lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
25 декабря 2012г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Культура 

Оправдание любовью

25.12.2012 "Липецкая газета". И. Неверов
// Культура
Фото из архива редакции
Фото из архива редакции

Сто лет назад в такой же, как сегодня, холодный двадцать пятый день декабря появился на свет мальчик, которого ждали долгая жизнь и громкая слава одного из лучших художников нашего времени.


Впрочем, у Виктора Семеновича Сорокина со временем были непростые отношения. На его долю выпала суровая декабрьская эпоха — даже когда все говорили об «оттепели», даже когда наступала календарная весна или лето. Может, поэтому со стороны казалось, что он из этой эпохи пытается уйти, убежать, выпасть. Страна воевала, боролась с послевоенным разором и низкопоклонством перед Западом, славила и разоблачала Сталина, строила промышленные гиганты и «хрущевки», изучала материалы партсъездов и рассказывала анекдоты про дряхлеющего генсека, впадала в эйфорию, а потом в отчаяние от горбачевского «ускорения» и ельцинских реформ. А он писал себе да писал пейзажи и натюрморты и вместо «Последних известий» слушал щебет птиц и шелест деревьев на залитой солнцем елецкой улочке, лишенной любых примет двадцатого века. Что это — невозмутимая созерцательность, эгоцентризм творца-формалиста?


Он уже был признанным живым классиком. Десятки выставок в Липецке, Москве, за рубежом. Восторженные рецензии. Высокие звания — от народного художника России до почетного гражданина города Липецка. Государственные награды. Стараниями его преданного ученика Вилена Дворянчикова и искусствоведа Татьяны Нечаевой открылся персональный сорокинский музей-галерея — Дом Мастера. Однако вопрос о «неотмирности» (если не ошибаюсь, это словечко Марины Цветаевой) живописца оставался.


Из близких Сорокину людей, пожалуй, особое право ответить на него принадлежит Татьяне Нечаевой, ныне заслуженному работнику культуры, члену-корреспонденту Академии художеств. Ведь она была рядом с Виктором Семеновичем многие годы — до последней его минуты.


— Страшно заблуждаются те, кто видит в Сорокине холодного формалиста, изощренного колориста, создававшего эффектные декоративные холсты. Виктор Семенович абсолютно всерьез, отнюдь не как метафору воспринимал формулу Достоевского: красота спасет мир. И в творчестве он был движим любовью. Он говорил мне, что художник, не умеющий любить, — пуст. Самого Виктора Семеновича любовь наполняла, переполняла. Ее энергия одухотворяла живопись. Он был лириком и философом. И хотел помочь всем осознать простую вещь: в какие угодно времена, при какой угодно власти, в каких угодно испытаниях остаются на земле красота и человечность. Красота независима, свободна от внешних обстоятельств. Было бы только с душой все ладно, все как надо.


— Сорокин редко обращался к жанру портрета. Но я не припомню его выставки, где среди пейзажей не нашлось бы места автопортрету художника. В самолюбовании, самовозвеличивании Виктора Семеновича не заподозришь. Значит, он испытывал потребность всмотреться в себя, в происходящие с ним перемены?


— Конечно. Впрочем, иногда дело объясняется даже проще: модели под рукой не оказалось, а мастеру необходимо было решить определенную задачу — найти колорит, ракурс…


— Но вряд ли одно из последних его изображений, то, где внизу холста резко, наотмашь проведена красная черта, художнику понадобилось ради этого. Ощущение, что он словно бы подытоживал жизнь, предугадывая близкий уход.


— Этот портрет мы нашли в день смерти Виктора Семеновича, разбирая вещи на веранде. Сорокин как будто спрятал холст, чтобы, пока автор жив, его никто не увидел. Вообще сорокинские автопортреты — тема особая. Я сейчас как раз о них пишу. В молодости художник изображал себя нечасто. Есть автопортрет, сделанный в тридцать шесть лет. А дальше — большой промежуток. И целый цикл работ, где он предстает в пятьдесят, шестьдесят, семьдесят пять лет. С возрастом, похоже, обострялось желание оценить, что с ним происходит. Чем старше мастер, тем ощутимее некая, я бы сказала, дематериализация: на холсте все меньше внешнего и все явственнее — духовное начало, духовная сила. Собственно, Сорокин показывает нам извечную трагедию возраста: душа молода, душа не стареет, а вот плоть, оболочка изнашиваются, они целиком во власти времени.


