lpgzt.ru - История Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
22 декабря 2012г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
История 

Последний рубеж

О национальной гордости великороссов
22.12.2012 "Липецкая газета". Александр Косякин
// История
Коллаж Николая Черкасова


Завершается Год истории. Одним из главных его событий стало 200-летие победы русского оружия в Отечественной войне 1812. Однако отношение к этой дате у некоторых оказалось странным.


Минувшей осенью Европа снова услышала цокот копыт. Это наши казаки проскакали по дорогам предков. В Париж, в Париж! Но когда они прискакали в курортный Фонтебло, кто-то из продвинутых французов их спросил: « А что это вы, господа казаки, на два года раньше прискакали? Ведь ваши предки были здесь в 1814 году…»


Восемь месяцев они готовились. Им сшили дорогую форму. Под седлом оказался лучший табун дончаков. Они прошли по дорогам шести европейских государств две с половиной тысячи верст. Но чем дальше они шли, тем реже писали о походе газеты и снимали хроникеры. Постепенно акция превращалась в мыльный пузырь…


Спросить бы за это с того, кто придумал недешевую прогулку — «овес» нынче дорог! Кто не потрудился заглянуть хотя бы в учебник истории, зато галочку в нужном месте поставил. А ведь нам всем дорога правда о той войне, а не конные шоу.


Ровно 200 лет назад, в эту самую пору, казаки дрались с французами еще на нашей земле и ни о каком Париже не помышляли. Что же касается экипировки, на сайте участников похода можно увидеть бравых ребят в ярких, радикально синих мундирах. Организаторы уверяют, что именно в таких наши и шли по Европе. Свежо предание… Им бы почитать свидетельства участников боев. Даже до начала боевых действий и даже офицеры терпели большую нужду в самых простых вещах.


Из записок нашего земляка Николая Муравьева, будущего полководца, а тогда прапорщика, служившего квартирмейстером в штабе Кутузова: «Служба наша не была видная, но трудовая, ибо не проходило почти ни одной ночи, в которую нас куда-нибудь не посылали. Мы обносились платьем и обувью, не имели достаточно денег, чтобы заново обшить. Завелись вши. Лошади наши истощали от беспрерывной езды и от недостатка в корме. Мой брат Михаил начал слабеть в силах, но удержался до Бородинского сражения, где он, как сам говорил мне, «к счастию, был ранен, не будучи более в состоянии выдержать усталости и нужды». У меня снова открылась цинготная болезнь. Ноги мои зудели, и я их расчесывал, отчего показались язвы, с коими я, однако, отслужил всю кампанию, до обратного занятия нами в конце зимы Вильны, где, не будучи почти в силах стоять на ногах, слег». Вот в какой обстановке приходилось жить и действовать даже штабным офицерам.


В нынешней акции снова проявилась одна из дурных сторон возрождающегося казачества: тяга к форме в прямом и переносном смысле. Самодельные кресты на груди, лампасы на штанах, сабли в ножнах, пышные речи об этом самом возрождении. Между тем без знания собственной истории нельзя ничего ни возродить, ни построить…


Недавно я беседовал с одним нашим атаманом, и он процитировал… Наполеона: «Дайте мне двести казаков, и я завоюю весь мир…». Казаков Бонапарту не дали, мир он не завоевал, но совсем по другой причине. Я даже не уверен в том, что Наполеон говорил такое про казаков, хотя под Малоярославцем они чуть было не взяли его в плен. Другое важно: особую роль в той войне, особенно в завершающей ее фазе, историки действительно отводят казакам. Вот выдержка из приказа по армии тех дней: «Почтение мое к Войску Донскому и благодарность к подвигам их в течение кампании 1812 года, которые были главнейшей причиной к истреблению неприятеля». Фельдмаршал Кутузов».


Только под Лейпцигом казаки взяли в плен целую кавалерийскую бригаду, шесть батальонов пехоты и 23 орудия. После чего фе­льдмаршал писал атаману Платову: «Одному деятельному преследованию вашему обязаны мы падению четырех городов разом. За дисциплину же в войсках ваших приношу вам мою совершенную признательность».


