lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
1 октября 2012г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Разумное, доброе, вечное: креатив или неформат?

01.10.2012 "ЛГ:итоги недели". Виктор СТРАХОВ
// Общество

Федеральные и региональные телеканалы придерживаются на сей счёт диаметрально противоположных взглядов


Вероятно, не случайно беседа за «круглым столом» с крамольным для столичных телепродюсеров названием «Провинциальный экран: право на информацию без насилия и жестокости» состоялась в Липецке. Проведённая по инициативе Уполномоченного по правам человека в регионе Николая Загнойко, она собрала весьма обширную аудиторию – от студентов и преподавателей местных вузов до представителей истеблишмента, многочисленных общественных организаций и журналистов.


Участниками дискуссии, в частности, были заместители главы обладминистрации Александр Никонов и Дмитрий Мочалов, преподаватель Липецкого педагогического университета, доктор исторических наук Леонид Земцов и председатель областной Общественной палаты Валентина Кисенко. Ну а в роли своеобразного свадебного генерала выступил столичный гость – социолог, культуролог, кандидат философских наук, а также главный редактор журнала «Искусство кино», член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ Даниил Дондурей.


Оценки телеконтента, то бишь всего транслируемого «ящиком», оказались, мягко говоря, отнюдь не восторженными и простирались от радикальной рекомендации профессора Земцова «Не смотрите телевизор» до сдержанной констатации Даниила Дондурея «Не смотреть телевизор люди не могут».


Впрочем, автор сотен статей, с одинаковым успехом публикующихся как в проправительственных, так и в придерживающихся «болотной» идеологии изданиях, предпочёл говорить не только и не столько о телевидении, сколько о культуре, морали, нравственных ориентирах, новых ценностных кодах. Он полагает, что именно они способны примирить «креативный планктон» из столицы с «анчоусами» из провинции, а главное – прервать затянувшийся застой и стимулировать общественный драйв. Сегодня это основное условие модернизации.


Есть ли барьеры? Увы, да. И прежде всего это культурная политика. Она, по Дондурею, являет нечто самое драматичное в нашей жизни. В частности, потому, что культура в стране воспринимается как отрасль, как система учреждений, в числе которых памятники, музеи, театры, парки, выставочные залы. Говоря о культуре, чиновники, как правило, имеют в виду инвестиции в сферу досуга, в отдых, развлечения. Ничего удивительного. Культура долгое время существовала как нечто отдельное от остальной жизни, как нечто автономное. В течение последних 20 лет сам термин понимался в самом узком своём значении. Между тем даже в советские времена культура не воспринималась столь примитивно.


Власть рассматривала культуру в широком её смысле. То есть речь шла об идеологии, образовании, которое опять же не было самоцелью, а лишь одним из условий развития, технологией освоения и продвижения культуры. Расчёт был очевидным. Точно и правильно мотивированный человек экономически эффективен. Он по природе своей созидатель, а именно созидатели, личности, индивиды с собственным миром и мировоззрением как раз и востребованы сегодня. Личность, как полагает Дондурей, следует целенаправленно готовить, учить постигать истинный смысл и контекст событий, неординарно думать и действовать.


Удастся ли это сделать? Последние инициативы президента Владимира Путина, поручившего правительству повысить зарплаты библиотекарей и музейных работников, оставляют надежды и на общее улучшение ситуации. Однако до конца не ясно, найдутся ли деньги не только на знаковые проекты вроде реконструкции Большого и Мариинского театров, а на системную работу, имеющую своей целью возвращение в общество культа интеллекта, креатива, творчества, формирование у россиян правильного, рацио­­-нального восприятия прошлого и создание перспективных моделей будущего. Только совершенствование деятельности на всём культурном пространстве, во всех её сферах способно дать результат. И здесь не место остаточным принципам, остаточным подходам, остаточным типам социальных отношений.


Понимание сложности стоящих перед страной задач, как признался Даниил Дондурей, и подвигло его «объявить войну» ведущей профессиональной когорте – макроэкономистам, которые, как говорят в Одессе, не желают брать в голову всех проблем культуры и тем самым лишают экономику шансов на развитие, преобразования. Дефицит идей, мировоззренческая стагнация стали сегодня главными экономическими барьерами. Речь идёт о многочисленных смысловых препятствиях и тупиках, то есть о той самой разрухе в головах, которая на протяжении последнего столетия уже дважды становилась для нашей страны роковой.


