lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
3 ноября 2012г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Культура 

«Счастье, когда тебе аплодируют стоя»

03.11.2012 "Липецкая газета". Сергей Малюков
// Культура

Больше полувека Владимир Селявкин не расстается с аккордеоном. Ему в равной степени подвластны все музыкальные стили — от классики до французского шансона. Аншлаг на недавнем юбилейном концерте «Селявкин и гости» в областном Центре культуры и народного творчества в очередной раз подтвердил высокий исполнительский класс артиста липецкой филармонии. А еще Владимир Селявкин не только виртуозный музыкант, но и интереснейший собеседник.


— Владимир Алексеевич, начнем с самого простого вопроса: почему все-таки аккордеон? Ваше детство и юность прошли в конце пятидесятых — начале шестидесятых годов. Время хрущевской «оттепели», расцвета джаза и рок-н-ролла. Неужели никогда не мечтали надеть стильный «прикид» и научиться играть на гитаре или саксофоне?


— Почему же, я был тогда «стилягой» и за свои узкие брюки-дудочки и красные носки дрался на танцах с комсомольскими активистами в воронежском парке имени Кагановича. Но аккордеону оставался верен всегда. Мой отец неплохо разбирался в музыкальных инструментах, сам делал гармошки, балалайки. Во всем мире нет такого разделения, как у нас, гармошка и баян считаются кнопочными аккордеонами. Оригинальные модели аккордеонов производились в России еще в 80-х годах девятнадцатого века. Так что это исконно русский инструмент, вопреки стереотипам. Впрочем, аккордеон считают своим Аргентина, Германия и Италия.


Я очень благодарен своему папе за то, что он открыл мне всю его прелесть. Отец, высококвалифицированный рабочий, во время войны в эвакуации давал 330 процентов нормы выработки, его самая высокая награда — грамота на простенькой серой бумаге.


После Победы жизнь стала понемногу налаживаться. Я появился на свет в Воронеже в голодном 47-м году. Мама вспоминала, что у нее не было молока, а купить коровье было невозможно. Приходилось меня кормить размоченным черным хлебом. Ничего, выжил, вырос и, несмотря ни на что, сохранил тягу к прекрасному. По случаю отец купил старый немецкий аккордеон, отремонтировал его, научился играть по самоучителю, а я вместе с ним. Правда, в музыкальную школу меня в семь лет не приняли, сказали, мол, слуха нет. Только в четырнадцать мне удалось поступить. Два года отучился в музыкальной школе, а потом в 1964 году поступил в музыкальное училище в Липецке по классу аккордеона.


— И вот тогда волна новой музыки накрыла вас…


— Я обожал джаз, буги. Играл на аккордеоне в составе семерки-диксиленда, музицировал на ударных и альте.


Наша «великолепная семерка» выступала по выходным на танцах в воронежском парке. Приходилось обманывать власти. Конферансье объявлял: «Сейчас вы увидите пародию на буржуазный образ жизни». И мы давали жару по настоящему минут на двадцать! Или берем фирменную композицию «Ураган», пишем в программе «Ураган революции», чиновники же ничего не соображают в музыке, поэтому довольны. Это была отличная школа импровизации. Раз в ходе облавы на стиляг получил дубинкой по пятке, но все-таки успел перелезть через забор и убежать. К счастью, аккордеон увел меня в сторону от проказ. Я много занимался, спал с учебником теории под подушкой, и времени на тусовки уже не оставалось.


— Известно, что в те времена официальные лица аккордеон особо не жаловали, называя его классово чуждым инструментом. Отчего так, это же не саксофон какой-нибудь?


— Еще в конце правления Сталина началась борьба с космополитизмом. Первый секретарь ЦК Лазарь Каганович, чьим именем был назван парк, где я играл, запретил выступления в массовых местах с аккордеоном, гитарой и саксофоном. Даже в брежневские годы по инерции аккордеон находился в опале — в Липецке все артисты принимали участие в концерте для обкома партии, а аккордеонист — нет. Якобы не способствовал аккордеон воспитанию личности советского человека. Слишком уж красивое у него звучание…


— Но, тем не менее, вы не побоялись связать с таким «аполитичным» инструментом свою жизнь. Когда почувствовали, что это навсегда?


— Пожалуй, во время армейской службы. Уходил служить с аккордеоном, словно киногерой Иван Бровкин. Выступаешь перед ребятами и видишь их горящие глаза, порой задушевная песня пробирала солдат до слез. Народ тогда был другой, не избалованный персональными компьютерами и плейерами. К музыке и музыкантам относились по-особому, с большим уважением.


Правда, послужить довелось мне недолго, сказалось голодное послевоенное детство, комиссовали в итоге из-за недостатка веса. Вернулся домой и сразу же устроился на работу артистом в филармонию.


— От ваших коллег доводилось немало слышать историй о творческих командировках по городам и весям на стареньком «фурцвагене». Вы тоже сполна хлебнули таких гастрольных прелестей?


