lpgzt.ru - История Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
27 октября 2012г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
История 

На грани ядерной катастрофы

27.10.2012 "Липецкая газета". Владимир Осипов, подводник-североморец, капитан 3 ранга в отставке.
// История
Коллаж Николая Черкасова

В этом году исполняется полвека кризису, который в США именуют Кубинским ракетным, на Кубе — Октябрьским, в России и других государствах — Карибским. По мнению военных аналитиков, он был самым «горячим» в «холодной войне» XX века и поставил мир на грань ядерной катастрофы. Хорошо, что тогда, осенью 1962 года, у руководителей двух супердержав — США и СССР — Джона Кеннеди и Никиты Хрущева все же хватило благоразумия не перешагнуть за грань мировой катастрофы…


Я тогда заканчивал срочную военную службу на Северном флоте на подводном ракетоносце. После заводских и государственных испытаний его поставили к стенке одного из пирсов Сайда-Губы, где экипаж ждал дальнейшей своей судьбы.


С демобилизацией нам, прослужившим по четыре года, сказали повременить. Порекомендовали привести свои боевые посты и заведования в образцовое состояние и быть готовыми вместе со всем экипажем к выполнению учебных, а может, и боевых задач. Шли разговоры, что задержка связана с возможным походом на Кубу для защиты революционных завоеваний этого дружественного Советскому Союзу государства. У офицеров вдруг появились русско-испанские словари и соответствующие разговорники, которые, кстати, им так и не пригодились…


Приблизительно такая же ситуация была и на дизельной торпедной подлодке «Б-4», которая дислоцировалась в Полярном. На ней боцманом служил наш земляк, главный старшина Алексей Щетинин. Увольнение его в запас тоже оказалось под вопросом. Реальным было только то, что стоять у пирсов лодкам долго не придется. Им вот-вот предстоят выходы в море. По серьезности подготовительных работ чувствовалось, что это будут необычные походы.


Так оно и случилось. ПЛ «Б-4» вскоре ушла на Кубу, а наш ракетоносец, после наварки в заводе «ледового пояса», в составе группы кораблей северным морским путем убыл на Тихоокеанский флот.


На Кубу сначала по железной дороге из Саратовской области, потом на теплоходе «Ижевск» из Балтийска (Калининградская область) вместе со своей ­авиачастью убыл и наш земляк офицер Николай Акимов. Их рассказы об увиденном и пережитом впереди. А пока вкратце о том, как в обстановке секретности осуществлялась переброска общевойсковых, ракетных и авиационных частей на Кубу. Операция эта вошла в историю под кодовым наименованием «Анадырь». Военно-морские операции осуществлялись по теме «Кама».


Об общей ситуации, приведшей к эскалации международной напряженности, точнее, к этому самому кризису, следует сказать, что она вовсе не итог устремлений СССР, решившего, как утверждают некоторые политики и историки, «запугать вероятного противника с короткой дистанции». Наоборот, она — результат агрессивной политики США. Задним числом бывший министр обороны Соединенных Штатов Америки Роберт Макнамара признал, что американцы после поражения их наемников в бухте Кочинос в апреле 1961 года стали разрабатывать план «Мангуст», предусматривавший вооруженную интервенцию и полную оккупацию Острова Свободы.


Доктор исторических наук Сергей Микоян, сын видного деятеля советской эпохи А. И. Микояна, недавно в печати рассказал о подробностях операции против Кубы, спланированной еще при президенте Эйзенхауэре (предшественнике Кеннеди). Тогда 1511 бойцов, прошедших подготовку в лагере ЦРУ, при поддержке авиации высадились на побережье острова, но были разбиты кубинскими войсками.


В разрезе плана «Мангуст» пришедший к власти Джон Кеннеди и его брат Роберт стремились во что бы то ни стало покончить с установившимся на Кубе режимом и лично с Фиделем Кастро. Был даже создан комитет во главе с Робертом Кеннеди по подготовке убийства кубинского лидера. Советский Союз неоднократно предупреждал правительство США о недопустимости провокаций против революционной Кубы, о возможных опасных последствиях. Но все предостережения были проигнорированы.


Как считает участник тех событий генерал армии Анатолий Грибков, только благодаря своевременно появившимся советским войскам (и ракетам) Куба избежала нападения США, принятое тогда руководством нашей страны решение было единственно верным.


Операция «Анадырь» началась летом 1962 года. В короткий срок на Кубу, по просьбе ее правительства, были переброшены около 42 тысяч военнослужащих (американцы полагали, что советских войск там было около 10 тыс.). Внушительно выглядела ракетная составляющая: ракетная дивизия из трех полков Р-12 (24 пусковые установки). В трех из четырех мотострелковых полках имелись ракетные дивизионы тактических ракет «Луна» (шесть пусковых установок, 12 ракет с ядерными, 24 с фугасными зарядами). На Острове Свободы также разместилась отдельная эскадрилья носителей ядерного оружия на Ил-28 (6 самолетов и 6 атомных бомб). Плюс 2 полка фронтовых крылатых ракет класса «поверхность» — «поверхность» по 8 пусковых установок (80 ракет с ядерным боезарядом).


