Ленина, главного врага тех, для кого фон Гоген проектировал церкви, дворцы, доходные многоэтажки.


Но Александру Ивановичу не довелось про то узнать. В марте 1914-го в отнюдь еще не старческом возрасте он покончил с собой. Говорят, тяжело болел. А летом того же года началась Первая мировая война. Кто угадает, от каких бед спас архитектора тот выстрел в самого себя в его квартире на Невском проспекте?


А история отыгралась на других персонажах, имевших касательство к усадьбе в Борках. Двоюродный брат Николая II Андрей Владимирович участвовал в Первой мировой. После Октября 1917-го не раз оказывался за решеткой. Выжил по чистой случайности, прятался в горах и, наконец, эмигрировал. В эмиграции он вступил в официальный брак с Матильдой Кшесинской — к тому моменту они были вместе уже два с лишним десятка лет.


* * *


Что касается Матильды Феликсовны, то, наверное, сама идея борковского замка принадлежала именно ей. Не зря ведь проект был поручен фон Гогену, построившему для нее особняк в столице на Неве. И готический стиль, вероятно, нравился не Андрею Владимировичу, а изысканной приме-балерине Мариинки. В конце концов, в ее жилах текла польская кровь, а в Польше знали толк в узких стрельчатых окнах и круглых башнях с зубцами-клыками.


В Париже Кшесинская одного года не дожила до ста лет. Бог не обидел ее ни здоровьем, ни везением, ни талантом. Даже недоброжелатели признавали: танцовщица она была выдающаяся. Одно слово — звезда. Неудивительно, что перед ее чарами мужчины устоять не могли. Она была первой женщиной будущего императора Николая II. Когда же ее Ники женился на Алисе Гессенской, «в горе и отчаянии» (строчка из дневника Кшесинской) она получила утешение от другого Романова — Великого князя Сергея Михайловича. Тот, похоже, к ней привязался навсегда, до самой своей смерти. Утверждают, что в последние минуты жизни он стискивал в ладони медальон с портретом этой женщины и надписью «Миля». Хотя «Миля» к тому времени давно уже считалась неофициальной женой третьего в ее судьбе Великого князя — Андрея.


И на сцене, и в жизни она знала, что делала. В этом характере соседствовали и черты «железной леди», которая умела управлять сильным полом, вообще добиваться своего, и романтической барышни, выпархивавшей на подмостки Мариинки нежной, хрупкой, целомудренно-беззащитной. Пожалуй, эта ее ипостась и пожелала иметь настоящий замок.


* * *


Но побывала в нем Матильда Феликсовна всего один раз. Тот визит описывает, опираясь на дневниковые свидетельства Кшесинской, тербунский журналист и краевед Александр Елецких в своей весьма полезной книжке по истории села Борки. Как она благосклонно оценила радушие местных жителей, как сердилась на суету камнетесов и дворни в недостроенном замке, как ухаживала за покусанным негостеприимной борковской дворняжкой фоксиком Джиби. При этом Елецких умиляется столичной гостье и мимоходом укоряет другого краеведа — учителя Александра Голубева — за то, что тот изобразил эту даму, «как и подобает настоящему коммунисту, ... избалованной вертихвосткой, любовницей трех Великих князей». Что это означает — непонятно. Задолго до Голубева директор Императорских театров Теляковский, который уж точно не был «настоящим коммунистом», писал о том же самом, и гораздо злее и откровеннее.


Но хозяевами усадьбы в Борках и Матильда Кшесинская, и двоюродный брат российского императора были не слишком долго. Почему-то и дом, и землю выставили на торги, и они стали собственностью помещика Шереметева. Однако опять же на малый срок. После революции бывшая романовская резиденция вновь сменила собственника. Там, где должны были коротать вечера у камина или за картами высокородные владельцы и их гости, учителя объясняли детям крестьян законы Ньютона, таблицу Менделеева и рассказывали о революции, отменившей и Романовых, и Шереметевых. Здесь сперва разместили детдом, затем — сельскую школу. Не так уж и давно в этих стенах звенели ребячьи голоса.


Не испытывая пиетета перед «проклятым царским прошлым», власти не проявляли ни малейшего желания сберечь, по признанию знатоков, единственный памятник в готическом стиле на нашей территории. Пруды зарастали. Парк больше походил на лес. Здание под солнечными лучами, ветрами, дождями и снегопадами, да еще пережив пожар, ветшало. Стены разламывались трещинами. От былого величия, от того, что виделось покойному Александру фон Гогену, мало что оставалось. Входить в помещение было небезопасно. Все, чудилось, вот-вот рухнет...


* * *


Но творение архитектора ждала все-таки участь, не похожая на ту, которая постигла сотни дворянских усадеб. Спустя сто лет замок решено было восстановить, что-то реставрировать, недостроенное достроить, короче говоря — спасти. Работы там сегодня в разгаре, но борковский ансамбль уже называют в числе наиболее известных памятников, созданных природой или людскими руками на территории Липецкой области.


