lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
9 ноября 2012г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Культура 

«Вечерний вопль», переходящий в смех

95 лет назад в России был подписан Декрет о печати
09.11.2012 "Липецкая газета". Роман Демин, член Союза журналистов России, г. Елец
// Культура
Младший научный сотрудник Елецкого краеведческого музея Елена Федюшина с экземпляром «крамольной газеты».

Один из первых декретов Советской власти позволял закрыть любую антибольшевистскую газету и фактически вводил в России политическую цензуру. Тем не менее в стране какое-то время еще продолжали выходить издания, настроенные оппозиционно к Советской власти. В их числе была и газета «Вечерний вопль», печатавшаяся в Ельце, тогда еще Орловской губернии.


В фондах Елецкого краеведческого музея сохранился экземпляр № 2 «Вечернего вопля». Читать материалы этой газеты сегодня — увлекательнейшее занятие, повод для размышлений и аналогий.


Уже дата выхода этого сатирического СМИ оригинальна: «12-13 января 1918 года. Полночь». Далее авторы четырехстраничного издания формата А-3 позиционируют его как: «Газета общественно-политическая, литературно-научная, в своем роде единственная». Год издания по утверждению редакции — второй. Указана и стоимость газеты: «Цена номера 1 р., с пролетариев дороже». Краткое замечание про пролетариев красноречиво намекает на общий тон печатного органа по отношению к тогдашней власти.


Его первую полосу открывает текст под заголовком «Наш декрет» — откровенная пародия на издаваемые тогдашней властью распоряжения и указы (здесь и далее орфография и пунктуация сохранены). «Всем! — Всем! — Всем! — Наш девиз — осмеивать всех… всех! всех! Но не наша вина, что большинство наших сатирических стрел на этот раз направлена в одну сторону. Объективный ход вещей, политическия коньюнктуры, исторический процесс — виной всему этому. В прошлом — смех над самодержавием. В настоящем — над комиссародержавием. В будущем… тогда посмотрим! Редакционная комиссия».


В газете явно проглядывает антибольшевистский уклон. Еще бы, ведь почти сразу после Октябрьской революции Елецкий военно-революционный комитет (ВРК) — большевистский орган, захвативший власть в городе, запретил почти все местные газеты, а редакция «Елецкого рабочего» (газета меньшевиков) и вовсе была арестована и предана суду. К 1918 году в Ельце выходили лишь те печатные средства массовой информации, которые поддерживали большевиков. Так что журналистам и издателям «Вечернего вопля» за их юмор грозило серьезное наказание. Это осознавали в редакции, иронично написав в первополосной передовице.


«С своей стороны мы приняли все возможные меры к тому, чтобы наша газета все-таки вышла в свет… Мы должны были учесть все условия переживаемаго времени — времени всяческих свобод, вплоть до свободы против гарантии свободы».


Антибольшевистская ирония в «Вечернем вопле» сквозит во всем, даже в коротеньком объявлении, взятом в траурную рамку.


«Сим с глубоким прискорбием извещаем о смерти нашего виднаго сочлена и единомышленника внезапно скончавшегося от разрыва сердца во время непосильного прыжка от К.-Д. к С.-Д. (большевикам)». Здесь под аббревиатурами К.-Д. и С.-Д. имеются в виду две российские партии — конституционных демократов и социал-демократическая рабочая партия большевиков. Таким образом, автор «некролога» пытается обличить некого ренегата, изменившего своим партийным принципам в угоду тогдашних властей.


В «Вечернем вопле» печатаются злободневные «Новые афоризмы Козьмы Пруткова», которые можно отнести к жанру анекдота.


«Некий обыватель задал одному мудрецу вопрос:


— Что такое декрет?


— Безумец! — воскликнул ученый муж, — никто непонятного понять не может».


Есть в газете и эпиграммы.


«Такой маленький, и уже большевик, — изумился один армянин, разглядевши в микроскоп местного большевистского лидера».


Представлен в «ВВ» и каламбур, основанный на игре слов. «— Что такое Совет Народных комиссаров? — Это такой совет, куда я не советовал бы обращаться за советом».


А вот под заголовком «Иностранные известия (по бывшей России)» яркий пример жанра словесной карикатуры, отражающей тогдашние процессы демонстрации суверенитетов.


«Елецкие вести. 1. Говорят, что Засосна (район города Ельца. — Прим. автора) совершенно отделяется от Ельца, провозглашает независимость, объявляет у себя республику».


В качестве примера шутки-мистификации, выдуманной с целью развлечь читателя, в «Вечернем вопле» имеется публикация, озаглавленная «Местная жизнь» (Отдел заведомо и незаведомо ложных слухов)». «По полученным нами сведениям, при Елецком Народном Университете вместо курса «Введения в философию» для привлечения широких народных масс будет прочитан популярный курс «Производство самогонки экономическим способом в кратчайший срок». Прочитать курс согласился знаменитый лектор Захар Цейтлин».


Кстати, Захар Цейтлин — реально существовавший человек. Воспоминания о нем сохранились в дневниковых записях писателя Михаила Пришвина, который родился и долгое время жил в Ельце. Вот что Михаил Михайлович писал об упомянутом лекторе в начале 1920 года:


«3 Января. Лектор Цейтлин стыдит меня:


— Культурный человек хоть раз в неделю должен прочесть лекцию в народном Университете.