— Всякое бывало. «Фурцваген», действительно, та еще машина. Холодная, жесткая внутри, тряская на ухабах, она делалась на базе некондиционных военных грузовиков. Официально автобус назывался «Кубань», а прозвище к нему прилепилось в честь министра культуры Екатерины Фурцевой. Когда я пришел в липецкую филармонию, то первым делом отправился в гараж и расспросил механика о всех «болячках» наших машин. Вскоре в одном из колхозов организовали концерт «по бартеру». Мы выступаем перед селянами, а взамен нам полностью ремонтируют автобус. Так что транспорт нашей концертной бригады был почти всегда на ходу. Впрочем, конечно, и ломались в самый неподходящий момент в грязных лужах, и в степи замерзали — всего не расскажешь. Неприятности забываются, а помнишь благодарных зрителей во всех уголках страны.


— Свою любовь вы также встретили в филармонии?


— Да, будущая моя супруга пригласила меня аккомпаниатором. Познакомились поближе, возникли взаимные чувства. Вместе мы с 1967 года. Катя талантлива во всем — и как певица, и как жена. Все у нас с ней замечательно получается. Воспитали дочку, она тоже работает в филармонии помощником директора. Выросли внуки, правда, в жизни они выбрали свой путь, музыкой не занимаются, но зато у них есть стержень, принципы. Никогда не настаивал, чтобы они занимались творчеством. Важнее просто чувствовать красоту вокруг. Уверен, если ты с детства растешь в атмосфере прекрасного, то это обязательно формирует тебя как личность. Знакомый директор художественной школы, прекрасный художник Виталий Миронов говорил, что из его учеников не выросло ни одного хулигана. Полностью с ним согласен. В нашем доме всегда было много картин, изящной старинной мебели, которую я сам реставрировал. Так что воспитание хорошего вкуса начинается с семьи. Внук вернулся из армии и как-то спросил меня, а пригодится ли ему когда-то в жизни его умение рисовать. Конечно, ответил я, вот ты видишь красивый закат, а большинство людей вокруг его не замечают. Я уже стал счастливым прадедушкой, чему несказанно рад.


— Ушли в прошлое «фурцвагены» и прочие приметы советской эпохи, но талант артистов и богатые творческие традиции сохранились. Какие приоритеты у липецкой филармонии сегодня?


— Наша филармония благодаря неутомимому директору Наталии Мекаевой и при всесторонней поддержке областных властей активно пропагандирует высочайшие достижения искусства. Шутка ли поставить на открытой площадке замечательную оперу «Легенда о граде Ельце», организовать концерты Валерия Гергиева и других замечательных музыкантов. Билеты на наши концерты не залёживаются в кассах, значит, наша работа находит живой отклик у липецкой публики. Аншлаг не только большая честь, но еще и великая ответственность для всякого артиста. Когда публика тебе аплодирует стоя, нет оценки выше, значит, ты отдал им все, что мог, и это и есть счастье.


— Юбилейный концерт подвел творческие итоги, а что ждет ваших многочисленных поклонников впереди?


— Идей много, не буду далеко загадывать, но надеюсь их реализовать. С прекрасным пианистом Игорем Верещагиным мы готовим программу для фестиваля Альфреда Мирека в Москве. Каждый год в конце ноября в музее этого страстного пропагандиста аккордеона собираются интереснейшие музыканты. В планах к столетию Тихона Хренникова подготовить материал на основе его песенной классики. Те же «Московские окна», это же настоящая жемчужина.


— А вообще, какую музыку предпочитаете как слушатель?


— Люблю классических вокалистов, инструментальную и симфоническую музыку. Да и эстраду в лучших ее проявлениях — тоже. В каждом жанре есть что-то мне интересное — гармония, тембр, инструментовка. Музыка — необъятное явление, даже чужие ошибки интересно анализировать.


— Инструмент с годами изнашивается, а что говорить о человеке. Как вам удается поддерживать отличную форму?


— Действительно, профессиональных заболеваний у аккордеонистов немало. От интенсивной игры стирается кожа на пальцах. Аккордеон весит шестнадцать кило. Попробуй просто постой с ним пару часиков, а ведь на концерте нужно выкладываться по полной. Нагрузка на позвоночник огромная. К счастью, в санатории «Липецк» есть замечательные врачи. Подлечили мне спину, теперь как новая. Быть в форме и просто, и сложно одновременно — здоровый образ жизни, поддержка семьи и друзей, позитивные эмоции, а главное — новые встречи с моими зрителями.


— Надеюсь, их будет еще много. «Липецкая газета» желает вам творческого долголетия!

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Воскресенье, 20 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +30 C°  Ночь: +16C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Найди меня, мама!

Галина Кожухарь, ведущая рубрики, фото
// Найди меня, мама!

Одухотворение стекла

И. Неверов
// Культура

Не жалея любви и заботы

Ирина Смольянинова
// Общество

Изысканный вкус сырной геополитики

Сергей Малюков
// Общество
Даты
Популярные темы 

Жара. Разгром. Реванш

Альберт Берзиньш // Спорт

Как купец стал писателем

Виктор Елисеев, член Липецкого областного краеведческого общества, лауреат областной премии имени И.А. Бунина // История

Пока ещё «пчёлы»

Денис Коняхин // Спорт



  Вверх