lpgzt.ru - История Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
5 октября 2012г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
История 

Французы шли домой. Так им казалось…

Редакция «Липецкой газеты» продолжает совместный проект с телестудией «Задонская звонница»
05.10.2012 "Липецкая газета". Александр Косякин
// История

После взятия Москвы маршал Ней получил от Наполеона титул «князя Московского». Это была, как сказали бы сегодня, неадекватная реакция на события тех дней. Все еще было впереди, но для французов там не было ничего хорошего. Потому что позади у них было пепелище…


Пожар Москвы осветил на всю Россию ее горе, горячие уголья пламенели в каждой русской груди — под золотым шитьем мундира и под худой сермягой. И вся Россия взялась за мушкеты и самопалы, сабли и топоры, вилы и дубины.


французы шли домой. Так им казалось… То позорное отступление дало пищу карикатуристам разных эпох, а историкам — материал для исследований. Сержант Бургон из старой гвардии, выживший и дотащивший награбленное до дома, вспоминал, что у него было в ранце: «…несколько фунтов сахару, костюм китаянки из шелковой материи, обломок креста с колокольни Ивана Великого, женская амазонка, подбитая зеленым бархатом, две серебряных картины, несколько медалей, усыпанная бриллиантами звезда, распятие из серебра и золота, китайская ваза».


В числе тысяч французов, покидавших разграбленную Москву, брел за телегой интендант армии Анри Бейл. Никто тогда не мог предположить, что это — будущий знаменитый писатель Стендаль. Как и многие, в подкладку своей шинели он зашил золотые монеты. Все зашивали, и он зашил. Великая, как ее называли в Европе, армия в тот год превратилась в сброд мародеров, посадив грязное пятно на изысканную репутацию всей нации. Пример своим солдатам подал главнокомандующий, который именно в Москве показал миру свою сущность. Варвара и злодея.


Удивительно, но Бонапарта до сих пор считают не просто полководцем, но и реформатором, знатоком искусств. Вспоминают, что он писал стихи и даже романы, читал просветителей. Заботился о пополнении коллекции живописи для Лувра, правда, экспозиции комплектовал за счет ограбленных музеев Европы. Так вот этот высокоинтеллектуальный человек разорил Москву, посягнул на ее святыни, приказал снять крест с колокольни Ивана Великого, а по пути бегства обворовывал храмы, захоронении, святыни. Один только пример. Супруга генерал-фельдмаршала князя Репнина покоилась в особом захоронении в окрестностях Вильны. Наши войска, овладев городом, нашли, что монумент разбит, тело покойной выкопано, гроб открыт и расхищен. И ведь это случилось во время бегства, местами панического. Находили все-таки французы час-другой на грабеж и насилие.


Для сравнения. Император Александр I, войдя в Париж победителем, заявил, что «этот город является идеальной оправой для произведений искусства» и распорядился ничего там не брать…


Уже на острове Святой Елены Бонапарт горделиво писал, что основные потери в его войнах несли его союзники, а свою гвардию он сумел сохранить. И еще. В русской кампании он и его маршалы не проиграли ни одного сражения. Буквоедством занимался на острове опальный император, не объяснив, что всего с 12 июня по 14 ноября 1812 года его армия загадочно испарилась. Именно после этого собралась с духом и униженная им Европа, и тогда случилось Ватерлоо, после чего наполеоновская Франция прекратила своё существование. Но Бонапарт об этом не написал.


29 октября Кутузов издал приказ, в котором были такие строки: «Земля русская, которую неприятель мечтал поработить, усеется костями его. Настанут зимы, вьюги и морозы, но нам ли бояться их, дети Севера? Железная грудь наша не страшится ни погод, ни злости врагов. Старые служивые дадут пример молодым. Пусть всякий помнит Суворова, который учил сносить голод, холод, когда дело шло о победе и славе русского народа. Идем вперед, с нами Бог, перед нами разбитый неприятель, за нами будут тишина и спокойствие».


Уже в первую по-настоя­щему морозную ночь у французов околело 3000 лошадей, а без лошадей они были обречены. Когда зима разыгралась по-настоящему, обмороженные солдаты обезумели. Они даже сгорали в кострах. Великая армия вместе со своим полководцем превращалась в жалкое сборище. Из 608 тысяч солдат из России смогли выбраться только 30 тысяч.


Историки запомнили слова, оброненные Бонапартом при отступлении: «Довольно отваги. Мы слишком много сделали для славы. Теперь время думать только о спасении остатков армии!». Но было поздно. Пора было подумать о спасении себя, любимого. Для будущих, как ему казалось, великих дел.


етом 1813 года монахи Богородицкого монастыря, ловившие по послушанию в Дону рыбу, вытянули в сетях страшную находку. Это был труп французского солдата. Город стал строить догадки. Может быть, убитого где-то при отступлении доставил сюда ледоход? А может, местные мужики постарались? У задонского краеведа Леонида Морева есть любопытный документ — воспоминания тюнинского мужика Кочетка: «Много их тогда наши позабрали. Как из Москвы выгнали, девать было некуда, по всем городам царь их приказал расточить, даже к нам в Задонск под караул прислали. Ну только смотреть за ними было некому, стали они по деревням шататься, озорничать, — мужики глядели, глядели, да и поубивали их всех на токах».