Немногим лучше ситуация и сегодня, поскольку общество в массе своей не приемлет цивилизационного слома, постигшего страну на излёте ХХ века. Ему глубоко чужды сами принципы и условия жизни, сформировавшиеся в постсоветские времена. Как свидетельствуют социологические опросы, большинство наёмных работников в нашей стране ненавидят частную собственность, хотя две трети находят себе применение именно на частных предприятиях. Более того, в конце нулевых 57 процентов населения требовало от президента ведения жёсткого контроля за ценами, что, по сути, означало приговор для рыночных отношений. Более 70 процентов россиян и сегодня считают социальную систему, существующую в стране уже больше двадцати лет, негуманной и несправедливой.


И это ещё одна драма массового сознания. Рынок для него априори аморален. В нашем подсознании закодировано убеждение, что любое богатство имеет криминальную основу. А поэтому, строя капитализм, многие строители ностальгируют по славным социалистическим временам, хотя и привыкают к особенностям русского рынка и, мягко говоря, не самым тёплым отношениям работодателей и наёмных работников.


Социологическое исследование, проведённое в 2007 году, показало, что ни руководители, ни подчинённые в массе своей не доверяют друг другу, чему в немалой степени способствуют и телесериалы. Девять из десяти «долгоиграющих» фильмов, связанных с бизнесом, не церемонятся с бизнесменами и приписывают им «подвиги», достойные разве что моральных уродов. Заказов на положительные образы принципалов практически нет. И это не так безобидно. Всё то же социологическое исследование позволило выявить ещё один культурный феномен. Свыше 70 процентов россиян не доверяют другим людям, семь из каждых десяти человек недовольны конституционными принципами устройства российской жизни. А недоверие – это отнюдь не безобидно. Недоверие – это важнейшая экономическая категория, управляющая, в том числе, и финансовыми потоками, которые в очередной раз устремились в оффшоры. Чувства солидарности, элементарного сотрудничества, ещё сравнительно недавно считавшиеся нормой жизни, сегодня стремительно вытесняет агрессивный эгоизм. Пример – московское метро, в котором сегодня не принято ожидать, когда выйдут люди, находящиеся в вагоне, а принято немедленно ломиться в поезд, создавая давку в дверях и по меньшей мере вдвое увеличивая время высадки и посадки.


Бал у нас постепенно начинает править известный латинский принцип, в соответствии с которым человек человеку волк. А отсюда гигантское количество проблем не только в обществе, но и в семье. В стране ежегодно регистрируется 56 разводов на 100 браков. То есть семей создаётся меньше, чем распадается. 46 детей из 100 рождаются вне брака. Мы на пятом месте в мире и на первом в Европе по уровню подросткового суицида. 12-17-летние подростки, лишённые нравственных ориентиров, часто неспособны противостоять вызовам времени. Итогом разлада с миром и с собой нередко становятся трагедии. 10 тысяч женщин ежегодно подвергаются семейному насилию. При этом часть конфликтов заканчивается смертью одного из супругов. 1600 детей убивают отцы, матери, братья.


Причиной агрессии, как правило, становятся алкоголизм и наркомания, общее снижение культурного уровня населения. Некогда едва ли не поголовно читающая Россия постепенно превращается в литературную пустыню. Опросы показали, что только 37 процентов населения читают одну или несколько книг в год. Что же касается телевидения, то его уровень давно уже опустился на постельный уровень или ещё ниже. Примеры? Только в последнее время, отметил Даниил Дондурей, хитами ток-шоу «Пусть говорят», идущего на Первом канале, стали сюжеты о том, как пятнадцатилетний подросток живёт с 38-летней женщиной и как одиннадцатилетний мальчик изнасиловал девятилетнюю девочку. Видеоролики появились сначала в Интернете, а потом заинтересованной публике была предоставлена возможность подробно обсудить детали «увлекательных» историй в телевизионный «час пик». Обе истории, конечно, с душком, но, как говорил император Веспасиан, первый додумавшийся брать плату с посетителей римских туалетов, деньги не пахнут. При этом привыкшее ко всему российское гражданское общество стоически промолчало, как промолчало и чуть позже, когда программа «Время» начала новостную программу «картинкой» о том, как мать выбросила с балкона двоих детей.


Страшные, дикие истории стараниями телевидения, живописующего детали, становятся обыденными, заурядными. Что касается криминала и чернухи, то они давно уже никого не удивляют, превратившись в привычную среду обитания для зрителей. И не потому ли блатная лексика звучит сегодня не только в подворотнях, но и в кабинетах чиновников, политологов, залах заседаний депутатов Госдумы. Там постоянно что-то «мочат» или «перетирают», на кого-то «наезжают» и кого-то «кидают». Не­мудрено, что блатная романтика не оставляет равнодушным и российское общество. Благодаря неослабевающему интересу публики радио «Шансон» входит в тройку наиболее популярных каналов.