Осенью 1812-го казаки совершили еще один несравненный подвиг — не дали взорвать уже заминированные храм Василия Блаженного, кремлевские соборы, Чудов монастырь. Был спасен от взрыва и Новодевичий монастырь. Когда донские казаки отбили у французов сорок пудов серебра, награбленного в русских монастырях, Кутузов распорядился передать его на украшение Казанского собора в Петербурге. К слову, по приказу фельдмаршала именно в этот храм свозились трофеи ­Отечественной войны и заграничных походов: 105 знамен и штандартов и 25 ключей от крепостей Европы.


Многие казачьи полки по итогам кампании были награждены Георгиевскими знаменами. С большими трофеями возвращались они из заграничных походов на Дон. Часть из них в виде серебра они пожертвовали на храмы, в том числе на Вознесенский собор в Новочеркасске. Жертвовали казаки и на Богородицкий монастырь в Задонске. В память о героизме донских казаков в Отечественной ­войне 1812 года были сооружены Триумфальные арки на Московском почтовом тракте при въезде в столицу Дона.


Те казаки закончили свой поход в Париже, нынешние — в Фонтебло. Случайно ли? Здесь, в Фонтебло, Наполеон мучительно прощался со своей карьерой. Навсегда. Он не мог больше побеждать, убивать и грабить, а что за жизнь без грабежей, без напоенного кровью воздуха побед? Что ему оставалось? Принять яду. И он достал припрятанный на случай, еще в России, пузырек. Но доктора откачали бывшего императора, а благодарные французы поставили ему памятник. Вот к этому памятнику наши казаки и возложили цветы. Как сказано на их сайте, в дань уважения памяти великого полководца. И этот прецедент в новейшей истории стоит того, чтобы о нем задумались. И не только казаки.


Цветы были возложены к памятнику того, кто залил кровью Европу и только в России погубил около миллиона душ. Завтра кто-то надоумит наших казаков помянуть добрым словом Гитлера. Ради толерантности. Они шли во Францию с миссией кота Леопольда, забыв о миссии предков — освободить от злодея мир ценой собственной жизни (в заграничном походе погибло до 6000 русских солдат, в том числе и казаков). Жить дружно можно и нужно с народами. Но предавать память ради модной теперь толерантности…


Так мы договоримся до смердяковщины. Смердяков мечтал о том, чтобы «нас французы завоевали…». Казачий атаман Платов, ненавидевший вошедших в Россию французов, не смог простить главнокомандующему Барклаю оставления Смоленска, сказав: я не надену больше русский мундир. Эти — наденут любой, лишь бы в плечах не жало… Предки шли в Париж, чтобы добить гадину, нынешние — чтобы возложить букетики к монументу «великого полководца». Этих казаков по приказу атамана нужно заставить читать историческую литературу, а отдельные цитаты выучить наизусть. Например, вот эту, из походных записок поручика Чичерина: «Мечта отдать жизнь за сердце Отечества, жажда сразиться с неприятелем, возмущение напавшими на мою страну варварами, недостойными даже подбирать колоски на ее полях, надежда вскоре изгнать их, победить со славою — все это поднимало мой дух». До Фонтебло поручик не дошел… Жизнь молодого офицера оборвалась под Кульмом.


Или — вот свидетельство генерала Тучкова-младшего (на Бородинском поле его разорвало картечью, тело его найти не удалось), знавшего Наполеона еще до 1812 года: «...Бонапарт — страшилище. Справедливость для него — потребная девка! В одной руке ружье, в другой — веревка, и пушки на случай уже заряжены, свора угодливых исполнителей с цепи рвется. Самообожание его беспредельно и толкает на преступление за преступлением. Соседям Франции диктуется быть на страже». А вот откровения самого Бонапарта: «…Я не могу быть спокоен за свои успехи в Европе, пока в России каждый год прибавляется полмиллиона детей» — так выразил Наполеон свое опасение, что, развиваясь, Россия может стать серьезным соперником Франции.


