lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
13 августа 2012г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Общество 

Хождение по Олыму

13.08.2012 "ЛГ:итоги недели". Виктор Страхов, Сергей Мязин(фото)
// Общество
По воде, аки по сухуВерной дорогой идёте, товарищ!Коровы на реке стали экзотикой...Мосты в России строить не принятоТаким Олым бывает только весной

Экологическая экспедиция журнала «Итоги недели» несколько дней провела на природе и задалась неизменно актуальным вопросом: а каково природе с нами?


Можно ли добраться до Азова, отправившись на север? Если вы хотя бы поверхностно знакомы с географией, то, разумеется, ответите не задумываясь: нельзя. И будете и правы, и не правы. Правы потому, что против географии не попрёшь. Азов действительно на юге. Не правы потому, что прямая – самый короткий и удобный маршрут только в геометрии. На земле, там, где буераки, реки, раки, кривые, случается, предпочтительнее. Это выяснили ещё наши далёкие пращуры, освоившие сначала водные пути сообщения. И хаживали ими не только из варяг в греки. Водными видами транспорта воспользовался и тверской купец Афанасий Никитин, отправившийся в средние века в знаменитое «Хождение (или хожение, как в оригинале) за три моря» не по прямоезжей трассе «Каспий» – её в те достославные времена не было даже в проекте, а по Волге, которая и 500 лет назад неустанно несла свои воды к далёкому озеру-морю.


Несёт и сегодня, как несёт их и Дон – главная водная артерия региона. Но на Дон мы ещё отправимся, как и на один из его крупнейших правых притоков Быструю Сосну. А пока целью организованной журналом экспедиции были вовсе не самые полноводные реки региона, а небольшой Олым. Он как раз и течёт в основном на север, но в конце концов впадает в Азовское море.


Олым – так пишется название реки на географических картах. С ударением на последнем слоге. Однако чаще звучит другое её имя – Олымь. Так называют речку, знакомую с детства, местные жители. С ударением на слоге первом. Именно Олымь всегда была для них самой главной и самой большой рекой. И дело здесь не в размерах. Общая протяжённость водотока всего-то немногим за 100 километров. Из них чуть больше семидесяти в Липецкой области. Но эти километры много лет назад как раз и стали местом притяжения для людей. Почему? Да потому, что вода – это жизнь. Потому, что без воды человек не способен продержаться и трёх суток. И потому река всегда была одним из главных градообразующих факторов. И остаётся таковым, несмотря на все технические ухищрения – водопроводы, артезианские скважины и даже «Живую воду» в баклажках.


Набережное, Ивановка, Борки, Покровское… Олым уже в давние времена стал чем-то вроде извилистой деревенской улочки с семью десятками селений по берегам, и от слишком близкого, даже назойливого соседства его спасают разве что многометровые известняковые кручи, почти отвесно уходящие в небо. Удобных подъездов к воде, а тем более стоянок на Олыме, немного, и нам пришлось постараться, чтобы найти место для стапеля – относительно ровную и просторную площадку для сборки байдарки.



Ни фута под килем


Если честно, я рассчитывал, что наш водный маршрут будет лёгким и как бы игрушечным – матрасным, как снисходительно-пренебрежительно отзываются о таких походах «категорийные» туристы-водники, предпочитающие реки с мощными порогами, бочками, водопадами, белой водой. Да ещё чтобы «пешки» километров пятнадцать! И чтобы на подгибающихся ногах в гору с катамаранами, рюкзаками, палатками и спальниками на горбу! Для чего? А адреналину для! Однако адреналин на сей раз не был сверхзадачей.


Основными стали туристско-рекреационные и экологические цели. А если проще, штатно-нештатный состав авторов журнала добровольно отправился на воду, дабы внести посильную лепту в благородное «дело брендирования» родных лесов, полей и рек. Опять же зачем, спросите? А затем, чтоб всяк странник знал, где туристическая Мекка Всея Руси. Это во-первых. А во-вторых, помня о трепетном отношении журнала «Итоги недели» к экологической тематике, мы решили более пристально всмотреться в природу и в очередной раз задаться вечными вопросами. Например, как чувствует себя субстанция, некогда образно названная классиком «не храмом, а мастерской»? И каково в ней «работнику» – человеку? Но главное – каково природе с человеком?


