lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
17 сентября 2012г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

А зачем Ельцу баян? У него есть гармонь…

17.09.2012 "ЛГ:итоги недели". Виктор СТРАХОВ
// Общество
Фото Николая ЧЕРКАСОВА
Фото Николая ЧЕРКАСОВАВ 1868 году в Ельце появилась железная дорога, связавшая город с Грязями и ОрломВ 1871 году открылась мужская гимназия, в которой учились будущие писатели Бунин и Пришвин и служил будущий философ РозановБывшая женская гимназия строилась богатым коммерсантом Пошехоновым, владельцем первой железной дороги в Ельце. Проект был типовым, но, несмотря на это, здание, украшенное чугунным крыльцом и кованой пожарной лестницей на второй этаж, остаётся весьма Часовня в память о ельчанах, погибших в сражениях с полчищами Тамерлана

Гармонь, изобретённая местным умельцем 200 лет назад. Уникальная, елецкая, рояльная. Может ли она стать визитной карточкой города? Этим вопросом задались участники прошедшего на минувшей неделе в Ельце семинара-практикума – «Маркетинг и брендинг города: возможности – идеи – технологии», организованного управлением по делам печати, телерадиовещания и связи Липецкой области


Фантазии на заданную тему простирались от гармони до валенок, от кружев и коклюшек до пива и пивного титула «Елецкая Бавария», который носило некогда предприятие елецкого купца Кронберга, от того, чем был знаменит Елец в прошлом, до того, что может стать его будущим. То бишь от бренда до тренда и от брендинга до ребрендинга.


Пытаясь ответить на заявленные программой мастер-класса и, скажем так, своеобразные вопросы типа «Бренд города: миф или выдумка?», ельчане и гости города (а среди них были представители местного истеблишмента – сотрудники структур госвласти и местного самоуправления, преподаватели Елецкого университета, представители градо­образующих предприятий и региональных бизнес-сообществ, специалисты в области территориального развития, туризма, маркетинга, студенты профильных вузов и журналисты) «мифологизировали», сиречь «выдумывали», несколько часов кряду.


Мифов и брендов предлагалось множество. Однако ни один пока не прошёл. Автор и ведущий семинара, а также обладатель многочисленных титулов, как то: кандидат географических наук, руководитель проектов столичного Фонда «Институт экономики города», автор монографий и член редакционного совета пары профильных британских журналов, а также ведущий эксперт расположенного в Варшаве Европейского института маркетинга территорий, Денис Визгалов предупредил, что это только начало работы.


Дабы быть принятыми, варианты должны найти понимание и одобрение у властей, местных творцов и даже «Клуба городских сумасшедших», заседания которого, как полагает специалист, придадут многотрудному процессу брендирования и его продукту подлинную креативность. Такую, коей достигли жители славного города Мышкина, создавшие единственный в своём роде Музей мыши. Или Великого Устюга, прописавшие Деда Мороза не в какой-то там далёкой Лапландии, а в специально созданной для нового обитателя местной великоустюжской резиденции. Что-то подобное, полагает он, необходимо и Ельцу, поскольку оригинальные бренды как раз и способны продвинуть малоизвестные города и почти не населённые территории на авансцену мирового туризма.


История, во всяком случае, знает такие примеры. Достаточно вспомнить всемирно известное шотландское озеро Лох-Несс и якобы обитающего в нём доисторического монстра, носящего ласковое имя Несси. В Ельце тоже можно было бы попытаться в полном соответствии с известными алгоритмами поселить мамонта, восставшего из холодильника местного мясокомбината, или, воспользовавшись мышкинским опытом, создать Музей рыбки под названием елец.


Да только стоит ли? Удастся ли преодолеть почти полуторатысячелетнюю фору, которую имеет лох-несская легенда? Может, лучше продвигать то, что действительно отличает Елец от других городов и весей? Что делает его привлекательным не столько для столичных новых русских, желающих прокатиться с девушками на природу, их сегодня полно и в Мышкине, и в Плёсе, сколько для истинных знатоков истории и архитектуры, способных по достоинству оценить и неповторимую Торговую (ныне улицу Мира) и Вознесенский собор, и сияющую, будто палехская шкатулка, Великокняжескую церковь…


Да мало ли в Ельце памятников? Только тех, что уже признаны и занесены в городские скрижали, свыше двухсот. Конечно, об архитектурной ценности многих специалисты продолжают спорить. И, возможно, тому есть причины – не Кремль, и не Зимний дворец всё-таки. Но в этом как раз и прелесть Ельца, его неповторимый колорит и аура. Город, не претендуя на столичную помпезность и роскошь, сохранил практически в первозданном виде многое из того, что было создано в конце восемнадцатого, девятнадцатом и начале двадцатого века, и сегодня стал музеем под открытым небом. Музеем самому себе, в котором так тепло и уютно и где всё, кажется, дышит историей.


Историей не очень древней, хотя и говорят, что Елец на год старше Москвы. Возможно. Однако строений возраста храма Василия Блаженного в городе нет. Едва ли не самое старое здание – скромный одноэтажный каменный дом воеводы с сенями в центре и жилыми комнатами по сторонам, а также входом со двора. Он был построен во второй половине восемнадцатого века. Видимо, сразу же после пожаров, уничтоживших деревянный Елец практически полностью.


Такого рода бедствия часто становились фатальными для провинциальных городов. Но Елец выстоял. В чём причина? Может, в истории? Войдя в 1708 году в состав созданной Петром Великим Азовской, вскоре переименованной в Воронежскую, губернии, город уже спустя 10 лет стал административным центром огромной провинции, включавшей Задонск, Усмань, Ливны, Ефремов, Лебедянь, Данков, Липецк. По размерам территории Елецкая провинция превосходила нынешнюю Липецкую область. И в статусе Елец был понижен лишь в последней четверти восемнадцатого века, когда из Воронежской губернии были выделены Курская и Тамбовская, а Елец стал центром уезда и вошёл сначала в состав Курской, а затем Орловской губернии.