Есть вещи, с которыми мириться нельзя ни при каких обстоятельствах. Например, с предательством памяти предков. Сегодня некоторые музейщики, историки и прочие «специалисты» по войне 1812 года готовы умастить пьедестал Бонапарту в любой точке Европы — лишь бы пригласили в эту самую точку, лишь бы оплатили командировочные и экскурсионные туры. Предательство приползло издалека. За чечевичную похлебку и раньше многие на многое были способны. Но простительна или, по крайней мере, объяснима позиция белоэмигрантов в отношении роли Бонапарта в русской истории — это была благодарность русских людей Франции за то, что приютила после Октября. Сегодня у нас немало эмигрантов… в душе. Они живут в России, пользуются ее благами и хают ее на все лады, смело поглядывая в телекамеры… Русский мыслитель Василий Розанов, судьба которого тесно связана с Ельцом, писал: «Счастливую и великую Родину любить невеликая вещь. Мы ее должны любить именно тогда, когда она слаба, мала, унижена, наконец, глупа, наконец, даже порочна. Именно когда наша «мать» пьяна, лжет и вся запуталась в грехе, — мы не должны отходить от нее...»


Но ничего! Нам не впервой «любить Россию в непогоду». Важно, что государство в лице президента, гаранта Конституции, точно указало направление движения. Национальные проекты, комплексная программа патриотического воспитания, экономические, научные, оборонные и прочие приоритеты — все это постепенно и зримо выстраивается в одну прочную цепочку. Россия в глазах обычного европейского бюргера — по-прежнему лапотная, хмурая, заваленная снегами, пьющая без просыпу водку страна. И осанистый Евросоюз, и гламурная ПАСЕ недалеко ушли от этих стереотипов. И выменянная американским конгрессом поправка Джексона-Венника на «закон Магницкого» — лишнее тому подтверждение.


Им бы хотелось держать Россию подальше от себя, снаряжая, как когда-то, в Сибирь обозы — за лесом, пушниной, алмазами. С радостью великой вывезли бы они на свои газоны и наши черноземы — как немцы в сорок втором... — да кто же даст? Но вот Европа продрала глаза: что такое? Да ведь мы полностью зависим от российского газа! Если перекроют кран, придется рубить последние дубы в заповедных рощах… Еще раньше она же с удивлением вопрошала: как это — неграмотная вроде, нечесаная страна, а лучших в мире программистов имеет — когда только выучились? И шахматисты ставят мат всем подряд не одно уже десятилетие. Нашу военную технику все охотнее покупают в странах Азии и Африки. А когда начнутся зимние Олимпийские игры, мы снова, глотая слезы гордости, будем следить, как ползет по древку кверху российский триколор. Так и будет!


А бюргер в подтяжках пусть чешет затылок: опять эти русские! Да, опять! Наши «КамАЗы» снова будут первыми на престижных ралли, а ракеты, спрятанные под землей, смогут (если понадобится) проткнуть любую ПРО


, а хоккеисты нашвырять в сетку чужих ворот столько шайб, чтоб хватило потом поднять над головой заветный кубок…


А к тому, что у нас все время возникает (как тема) то Бородино, то разъезд Дубосеково, мы привыкли. Но мы должны сделать все, чтобы поля ратной славы не заросли травой. И тогда мы увидим, как снова встают во весь рост то князь Багратион, то по­литрук Клочков и кричат нам из своего прошлого: «Велика Россия, а отступать некуда!»

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Пятница, 18 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +29 C°  Ночь: +14C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Придумай, сделай, прикати!

 Анна СОЛНЦЕВА
// Общество

«Деревня викингов» превратится в Хель?

Елена МЕЩЕРЯКОВА
// Общество

Арт-терапия в красках

 Елена МЕЩЕРЯКОВА
// Общество

Безграничные возможности

Татьяна СИДОРУК, студентка ЛГПУ
// Общество

Зарядились «Энергией лета»

Ирина ОВЧИННИКОВА
// Спорт
Даты
Популярные темы 



  Вверх