СМИ, безусловно, выполняют сегодня нормотворческие функции, формируя у публики новые запросы, потребности, пристрастия. Однако многое в ментальности российских граждан остаётся неизменным со времён Салтыкова-Щедрина и Гоголя. Анекдотическим персонажем ещё во времена оны стал полицейский-мздоимец. Таковым он остаётся и сегодня. Да и стоит ли ожидать нового отношения к службе от гаишника, ежедневно встречающегося со счастливыми обладателями «порше» и «бентли» и желающего, как и они, «заработать» не просто на хлеб с маслом, но и на «мерседес», трёхэтажный домик в деревне, белоснежную яхту, бегущую по волнам.


Двойное сознание, двойная мораль, лагерное арго и тюремная этика для обитателя столицы так же привычны, как шалости с серой зарплатой или равнодушное отношение к коррупции. По словам главы респектабельного журнала, он и сам не понимает, почему кандидаты искусствоведения, работающие в «Искусстве кино», должны зарабатывать белые и пушистые 20 тысяч рублей, а свежеиспечённый лейтенант – 50. И таких несообразностей сегодня сколько угодно. Что, впрочем, и не­удивительно для страны, где практически никогда не было разделения властей. И где существование нынешних исполнительной, законодательной, судебной, медийной и пятой власти – гражданского общества – весьма условно. И именно эта условность позволила московскому мэру Юрию Лужкову за 18 лет не про­играть ни одного из многочисленных судов. Больше нигде в мире так не бывает.


И не случайно Даниил Дондурей делает вывод, что в нашей системе координат коррупция – это не преступление, а налог на очень плохую мораль в обществе, на то, что существуют конвекции перераспределения ресурсов и благ, предоставляющие гигантские возможности чиновничеству. Их масштабы своевременно оценило поколение «next», и недавние социсследования показали, что 40 процентов молодых людей от 18 до 35 лет хотели бы работать уже не в Газпроме, как несколько лет назад, а занять кресла чиновников. Почему? Да потому, что достаточно заглянуть в Интернет и убедиться, насколько стремительно растёт количество фирм, которые обслуживают активы российских чиновников, вывезенные в уютные европейские страны.


Словом, доходы российского населения растут. Однако по уровню благотворительности мы на далёком 137-м месте. Да, во время пожаров 2010 года люди активно собирали одежду для пострадавших. Вот только мы не знаем, были ли в числе благотворителей по-настоящему богатые россияне. Возможно, и нет, потому что в отличие от США, где Министерства культуры никогда не было и культуру финансируют 25 тысяч благотворительных фондов, в России ни фондов, ни денег. И появятся ли они – большой вопрос. Дело в том, что в России уже предпринималась попытка привлечь частный капитал к финансированию кинопроизводства. Соответствующий закон был быстро подготовлен, подписан и действовал до тех пор, пока министр финансов Кудрин не написал президенту петицию, потребовав отменить льготы, предоставляемые инвесторам. Почему? Да потому, что размер откатов от вложений в киноиндустрию превысил фантастические 90 процентов. Из каждого миллиона, вложенного в кино, на кино можно было потратить 90 тысяч. Остальные 910 тысяч рублей немедленно возвращались к меценату. Ничего подобного не было нигде в мире. Ни в благополучной Европе, ни в криминальной Колумбии, где размеры комиссионных не превышали 10-11 процентов. .

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Вторник, 22 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +32 C°  Ночь: +19C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Спартакиада в честь героев

Иван Афанасов
// Общество

Чтобы новоселье состоялось

Нина Вострикова
// Власть

С боями по волнам Истории

Сергей Малюков
// Общество
Даты
Популярные темы 

«Волонтёры»-обманщики

 Юлия СКОПИЧ // Общество

Жизнь хороша, когда крутишь не спеша

Олеся ТИМОХИНА // Общество

От Москвы до Владивостока

 Юлия СКОПИЧ // Общество

«Деревня викингов» превратится в Хель?

Елена МЕЩЕРЯКОВА // Общество

В молодёжном «РИТМе»!

 Сергей БАННЫХ // Общество

Безграничные возможности

Татьяна СИДОРУК, студентка ЛГПУ // Общество

Прокуратура даёт доБРО

Олеся ТИМОХИНА    // Общество



  Вверх