— А еще он сделал несколько автопортретов на фоне газет. Это ведь неслучайно? Может, «просигналил» публике, что, вопреки репутации созерцателя, постороннего всякой злобе дня, ему эта злоба вовсе не безразлична?


— Он действительно не был равнодушным наблюдателем жизни страны. Он был патриотом. Упомянутые портреты появились в начале девяностых. Он тогда искренне ждал добрых перемен. Когда сгустилась атмосфера «лихих девяностых», я у него спросила: «Разве вы не видите, Виктор Семенович, что творится?» А он ответил: «Вешние воды всегда сор поднимают, но они же его и уносят. Все будет хорошо. Не сразу, но будет». Он верил в Россию.


— Ты не раз повторяла, что Сорокин обладал мудростью и глубиной. Об этом свидетельствует его творчество. Но в повседневности он порою представлялся простачком. Редко высказывался об искусстве, о себе, о других художниках, да хоть бы и о той же политике. И на вернисажах после чьих-либо пышных речей и славословий говорил публике коротко и буднично: «Ну, идите смотрите…» И все.


— Он любил маску простачка. Может, это его защитная реакция, выработанная в годы, когда легче легкого было получить выговор за мелкотемье (рисует вместо индустриальных пейзажей старые избушки да лесные опушки), в формализме и прочих грехах. А с простака-то какой спрос? Раскрывался Виктор Семенович только перед своими, кто ему близок. Он много читал. Кстати, сын его мне рассказывал: созданию автопортретов обычно предшествовало чтение. Он тогда по несколько дней не брал в руки кисть. Читал, бродил, думал.


— А что его привлекало в литературе?


— Выше Пушкина для него никого не было. Он говорил, что у Александра Сергеевича что ни строчка, то непостижимое чудо. Очень любил Гоголя, который его страшно занимал. Признавался: к Гоголю непонятно как подступиться, столько в нем тайн и загадок. А в музыке преклонялся перед Чайковским. Да и перед Мусоргским, причем произносил эту фамилию с ударением на первое «о». Перед смертью слушал Верди. Сорокин и живопись чувствовал как зримую музыку. Она отчетливо звучала в его сумасшедших мазках. Контрасты, сгустки эмоций, превращающихся в цветовую гамму, напоминали опять же о Мусоргском. То есть Виктор Семенович не принадлежал к живописцам, которым дано всего лишь красиво краски на холст накладывать. Он считал, что художнику надо много знать и понимать о мире, в котором он живет и творит.


Вместо послесловия


Когда на первом году двадцать первого века Сорокина не стало, у меня как-то сами собой написались стихи в память о нем. Да, мягко говоря, несовершенные, но в них есть непосредственность впечатлений, переживаний тех дней. Возможно, сегодня, в этот особый сорокинский юбилей, они будут уместны в качестве эпилога нашей беседы с Татьяной Ивановной.



Казалось, чем он рисковал?


Нет безобиднее свободы:


Всю жизнь художник рисовал


Четыре времени природы.



Но озабочен этим страж,


Хоть в приговоре и не стоек:


Пейзаж — он наш или не наш


Без труб, а также новостроек?



А мастер жил без суеты,


Скучал от долгих церемоний,


Писал деревья и цветы


С улыбкой тайно посторонней.



Он небо, речку и мостки,


Мир Божий, милый и знакомый,


Умел, рассыпав на мазки,


Собрать по собственным законам.



Мазки, упруги и легки,


Как перья пестрой райской птицы,


На холст, планируя, легли,


Сливаясь в улочки и лица.



А смене флагов и вождей


Он мало придавал значенья.


Он верил, что всего важней


Случайность в смене освещенья.



Загадку мне он загадал,


Уже седой, почти бесплотный.


И, приближаясь к ста годам,


Вдруг весь ушел в свои полотна.



Не ждет восторгов и речей,


Ценя превыше слова краски,


Как их не ждут заря, ручей,


И летний дождь, и снег декабрьский.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Четверг, 24 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +22 C°  Ночь: +10C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 
Даты
Популярные темы 

Кооперативный рассвет (ФОТО)

Ольга Головина // Экономика

Приехал и поел! (ФОТО)

Мария Завалипина // Общество

«Луч солнца» – символ Липецка

Евгения Ионова // История

Животноводы бьют рекорды

// Сельское хозяйство

Дорога по России начинается с Чаплыгина

Евгения Ионова // Культура

На чемпионской высоте (ФОТО)

Мария Завалипина // Общество



  Вверх