lpgzt.ru - История Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
12 августа 2012г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
История 

Иду на таран

12.08.2012 "Молодежный вестник".
// История
Виктор Антонович Барковский (Фото из архива музея)
Виктор Антонович Барковский (Фото из архива музея)Командир 1-ой АЭ А. А. ЗюзяИ. П. РастегаевТехник-лейтенант В. К. КравченкоКомиссар полка П. И. Бубеков

Единственным удостоенным звания Героя Советского Союза за подвиг, совершенный на липецкой земле, стал младший лейтенант Виктор Антонович Барковский. Он вступил в бой с немецким самолетом-разведчиком Ю-88. Сбить его не удалось, а до линии фронта оставалось 25 километров. И тогда Барковский пошел на таран. Произошло это вблизи села Чернава Измалковского района 20 мая 1942 года. Он погиб и похоронен в Ельце: его имя носит одна из улиц города. Позже еще пять летчиков 591-го истребительного авиаполка совершили воздушные тараны – Иван Бухтияров, Алексей Гунченко, Алексей Коковихин, Анатолий Иванов и Иван Растегаев.


О подвиге Барковского мне рассказал Владимир Кириллович Кравченко, председатель совета ветеранов этого полка.


– Но ранее был еще один важный эпизод, – вспоминает он. – В апреле Барковский со своим ведомым Коковихиным поднялись на боевое дежурство с Елецкого аэродрома, обнаружили «юнкерса» и настигли его вблизи Липецка.


Боекомплект быстро кончился. Вероятно, немец был профессионалом и смог уйти от пулеметных очередей. Виктор принимает решение таранить противника, сбрасывает газ, а мотор глохнет, винт останавливается. Фашист скрывается, а наш летчик планирует на аэродром (там сейчас находится Дворец спорта «Звездный») и сажает самолет на реборды колес (шины-камеры пробиты во многих местах). Когда я осмотрел самолет, обнаружил 52 пробоины. Барковский заявил, что в следующий раз немец от него не уйдет. Так и получилось.


Я хорошо помню тот солнечный день. Ясное, чистое, без единого облачка, небо. Аэродром в Ельце. Латаем пробоины на вернувшихся из боя машинах. Около 11-ти дня замечаем в голубой дали два инверсионных следа. Самолеты видны плохо – слишком большое расстояние. Всмотревшись, понял: наш МиГ-3 ведет бой с немецким «юнкерсом». Слабо прослушивались пулеметные очереди. В это время там должна была находиться наша пара: ведущий Товстоногов и его ведомый Барковский. Вскоре самолет Товстоногова, получив серьезное повреждение, сел. Значит, бой ведет Барковский.


Точно чья-то невидимая рука, как по линейке, прочерчивала мелом линию с востока на запад – это след немецкого разведчика Ю-88. Он летит, снижаясь, чтобы увеличить скорость и оторваться от преследующего его МиГа.


Но вот прямая перечеркивается синусоидой – это наш самолет. Он атакует то справа, то слева, сверху и снизу, пересекая след «юнкерса». Этот рисунок на небе сохранялся долго, часа полтора-два, его могли наблюдать многие ельчане. Тогда никто, конечно, не считал, сколько заходов сделал Виктор. Но картина эта до сих пор стоит перед глазами, и я думаю, что атаковал он не менее шести раз.


Финал боя я не мог видеть, вышло полетное время Виктора. Связи с ним не было, на аэродром он не вернулся. Уже потом получили сообщение из фронтовой воинской части: истребитель таранным ударом повредил немецкий самолет и врезался в землю в районе Чернавы. «Юнкерс» же совершил вынужденную посадку. Два члена экипажа взяты в плен, а летчик застрелился. Встретиться с очевидцами самого таранного удара мне не удалось. Наш командир эскадрильи Алексей Афанасьевич Зюзя, который был на месте гибели Виктора Барковского, рассказал, что при нем откопали самолет и с пятиметровой глубины извлекли останки героя. Да, машина действительно так глубоко ушла в землю.


Виктор был отличным летчиком. Однажды он сумел приземлиться на одно колесо, поэтому ему и доверили МиГ-3, очень сложный, или, как говорят в авиации, строгий. Пилотирование этой машины требует особого мастерства.


Я могу лишь предположить, что происходило тогда в небе.


Прежде чем Виктор принял решение таранить, он остался без патронов. Немецкий самолет был особым, экипаж в нем – опытным, огневая защита – надежной, поэтому подойти к нему на близкое расстояние для поражения оказалось очень сложно. Не исключено, что Барковский был ранен, а на высоте семь тысяч метров (кабины не герметизированы) атмосферное давление низкое и даже из малой раны кровь хлыщет фонтаном. Поэтому мы вправе утверждать: таран стал единственным средством, чтобы не дать немцу уйти от преследования.


В народе говорят: как в кремне не виден огонь, так в человеке – душа. Но наступают день, час, минута, когда кремень высекает искру, а человек в критической ситуации проявляет всю силу и величие своей души.


Виктор был обаятельным, но, в общем-то, обычным парнем. Среднего роста, спортивный, круг- лолицый. Не любил громких слов, не кичился своими летными достижениями, скорее, был скромен до застенчивости. Все это, впрочем, не мешало ему пользоваться авторитетом среди друзей, не случайно избравших его комсоргом эскадрильи. Увлекался радиотехникой, собирал передатчики, говорят, неплохо играл на гитаре. Парень как парень, ничем особо не выделявшийся. И ставший в свой звездный, в свой последний час героем, Героем Советского Союза.


Не всякий таран наших летчиков удостаивали этого высокого звания. Виктор получил его посмертно не только за жертвенный подвиг. В сбитом им самолете обнаружили очень важные разведданные, так и не попавшие к фашистам.


Владимир Кириллович закончил рассказ о своем боевом командире, смахнув непрошеную слезу. Больше всего он боится вымысла, сочинительства, считая, что история и в большом, и в малом должна оставаться правдивой: это не роман, не кинобоевик.


Кому-то история кажется немного театральной. И если уж герой жертвует жизнью во имя Родины, то в последнюю минуту он должен принять эффектную позу и произнести красивые мужественные слова – для потомков. Кравченко заявляет: связи с землей не было, красивые слова с пятиметровой глубины никто услышать не мог.


Посмотрите внимательно на фото Виктора Барковского, и вы почувствуете, что это человек большой воли, мужественного характера, твердых принципов. И уж если он дал боевым товарищам слово, что следующий немецкий самолет от него не уйдет, – нарушить его не мог.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Воскресенье, 17 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +3 C°  Ночь: +2 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Глоток свежего воздуха

Максим Ионов
// Общество

Выбирая жизненный путь


// Образование

Ключи от новой жизни

Елена Панкрушина, simplay1@mail.ru
// Общество

На родной земле

Анастасия Карташова, kart4848@yandex.ru
// Власть
Даты
Популярные темы 

Второе дыхание

Владимир Петров // Экономика

Кадровые проблемы областного футбола

Геннадий Мальцев // Спорт

Шотландский мотив

Сергей Малюков, фото автора // Общество

Полёт и пролёт

Дмитрий Ржевский // Спорт



  Вверх