Такие случаи допустить вполне можно. Несмотря на указания императора Александра I относиться к пленным со всем возможным состраданием и содействовать им во всем, в народе отношение к французам было вполне определенное. И оно сформировалось не только после пожара Москвы. В воззвании московского губернатора Ростопчина к подмосковным крестьянам говорилось, что «злодей-француз» не просто враг, но «некрещёный враг», а потому «вали его живого и мёртвого в могилу глубокую». Так и делали. Крестьяне зарывали «басурман» живьём, наивно считая, что коли они «своей смертью в земле помрут», то они не будут отвечать за убийство перед Богом.


Но, повторимся, общая политика по отношению к пленным была сформулирована четко в соответствии с православными понятиями. 7 ноября в ставку Кутузова был доставлен Высочайший рескрипт государя о принятии должных мер к облегчению участи пленных. Вот его текст: «Убедясь бедствием их, Я поручаю вам подтвердить кому следует, чтобы пленные из армии, предводительствуемой вами, отправляемы были в полном порядке, а о соблюдении оного в пути, равно о достаточном продовольствии и снабжении одеждою, всякий раз предписывать губернатору той губернии, в которую партия пленных вступает, требуя неотменно, чтобы люди сии не отправлялись иначе в путь, как по экипировке, которая сохранила бы их от дальнейшей нужды, наипаче в теперешнее зимнее время».


Бригадный генерал Бонами, израненный штыками, был захвачен в плен в Бородинском бою. Полгода он прожил в Рязани на казенный кошт. В первый же день, 18 сентября, казначейство выделило на его содержание сразу 1000 рублей из общего государственного дохода. Жил Бонами в Рязани открыто, имея собственный экипаж, который рязанским губернатором был выписан из Орла.


Всего за четыре месяца 1812 года проследовало через Рязань пленных: генералов 8, полковников и других штаб- и обер-офицеров 213 и нижних чинов 7021 человек.


В соответствии с нормами международного права военнопленные нижние чины могли быть употребляемы на государственные работы. Россия особенно нуждалась в это время в сукне для армии, поэтому часть пленных была привлечена к работам на суконных фабриках. Впоследствии пленные имели право содержать при себе жен.


Волостным головам и старостам поручалось отводить пленным лучшие квартиры, «расставлять людей в оных сколь можно просторнее, доставлять в то же время солому, стараться для очищения воздуха окуривать чаще избы можжевельником». Но при этом строго следить, чтобы «умершие из них в уезде были непременно погребены как можно глубже в землю и о сем последнем иметь чиновникам самый строгий надзор».


Все эти хлопоты да казенные траты вряд ли нравились властям, поэтому случались и разные казусы. Так, пленный генерал Сен Жени долго колесил по губерниям, имея и экипаж, довольствие, и охрану. Рязань — Калуга — Воронеж и в обратном порядке — так губернаторы передавали друг другу сановного пленника, как дорогую, но зряшную безделицу, зато у самого француза была возможность лучше познакомиться с Россией.


о — на войне как на войне. Пока французы пребывали в Отечестве, они были врагами и не могли не быть ими! Да, был Указ императора, но был и скрытый саботаж: крестьяне не забыли, что сама Церковь еще задолго до нашествия провозгласила Бонапарта предтечей антихриста. А это прочно засело в сознании народном.


Некоторые западные историки упрекали русских в жестокости по отношению к отступавшим французам. Но это был, как теперь сказали бы, адекватный ответ на грабежи, убийства, разруху. Да ведь никто не звал иностранцев на нашу землю! Что же касается культуры тех самих французов... Разве не они в свое время вырыли тела Генриха IV, Людовика XIV и уничтожили их останки? Своих! И только Бонапарта вытащили из могилы для поклонения, выпросив у англичан его труп. Ведь он столько сделал для Франции…



ОТ РЕДАКЦИИ. Напоминаем, что в рамках совместного проекта редакции «Липецкой газеты» и студии «Задонская звонница» телеверсия газетных публикаций демонстрируется на канале «Звезда» в сетке вещания телекомпании «Липецкое время» каждую пятницу в 20.05.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Вторник, 22 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +31 C°  Ночь: +19C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Спартакиада в честь героев

Иван Афанасов
// Общество

Чтобы новоселье состоялось

Нина Вострикова
// Власть

С боями по волнам Истории

Сергей Малюков
// Общество
Даты
Популярные темы 

«Волонтёры»-обманщики

 Юлия СКОПИЧ // Общество

От Москвы до Владивостока

 Юлия СКОПИЧ // Общество

Жизнь хороша, когда крутишь не спеша

Олеся ТИМОХИНА // Общество

«Деревня викингов» превратится в Хель?

Елена МЕЩЕРЯКОВА // Общество

В молодёжном «РИТМе»!

 Сергей БАННЫХ // Общество

Безграничные возможности

Татьяна СИДОРУК, студентка ЛГПУ // Общество

Прокуратура даёт доБРО

Олеся ТИМОХИНА    // Общество



  Вверх