Несостоятельны в этой связи утверждения некоторых «знатоков» военной истории о том, что группа советских войск была отправлена на Кубу по личному решению тогдашнего генсека Хрущева. Предварительно план «Анадырь» обсуждался в Совете обороны и был единогласно одобрен. Ответственным за его исполнение и действия группы войск на Кубе назначили опытнейшего военачальника дважды Героя Советского Союза, генерала армии Иссу Плиева, который со своим штабом на одном из трех транспортных самолетов «ТУ-114» 10 июля убыл из Москвы в Гавану.


Вскоре туда тоже со своим штабом взял курс и капитан 1 ранга (впоследствии адмирал) Леонид Кулишов, назначенный командующим военно-морскими частями на Кубе (около 5 тысяч человек). Морская часть операции «Кама» предусматривала переброску сначала четырех дизельных торпедных лодок, в последующем — еще семи с баллистическими ракетами. Боевой задачей первых четырех ПЛ в операции была разведка маршрутов и подходов к глубоководному кубинскому порту Мариэль, который должен был стать их постоянным местом базирования. Новому формированию там предстояло стать 12-й эскадрой особого назначения. План предусматривал последующее прибытие надводных кораблей, включая плавбазу «Дмитрий Галкин» (флагманский корабль), по два крейсера и эсминца, 12 ракетных катеров.


«Кама» вступила в силу 1 октября. Первыми для зондирования обстановки, как и предполагалось, на Кубу пошли 4 дизельные подлодки. На каждой было по одной торпеде с ядерной боеголовкой. Старшим на походе назначили командира 69-й бригады Северного флота капитана I ранга Виталия Агафонова.


Президент США был ошеломлен, когда ему показали аэрофотоснимок, сделанный самолетом-разведчиком U-2, пролетевшим над Кубой на небольшой высоте. На снимке отчетливо просматривались позиции ракетных батарей. Это были советские комплексы Р-12. То есть американцы хватились, когда на Кубе уже функционировала советская ракетная база. У них тут же объявили мобилизацию резервистов. Из запаса призвали 150 тысяч морских пехотинцев, танкистов, авиаторов, ракетчиков, моряков. К берегам Кубы, не имевшей флота, США направили 200 военных кораблей — авианосцев, крейсеров, эсминцев. По заявлению Роберта Макнамары, в первый же день с началом операции их авиация должна была совершить 1100 самолетовылетов и стереть с лица земли не только дивизию ракетных войск, но и всю группу, а также кубинскую революционную армию.


В ответ на это правительство СССР заявило, что нанесет «самый мощный ответный удар». Обратим внимание, не первый, упреждающий, а именно ответный. Хорошо, что и до упреждающего, и до ответного дело не дошло.


Вот как об этих событиях рассказывает наш земляк Николай Акимов:


— На Кубу мы прибыли 19 сентября. Отшвартовались в порту Матанзас. Потом всех переправили в Мариэль. Там, вводя в курс дела, нас предупредили о бдительном несении службы. Особенно нам рекомендовали следить за морским побережьем. Однажды ночью во время патрулирования вместе с земляком из Добринского района старшиной Виктором Проценко на участке морского берега мы услышали нетипичный для прибоя всплекс воды, а потом шорох в прибрежном кустарнике. Полоснули очередью из автомата. И увидели выходившего из-за кустов с поднятыми руками неизвестного, оказавшегося подводным диверсантом. На соседних участках были задержаны еще два диверсанта. На допросах они показали, что их высадили с самолета-амфибии для приема основного десанта в количестве 500 человек. Встречу им потом вместе с кубинскими патриотами мы устроили подобающую. Короче, всех задержали и под охраной отправили в Гавану.


А вот рассказ о походе на Кубу Алексея Щетинина:


— 1 октября под покровом ночи, без опознавательных знаков и габаритных огней четыре подлодки покинули пирсы. За островом Кильдин погрузились под воду, и корабельные лаги начали отсчитывать мили, а время — моря: Баренцево, Норвежское, Исландское, Саргассово.


Штормовая погода помогла советским субмаринам благополучно миновать противолодочные рубежи НАТО. Кондиционеров на лодках не было. А в южных широтах температура в отсеках подскочила до 40 градусов, потом и до 60. Регенерация работала исправно, но с очисткой загрязненного воздуха до нормы не справлялась.


Пока пробивались вперед, США 18 октября приняли решение о блокаде Кубы и защите Западного побережья. Президент Д. Кеннеди пообещал нации не пропустить русские субмарины западнее 60-го меридиана. Против каждой подлодки было выставлено по авианосцу с 40 самолетами и вертолетами и по 50 кораблей. Чтобы не всплывать, в том числе для подзарядки батарей, не демаскировать себя лишний раз, на лодках отключали электроплиты камбузов, до предела сокращали освещение в отсеках. Расход пресной (питьевой) воды уменьшили до минимума.