Озабоченный философским вопросом, я однажды и пробудился ни свет ни заря… Часа в два ночи. Путешествие подходило к финишу, и лагерь, разбитый уже не на Олыме, а на Быстрой Сосне, планировался как антистапель – место сбора и отъезда.


За тонкой тканью палатки долгое время не слышалось ни звука, хотя накануне вечером мы засыпали под мощную барабанную дробь дождя – второго за время нашего путешествия. Первый – ливень с грозой, оглушительными раскатами грома и ураганом – застал на предпоследней стоянке на Олыме. К счастью, обошлось без жертв и разрушений, и нам ничего не оставалось, как быть благодарными буре за принесённую прохладу.


Последний же дождь оказался совсем некстати. Хотелось высушить байдарку, палатку… Тишина, правда, оставляла хоть слабые, но надежды на солнце. Однако они иссякли, когда я выбрался из-под тента. Ночь была тёплой, влажной и тёмной. На небе ни звездочки. Изредка далеко на западе вспыхивали бледные зарницы, и только спустя минуту до лагеря доносилось глухое ворчание стихии. Гроза бушевала где-то над Ливнами, но и над нами продолжали висеть тяжёлые от нерастраченной влаги тучи.


На берегу неподалёку от палатки светился жаркими красными углями костёр. Потоки воды так и не смогли загасить очаг, сооружённый из щедро рассыпанного по берегу известняка. Дрова, укрытые полиэтиленовой плёнкой, тоже не намокли, и через минуту яркие языки пламени раздвинули стиснутое ночной мглой пространство. Вдалеке блеснула вода, и тут же, будто бревно, в привычную стихию рухнул напуганный огнём речной обитатель.


Кто это? Бобр, выдра, ондатра? Не стану гадать. Не знаю. Однако замечу, что соседи у нас были на протяжении всего похода. Охотящиеся на лягушек цапли, высматривающие в мутной от песка воде рыбу чайки, бесшумно парящие над полями коршуны. А ещё ежи и куропатки, иволги и кукушки, гуси и утки… И рыба. Нам предлагали ловить пескарей руками и показывали, как это делается.


А караси! В деревне то ли Весёлой, то ли Заречной один удачливый добытчик предложил пакет плавающих в воде особей размером со сковородку. И цену назвал вполне умеренную. Всего-то пол-литра сорокаградусный жидкости. Трезво рассудив, что пьяный продукт у туристов должен водиться, он не был готов к меньшему. Но не требовал и большего. Продукт, безусловно, водился. Более того, давным-давно убедившись, что водка – самая уловистая снасть на русских реках, мы держали специальный резерв. И, как правило, не напрасно. Однажды на Дону в Воронежской области поймали на бутылку целое ведро чехони. Однако на сей раз раздался голос напарника: а рыбу кто чистить будет?..


Рыбу чистить не хотелось. Но соблазн всё равно был очень велик. И мы уже почти договорились о ченче. Однако в последний момент что-то не срослось. До сих пор не понимаю, что. То ли мучавшая рыбака жажда рассосалась, то ли он узрел жену в опасной близости. А может, мы, преисполненные высокого гражданского сознания, не рискнули нарушить антиалкогольный Указ президента. Девяти утра на часах ещё не пробило.


Хотя справедливости ради нужно сказать, что и времени на рыбу тоже не хватало. Из-за бесконечных ремонтов мы выбились из графика, и надо было торопиться. Получалось плохо. Байдарка, ещё пару-тройку лет назад выжимавшая на Красивой Мече почти 15 километров в час, на Олыме могла лишь ползти. Рисковать не хотелось. GPS-навигатор, некогда зарегистрировавший рекорд, на сей раз лишь однажды зафиксировал семикилометровую скорость. Но и за неё мы жестоко поплатились, налетев кильсоном на острые камни и получив почти пятнадцатисантиметровую пробоину. Её пришлось долго зашивать, клеить, однако полностью избавиться от течи не удалось до конца сплава.


