Ср, 23 Января, 2019
Липецк: -19° $ 66.36 75.55

«Стальной» период останется в прошлом?

Сергей Кибальниченко | 05.10.2012

Всего чуть-чуть не хватило Александру Соколову посидеть в председательском кресле, чтобы получилась круглая дата — пятнадцать лет. Но даже без нескольких месяцев выходит солидный срок, в течение которого в парламенте областного центра заправляло делами так называемое «стальное лобби». «Металлический» оттенок городской Совет приобрел на исходе 1996 года, когда начальники с НЛМК победили на выборах в большинстве округов. Завершился же «стальной» период прошлой осенью после бесславной отставки Соколова. Постараемся осмыслить произошедшие за те годы события, чтобы в будущем не наступить на старые грабли.

«Стальной» период в истории Совета запомнился полнейшей непредсказуемостью. То депутаты громко рявкали «осанну» любым предложениям исполнительной власти, то вдруг разом надевали маску оппозиционеров. Первым с подобными метаморфозами столкнулся Александр Коробейников, который не без помощи металлургов в октябре 1998 года стал градоначальником. Но на свою беду он больше думал о Липецке, чем об интересах НЛМК. Собрался было комбинат передать областному центру свои детские сады, а заодно и бремя расходов по их содержанию, да градоначальник заупрямился. Дескать, и металлурги должны тратить деньги на социальную сферу. А тут еще по санитарно-защитной зоне вопросы стали возникать. Непорядок, решили на Левом берегу. И «стальные» депутаты в одночасье превратились в радикально настроенных оппозиционеров, в штыки встречавших любые предложения городской администрации.

Но вот в кабинете на Советской, 5 сменился хозяин. И в муниципальном парламенте вновь наступил благодатный период. С какой инициативой ни выйдет исполнительная власть — поддержка ей обеспечена. Шли годы, и незаметно в отношениях между городом и комбинатом назрел новый кризис. Причина в том, что главе Липецка Михаилу Гулевскому удалось найти общий язык с областными властями. Но совместная работа города и региона на благо липчан, по всей видимости, спровоцировала приступ ревности на Левом берегу. В результате последовала неудавшаяся попытка сменить Гулевского на послушного Соколова. А «стальное лобби», понятное дело, вновь оказалось в жесткой оппозиции к муниципальной власти.

Такие шараханья из стороны в сторону производили, что и говорить, несколько странное впечатление. Иной раз интересно было наблюдать за внезапно «прозревшим» депутатом. Еще вчера он с готовностью выражал свой «одобрямс», а сегодня он уже непримиримый оппозиционер. Какая же сила заставляла его в одночасье изменить свои взгляды, так сказать, перековаться? Хотя о чем здесь рассуждать? Депутат с Левого берега — человек подневольный, накрепко повязанный корпоративными интересами. Они для него — главное мерило всех ценностей. «Корпоративным мерилом» однажды, правда, пренебрег Игорь Полосин, занимавший в 2003 году должность заместителя председателя городского Совета. Мало того, что вздумалось депутату самолично баллотироваться в Государственную Думу, так еще и в порыве предвыборной борьбы он умудрился позволить себе критические высказывания по известному адресу. Такое «вольнодумство» ему не простили. Полосина тут же освободили от занимаемой должности. Как написал в свое время классик, «его пример другим наука».

Еще можно долго рассказывать о делах «стального лобби». Но в нашей ситуации «фигуры умолчания» не менее важны, чем поступки. Главное культурное, точнее, корпоративное табу — охрана окружающей среды. Допускались лишь отдельные разговоры об уборке мусора, раздельном сборе бытовых отходов, озеленении. Но промышленная экология — о ней ни слова. Как живут горожане в непосредственной близости от Новолипецкого комбината — это тоже табу. О переселении людей из санитарно-защитной зоны опять же не принято говорить.

Еще одна запретная тема связана с судьбой социальной сферы, находившейся на балансе комбината. Шаг за шагом металлургический гигант передал городу большинство учреждений, находившихся на его финансировании. Детские сады, больница, стадион «Металлург», Дворец спорта «Звездный» — всего и не перечислишь. Дворец культуры НЛМК неожиданно превратился в корпоративный музей. Но происходившие процессы менее всего волновали депутатов-новолипчан. Странная тишина воцарилась в городском Совете, когда комбинат вознамерился взорвать «Юбилейный». Администрация области несколько раз обращалась к руководству НЛМК с просьбой передать дворец спорта региону, серьезную обеспокоенность выражала спортивная общественность. Но на конструктивные предложения следовал жесткий отказ. Здание лучше сравнять с землей, чем отдать, решили на комбинате. А ведь «Юбилейный» был не только крупнейшим дворцом спорта в Европе, но и важнейшим объектом спортивной инфраструктуры областного центра. Кому, как не городским депутатам, в первую очередь необходимо было бить во все колокола, чтобы сохранить народное достояние для будущих поколений липчан? Но «стальное лобби», контролировавшее в то время муниципальный парламент, эту проблему предпочло не заметить. Корпоративные интересы, как и следовало ожидать, оказались важнее здравого смысла.

Таким был период в жизни городского Совета, растянувшийся во времени почти на пятнадцать лет. Его отличительная особенность в том, что в муниципальном парламенте активно лоббировались корпоративные интересы НЛМК. Выиграл ли от этого Липецк и его жители? Вопрос, что называется, риторический. Стоит только сказать, что обсуждаемая нами тема является составной частью более общей проблемы. Речь, конечно же, идет об отношениях между областным центром и комбинатом. Пока они больше напоминают дорогу с односторонним движением. НЛМК пользуется городской инфраструктурой и трудовыми ресурсами, городу же достаются вредные выбросы в окружающую среду.

Отношения между сторонами, по всей видимости, надо строить на иных, взаимовыгодных, началах. Стальной гигант должен не только брать, но и вкладывать немалые деньги в развитие Липецка, как это было долгие годы. Многие липчане мечтают о возрождении тех времен, когда металлурги возводили за свой счет детские сады, школы и больницы. Если НЛМК будет готов к таким переменам, тогда и надобность в «стальных» депутатах отпадет сама собой. Когда корпоративные интересы максимально приблизятся к интересам Липецка, то и лоббировать, согласитесь, будет нечего.

Так готов ли комбинат изменить свое отношение к Липецку?