Подводников забрасывали сигнальными гранатами, приказывая всплыть. Американцы хорошо знали, что без подзарядки батарей дизельные лодки долго не протянут, все равно поднимутся на поверхность. И им удалось заставить всплыть три советские субмарины. Неуловимой оказалась только ПЛ «Б-4». Хотя ее тоже бомбили. Всего, как рассказал Алексей Щетинин, моряки насчитали более 300 взрывов. Корпус лодки звенел от ультразвуковых импульсов. Разорвавшаяся поблизости граната выбила в боевой рубке сальник. Его пришлось заменить в боевой обстановке под давлением в три атмосферы.


В течение 76-суточного похода экипаж ПЛ «Б-4» четко выполнял свои задачи. Эта субмарина в условиях активного действия противолодочных сил поставила своеобразный рекорд неуловимости…


27 октября напряженность в отношениях двух противоборствующих сторон достигла своего апогея. Все было готово для начала боевых действий. Американские военные корабли курсировали не только у кубинского побережья. Были приведены в полную боевую готовность флоты в Средиземном море и на Дальнем Востоке. Атомные субмарины ждали приказа о нанесении ракетно-ядерных ударов по советским военным объектам и городам. Так близко к ядерному Армагеддону мир еще не подходил. В Белом доме, Пентагоне и ЦРУ уже обсуждался список лиц, допущенных в правительственное бомбоубежище. Наиболее боязливые американцы покидали крупные города, опасаясь скорого советского атомного удара по ним.


Но использовать ядерное оружие ни той, ни другой стороне не пришлось. Хрущёв принял предложение Кеннеди остановить надвигавшуюся бойню. Но поставил условия: советские ракеты будут вывезены с Кубы лишь после того, как американцы снимут блокаду с острова и уберут свои ракеты из Турции и Италии. Эти условия были безоговорочно приняты.


28 октября наши ракетчики на Кубе, получив соответствующий приказ из Москвы, приступили к демонтажу стартовых позиций. По словам Николая Акимова, они еще какое-то время оставались на Острове Свободы. Помогали кубинцам на месте дислокации сформировать национальный летный полк и батальон для его обслуживания. Всю боевую технику тогда безвозмездно передали Кубе.


Следует сказать и о том, что после вывода советских ракет с Кубы американские военные продолжали давить на своего президента, подталкивая его к мысли, что, мол, теперь самое время разделаться с непослушным соседним государством. Не ведали они и узнали только в 1992 году на конференции, посвященной 30-летию кризиса, о наличии на Кубе тактического ядерного оружия (ракеты «Луна»), которое было вывезено в Союз значительно позже.


К сведению, эти ракеты располагались в частях, обеспечивавших береговую оборону. Их дальность 40 миль, мощность боеголовки 100 килотонн. То есть они не могли достигать территории США и, следовательно, не относились к наступательному оружию. Но со 100-процентной гарантией похоронили бы американскую армаду, те самые 200 кораблей, которые гонялись за нашими подлодками, если бы они рискнули войти в территориальные воды суверенного государства.


Можно лишь предположить, что бы произошло, если военным все-таки удалось склонить президента США на осуществление бредовых планов.


На организацию блокады Кубы и ее осуществление американцы потратили 100 миллионов долларов (в тех деньгах). При этом они пережили «шок и трепет», который им до этого не был ведом. Они всегда считали себя неуязвимыми...


Хорошо то, что хорошо кончается. Хотя некоторые полагают, что Карибский кризис вышел боком для его устроителей. Через год после него в Далласе был убит президент США Джон Кеннеди. Еще год спустя был снят с должности и отправлен в отставку Никита Хрущёв. Рядовые исполнители, как, например, Алексей Щетинин, демобилизовавшись, вернулись к мирному труду. Кадровые военные были переведены к новому месту службы, получили очередные воинские звания. А награды до сих пор ищут героев…


Тем временем


В Липецке по инициативе председателя регионального отделения общероссийского Движения поддержки флота капитана 2 ранга запаса Леонида Гусева прошла научно-практическая конференция, посвященная 50-летию Карибского кризиса. Ее участниками стали учащиеся и учителя школ поселка Тракторостроителей, представители общественности города.


С докладами и сообщениями выступили проходившие в 1962 году службу на Военно-Морском Флоте СССР и в Ракетных войсках стратегического назначения офицеры Владимир Шеремет, Иван Черевко, Василий Лелецкий, Александр Лячин, а также непосредственный участник похода на Кубу наш земляк, подводник-североморец главный старшина Алексей Щетинин.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Суббота, 21 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: +6 C°  Ночь: 0 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Утешение в одиночестве

И. Неверов
// Культура

Деловые женщины объединились в комитет

Андрей Дымов
// Экономика

А у нас во дворе…

Ирина Вишнева, фото автора
// Общество

И на земле, и в небе

Ирина Черешнева, irina.ch@pressa.lipetsk.ru
// Общество
Даты
Популярные темы 

Грипп — не повод для геройства

Вера Геращенко, врач-инфекционист высшей квалификационной категории, заведующая отделением Липецкой областной клинической инфекционной больницы // Здоровье

Не тяни резину

Марина Кудаева // Общество



  Вверх