Впрочем, к тому времени в городе появилось самое энергичное и предприимчивое сословие – купечество, и Елец продолжил своё развитие, чему немало способствовали династии Заусайловых, Черникиных, Ростовцевых, Валуйских. Купцов первой гильдии в городе к тому времени было больше, чем в губернском Орле, что, в конце концов, обнаружил и император Николай I и специальным указом уравнял Елец в торгово-предпринимательских правах с губернскими и портовыми городами. Возможно, именно благодаря этому уже к концу XIX века Елец стал по-настоящему крупным промышленным и торговым центром России, а его население достигло 50 тысяч человек.


В городе действовали чугунолитейные мастерские, спиртоводочный, пивоваренный, мыловаренные и салотопенные заводы, более десятка кожевенных предприятий. Но особенно бурно развивалось табачное производство. Созданная в 1858 году табачная фабрика Заусайловых стала к концу прошлого века крупнейшим предприятием не только Ельца, но и Орловской губернии и насчитывала от 1000 до 2000 рабочих. Действует она и сегодня, став структурой транснациональной табачной компании и оставаясь памятником промышленной архитектуры середины XIX века. Ничего удивительного. Удовлетворяя собственные архитектурные амбиции, елецкий промышленник заказал проект фабрики известному московскому архитектору Александру Степановичу Каминскому, который и создал здание с лица необщим выраженьем.


В 1868 году в Ельце появилась железная дорога, связавшая город с Грязями и Орлом, ещё через 20 лет был построен первый в России элеватор, действующий и поныне, бурно развивалась торговля. К 1917 году в Ельце насчитывалось свыше 900 лавок. В 1871 году открылась мужская гимназия (сейчас средняя школа № 1), в которой учились будущие писатели Бунин и Пришвин и служил будущий философ Розанов, тогда учитель географии.


В 1874 году появилась ещё одна гимназия – женская, в здании которой ныне размещается один из учебных корпусов университета и который в отличие от прочих университетских помещений вызывает неизменный интерес у гостей вуза. Более чем естественен он и для журналистов. А потому я в очередной раз выяснил, что бывшая женская гимназия строилась богатым коммерсантом Пошехоновым, владельцем первой железной дороги в Ельце. Проект был типовым, но, несмотря на это, здание, украшенное чугунным крыльцом и кованой пожарной лестницей на второй этаж, остаётся весьма гармоничным и оригинальным.


Впрочем, нужно отметить, что оно было предметом гордости и для елецких купцов. Там учились городские девушки из состоятельных семей, вызывавшие вполне понятный интерес у юных гимназистов, и в том числе у Пришвина и Бунина. Последний признавался, что очень любил посещать балы в женской гимназии и с обожанием смотрел на очаровательных танцовщиц.


Однако по-настоящему серьёзная, хотя и горькая любовь случилась позже. К Варваре Пащенко, увы, не испытывавшей к бедному дворянину особых чувств. В итоге, прожив с молодым писателем несколько лет в гражданском браке, юная дама утомилась и предпочла будущему нобелевскому лауреату будущего безвестного актёра. Но в начале девяностых автор «Лики» (пятой книги романа «Жизнь Арсеньева», в которой как раз и идёт речь об этой любви) восторженно писал в своих письмах о елецком городском парке, называвшемся в девятнадцатом веке Дворянским садом, в котором он с трепетом ожидал статную близорукую девушку. Эту сцену нетрудно представить себе и сегодня. Сохранились и парк, и аллеи, и даже деревья – свидетели счастливых встреч.


И надо ли говорить, что сад Дворянский тоже был создан тщанием елецких купцов, как и Детский сад, появившийся при приюте для девочек и содержавшийся на деньги купцов Калабиных. На средства купцов Валуйских построен Чёрнослободской, или Валуйский, мост. Они же финансировали сооружение пожарной части с каланчой, служившей наблюдательным постом. Смотровая площадка существует и в наши дни. Как, впрочем, и другие строения, представляющие собой не просто островки старины (они есть и в Липецке, и в Воронеже), а целые районы, архитектурными доминантами которых в своё время были храмы.


Не знаю, правда ли это, но ельчане говорят, что всего двух церквей не хватило городу, чтобы стать губернским центром. Более того, некоторые особенно патриотично настроенные горожане утверждают, что если бы не революция, ельчане довели бы количество храмов до требуемых тридцати трёх, и тогда не Липецк, а Елец стал бы административным центром региона. Возможно, это было бы справедливее. Но история, к сожалению, не знает сослагательного наклонения. Хотя не исключено, что и к счастью. Как знать, удалось бы губернскому Ельцу сохранить всё, что он имеет сегодня. В том числе и храмы. От одного из крупнейших в России Вознесенского собора до крошечной часовни, сооружённой в память о ельчанах, погибших в сражениях с полчищами Тамерлана. Впрочем, храмы – это тема, достойная отдельного рассказа. .

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Пятница, 18 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +29 C°  Ночь: +14C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Придумай, сделай, прикати!

 Анна СОЛНЦЕВА
// Общество

«Деревня викингов» превратится в Хель?

Елена МЕЩЕРЯКОВА
// Общество

Арт-терапия в красках

 Елена МЕЩЕРЯКОВА
// Общество

Безграничные возможности

Татьяна СИДОРУК, студентка ЛГПУ
// Общество

Зарядились «Энергией лета»

Ирина ОВЧИННИКОВА
// Спорт
Даты
Популярные темы 



  Вверх