Впрочем, сплава – это громко сказано. Ширина Олыма, как правило, катастрофически не соответствовала количеству воды в нём, и нам приходилось по каменистому руслу, аки посуху, устремляться к далёкой цели. Забитую сплавным скарбом байдарку либо вели на верёвочке, либо, что ещё хуже, на практике постигали тонкости такой древней операции, как «волок». Приблизительно на протяжении полутора десятков километров река была абсолютно непроходимой для байдарки. Даже пустой без пассажиров лодке не хватало не то что трёх футов, трёх сантиметров под килем, и относительно приличная до путешествия шкура «Тайменя-3» к концу сплава оказалась изодранной едва ли не в клочья.


Ну а какие же «туристско-рекреационные» выводы из всего уже сказанного можно сделать? Летний Олым, безусловно, очень интересная и живописная река, и мы навсегда запомним тихий говор её перекатов и отвесные скалы, вздымающиеся над изумрудной долиной, таинственные ночные звуки и первые лучи солнца над поймой, золотое мерцанье росы на паутине и утренние клубы тумана над водой, птичий гомон и летнее буйство красок. В походе было всё то, ради чего мы каждый год упаковываем рюкзаки и отправляемся на далёкие и близкие реки России. И тем не менее рекомендовать Олым для сплава я бы не рискнул. Ну разве что счастливым обладателям байдарки «Щука», да и то только в том случае, если они очень большие любители пеше-водных прогулок и ремонтных работ. Впрочем, кто-то, возможно, обнаружит в этом свою прелесть, особенно если чередовать клейку и шитьё с рыбалкой.


Рыба ищет, где глубже…


Надо признать, что репутации Олыма как реки рыбной не оспаривал ни один рыбак. Зато сам Олым решительно не подтверждал пословицы «рыба ищет, где глубже». Глубже, чем по колено, максимум по пояс, случалось не очень часто. Зато по щиколотку – сколько угодно. Но, несмотря на это, мы наслушались грандиозное количество историй из серии «Чудеса и приключения». Выяснилось, что и караси, поразившие наше воображение, – вовсе не главная фишка водоёма. На реке якобы ловят и 10-12-килограммовых сазанов. Хотя и двенадцать килограммов, говаривали нам ещё большие знатоки, это не бог весть что, и утверждали, будто попадались и рекордные двадцатикилограммовые экземпляры. Правда, не им лично, а знакомому старичку-лесовичку…


А поэтому оставим лесовичков и сазанов-монстров. Будем говорить о рыбе обычной, коей на Олыме считается и жерех, и голавль, и елец. Этой рыбой река на протяжении столетий и кормит своих обитателей и гостей. В последнее время, правда, происходят перемены. Увы, не к лучшему. Об этом нам рассказали в деревне Весёлой днюющие и ночующие на речке школьники. Они, по их словам, и занимаются гидрографическими и ихтиологическими исследованиями.


Что же эти исследования показали? А то, что за последние 20 лет годовой сток Олыма уменьшился почти на четверть, а уровень воды сорок лет назад был по меньшей мере на полметра выше. Не знаю, насколько объективны эти данные. Как известно, русло реки и уровень воды – величины плавающие. Однако то, что в Олыме давно нет уже практически половины из более чем сорока видов рыб, встречавшихся здесь ещё в семидесятых, факт.


Исчезли, например, некогда обитавшие в реке сом, судак, налим, язь, линь, голец. С чем это связано? Как раз с тем, что река обмелела, стала заиливаться и зарастать кустарником, убеждены старшеклассники. Огромное количество мелей, перекатов, больших и малых островков, которые сделали сплав невозможным, – это как раз приобретения последних лет. Старицы и топкие заболоченные берега – тоже. И не исключено, что наносы и ил на некогда каменистом русле – лишь начало многих печальных перемен, которые ожидают прекрасную речку в будущем.