Узнав, куда я собираюсь ехать, знакомый скептически пробурчал: «Так там же будет буржуйская гостиница». Я не стал спорить. Хотя у меня и были свои аргументы. По сути, выбор-то не велик: либо развалины, либо спасенный от исчезновения усадебный комплекс, который знающий ему цену владелец, естественно, использует по собственному усмотрению.


Замок и то, что к нему прилегает, приобретено фирмой «Сельхозинвест». Такое решение принял ее учредитель Рафаэль Ахмадуллин. Прошлое имеет над нами странную власть. Замок, видимо, пленил, очаровал предпринимателя, даром что и на замок-то уже не походил. О руководителе «Сельхозинвеста» мне сказали, что он кандидат экономических наук, любитель старины, коллекционер. «Отобьет» ли он немалые средства, вкладываемые в строительство? Сомнительно. Да и вряд ли в данном случае человек хлопочет о выгоде и прибыли. Может, дело в честолюбии? Вот, мол, Романовы строили, а я реставрирую. Не исключаю. Но, по мне, такое честолюбие куда лучше, чем «скромность», когда тебе плевать и на историю, и на настоящее, да и на будущее.


Распоряжается нынче в строящемся фактически заново замке Ильфат Ильманов. Я бы назвал его технарем с гуманитарным уклоном. Он влюблен в этот дворцовый ансамбль с парком, озерами, с уже обозначившейся заново центральной аллеей, с загоном, где обитают два суровых кабана Зита и Гита, с косулей, которая попала сюда после того, как ее сбила машина.


Жаль, разумеется, что не удалось нигде отыскать чертежи фон Гогена. Поэтому и ведется не реставрация в полном смысле слова, а строительство как бы по мотивам, по воспоминаниям о замысле архитектора. Тем не менее строители страшно дорожат любым камешком, любым архитектурным фрагментом, не уничтоженными зимними холодами, осенней и весенней слякотью и человеческой жадностью на дармовое. Там оконце в его первозданном виде, там каменная арочка. «Мы эти камни не трогали, не зачищали, не заглаживали, нас не смущают какие-то щербинки, трещинки», — говорит Ильфат.


Он водит нас с фоторепортером по помещениям. Вот главный зал. Здесь будет камин. Вот номера для гостей. Вот парадный вход, при фон Гогене в этом месте предполагался конный проезд, въезд для экипажей. А второй этаж надстраивают облегченный — фундамент, считают специалисты, надежный, но нагрузки на него все-таки должны быть не предельными.


Наш провожатый уже видит замок таким, каким он будет где-то через год. Нам со стороны представляется, что дел еще невпроворот. Но он, помнящий, как совсем недавно из-за бурьяна нельзя было разглядеть здание конюшни, уверен: финал строительных работ все ближе. Приведены в порядок два пруда. В одном потребовалось спустить воду, чтобы его расчистить. Теперь вода такая, что хоть форель запускай. И лес к усадьбе замечательный прилегает. Правда, он не велик по площади. Но семейство кабанов, чета косуль там могут жить. Не для того, чтобы на них охотились, а для настроения, для атмосферы.


* * *


Так для кого все-таки предназначено все это? «Как для кого? — переспрашивает Ильфат. — Для деловых людей. У нас ведь экономическая зона «Тербуны». Район развивается. Все больше партнеров, серьезных переговоров, перспективных планов. Да и у «Сельхозинвеста» свои связи с итальянцами, немцами». То есть в конечном счете гостиница в романовском замке вписывается в развивающуюся социально-экономическую инфраструктуру и Тербунского района, и всей Липецко области.


А если иметь в виду историю… Недавно здесь побывала Ольга Куликовская-Романова, невестка Великой княжны Ольги, дочери Александра Третьего. И с нею предварительно условлено: усадьба будет включена в программу празднования 400-летия Дома Романовых…


Не берусь гадать, как бы оценили то, что произойдет, что уже происходит с их владениями, Великий князь и прима Мариинского театра, но архитектор Александр Иванович фон Гоген скорее всего был бы доволен. Сто с лишним лет назад он ненапрасно потрудился.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Суббота, 16 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +3 C°  Ночь: +2 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Зимой зоопарк спит? А вот и нет!

Ольга Геннадьевна КРИВОШЕЕВА, заведующая просветительским отделом Липецкого зоопарка.
// Общество

Чиполлино с волшебной палочкой

Алёна КАШУРА
// Культура

Однажды В Сан-Марино

Алёна КАШУРА
// Общество

Узнать. Исследовать. Рассказать

Алёна КАШУРА
// Общество
Даты
Популярные темы 

Второе дыхание

Владимир Петров // Экономика

Поговори со мною сердцем

 Елена МЕЩЕРЯКОВА // Общество

Шторы мастера боятся

Юлия СКОПИЧ // Общество

Конь на F3

Олеся ТИМОХИНА   // Общество

Кадровые проблемы областного футбола

Геннадий Мальцев // Спорт

Вот так «Попала»!

 Сергей БАННЫХ // Культура



  Вверх