— Барин,— отвечаю,— когда вы находите для этого время, кто варит вам пищу?


— Я за урок получаю обед.


— Но я уроки давать не умею, я варю себе обед сам, и дрова колю, и воду ношу, и комнату убираю, и торгую тряпьем.


— Плохо!


— И ничего плохого не вижу, мне было бы плохо, если бы я два дела мешал…»


Целая полоса «Вечернего вопля» отдана под памфлет «Царство сицилизма» (Китайския тени с пением и музыкой)». Среди действующих лиц этого произведения главные герои того времени — Ленин, Троцкий, Луначарский, Коллонтай, хор красногвардейцев и испуганные обыватели.


Красногвардейцы пляшут вокруг костра, размахивают винтовками, лущат семечки и поют кровожадные песни. Троцкий рекомендует им: «Не дозволять никому скопляться больше одного, всех тащить и непущать».


Коллонтай и Луначарский представлены как разрушители соответственно дела призрения и образования. А большевики тут поют на мотив Марсельезы.



«Отречемся от всякого мыла


И не будем мы мыть наших рож,


Вся Россия от нас уж завыла,


И народ на себя не похож. Разгромим мы любого «буржуя»,


Кто при шляпе  и чище одет, По стране мы  промчимся, бушуя,


Чтобы сгинул эс-эр и кадет».



Что касается обывателей, то они поголовно в страхе, стоят в бесконечных очередях и цитата: «болеют контрреволюцией».


Не обошлось в этом номере «Вечернего вопля» и без фельетона, занимающего примерно треть газетной полосы. Он называется «Из зала суда» и повествует о заседании военно-революционного трибунала, который заслушивает дело по обвинению белой козы в контрреволюционности.


«В основу обвинения было положено то, что вышеупомянутая белая коза каждое утро приходила на станцию жел. дор. и пожирала все в изобилии расклеиваемые здесь большевистские декреты, сдирая их языком и в случае надобности поднимаясь на задния ноги и влезая на скамейку».


Защищаясь от обвинений, коза доказывала, что обращалась за справкой о своей благонадежности в продовольственную управу, но там ей в этом отказали по: «формальным причинам». В качестве экспертов на процессе выступали свидетели защиты, говорившие о том, что коза ранее не принадлежала ни к какой политической партии, а известные зоофизиологи доказывали питательность большевистских декретов для обвиняемой и т. д. В итоге:


«…Трибунал в своем решении проявил истинно революционное милосердие, — он ограничился выражением общественного порицания и презрения обвиняемой белой козе и всем другим козам, принадлежащим к той же разновидности, хотя бы оне и не привлекались в данном процессе».


На последней полосе «Вечернего вопля» публикуются объявления. Они представляют собой словесные шаржи на рекламу той поры. В их числе, например, такое:


«Украдено сердце. 12 дек. 1917 г. между 4-6 час. вечера в районе Торговой и Орловской ул. (нынешние елецкие улицы Мира и Коммунаров. — Прим. авт.). Укравшего прошу вернуть. Вознаграждение по соглашению. Е. Д. Кузьмина».


Редакционные координаты и исходные данные газеты «Вечерний вопль» тоже оригинальные. «Редактор: теплая компания из трех лиц. Адр. редакции и типографии «Вечернего Вопля» не помещаем, потому что при настоящих условиях отсутствие его служит для газеты признаком хорошего тона».


Безусловно, елецкий «Вечерний вопль» — явление уникальное. Во-первых, потому что это, пожалуй, единственное из известных сатирических изданий на территории нынешней Липецкой области. Во-вторых — яркий пример того, как в одном номере газеты используется широкая палитра (свыше десяти) различных смеховых жанров. Порой их элементы тесно переплетены и смешаны, что говорит о журналистском мастерстве авторов, а кроме того, позволяет сегодня ярче и полнее почувствовать дух давно минувшей эпохи.


Существование подобной сатирической газеты показывает наличие глубокого раскола в обществе в то время. Наконец, это свидетельство того, что, несмотря на репрессии, некоторые люди отваживались противостоять власти. Причем они были не только смелыми, но и остроумными, несмотря ни на что, имели мужество смеяться прежде всего над собой, над своими страхами.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Суббота, 19 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +30 C°  Ночь: +14C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Найди меня, мама!

Галина Кожухарь, ведущая рубрики, фото
// Найди меня, мама!

Одухотворение стекла

И. Неверов
// Культура

Не жалея любви и заботы

Ирина Смольянинова
// Общество

Изысканный вкус сырной геополитики

Сергей Малюков
// Общество
Даты
Популярные темы 

Такие «свидетели» нам не нужны

Кирилл Васильев // Общество

Жара. Разгром. Реванш

Альберт Берзиньш // Спорт

Как купец стал писателем

Виктор Елисеев, член Липецкого областного краеведческого общества, лауреат областной премии имени И.А. Бунина // История

Пока ещё «пчёлы»

Денис Коняхин // Спорт



  Вверх