Сохранить хотя бы то, что есть. Именно это было пределом мечтаний рыбаков, с которыми мы встретились в урочище Олым. А вот удастся ли? И есть ли у кого-нибудь ответ на этот вопрос? И главное – есть ли он у бизнеса, который как раз и играет сегодня основную роль в обустройстве сельских угодий с пашней, лугами, болотами, реками. Да, большой бизнес – это не ахи-вздохи на природе, а деньги, прибыль. Именно ими и озабочены владельцы огромных латифундий. И это нормально. Уважающий себя бизнесмен обязан думать над тем, как выйти на максимальные результаты при минимуме затрат. И он думает. Причём находит самые простые и эффективные с точки зрения чистогана решения. И, даже отдавая себе отчёт в том, что значат для всех нас плодородная земля, чистый воздух и родниковая вода, старается выжать максимум из всех этих ресурсов. И выжимает.


Низкий рёв дизелей над рекой мы услышали за много километров от Николаевки. Агрофирма «Трио» решила начать производство картошки и внедрить при этом и старые, и новые агротехнические достижения, включая и полив. Внедрила, и сегодня три мощные импортные водокачки денно и нощно качают воду на плантации. Возможно, будет и результат. Во всяком случае, в прошлом и позапрошлом году одно из хлевенских хозяйств очень неплохо заработало на картошке.


Но в Хлевном Дон, и оросительная система для него – что слону дробина. А кто-нибудь считал, какое количество воды способен отдать на орошение Олым, чей сток в межень иногда едва превышает полкубометра в секунду, и не понести при этом невосполнимого ущерба? Я спрашивал об этом рыбаков – те не знали. Не получил ответа и от знакомого агронома.


– А что ты хочешь от нас? – спросил он. – Чтобы мы снова бизнес по рукам бить начали? Ты же сам выступал за инициативу.


Действительно, выступал. Все мы выступали. Да только как быть с тем, что серьёзные учёные вот уже несколько лет бьют тревогу, предсказывая всем нам жестокий дефицит… воды. И не только на локальном, но и на вселенском уровне. Но специалистов проблема не интересовала. Главное – технологии, урожаи, доходы. А вода? Воды на планете количество невероятное. Теоретически. А практически?


Практически на 97 процентов запасы воды – это океанский рассол, пригодный для плавания супертанкеров или в лучшем случае для выращивания любимых столичным офисным планктоном анчоусов. Для употребления в качестве прохладительного напитка и даже для полива бурьяна рассол не годится. Для этих целей требуется пресная вода, которой на Земле лишь три процента. Да и та в основном пребывает в твёрдом состоянии – в горных ледниках и полярных шапках Арктики и Антарктики.


Впрочем, и само существование этих трёх процентов вызывает всё больше вопросов, потому что привычный тысячелетиями отлаживаемый круговорот воды в природе в последние годы начинает давать тревожные сбои. И дело не только в аномальном лете 2010 года или нынешней жаре.


Реки мелеют с давних пор, неуклонно снижается уровень воды в озёрах, меняется климат, пустыни осваивают новые территории. И не только в далёкой Африке. В России. Если вы хоть раз ездили в Астрахань на автомобиле, вы должны были обратить внимание на этот печальный пейзаж – на десятки километров высушенные, выжженные солнцем лесополосы. Пару лет назад погибли берёзы и на обочинах дорог, и даже в городских парках Липецкой области. И причиной не всегда был огонь. Деревьям элементарно не хватило воды. Хватит ли её рекам?



Зачем речке ГЭС?


В своё время этот вопрос всерьёз заинтересовал школу в Весёлой. Педагоги и ученики занялись историческими и экологическими изысканиями и довольно скоро выяснили, каким образом население окрестных деревень, которое и 50, и 100 лет назад было куда более многолюдным, чем сегодня, умудрялось жить с Олымом в гармонии, мире и согласии. Ларчик, как оказалось, просто открывался. Люди и река никогда не существовали сами по себе, независимо друг от друга… Они понимали, что значит для них Олым и, нравится нам это сегодня или нет, регулировали уровень воды в реке. Как? Строили мельницы, плотины, так называемые низководные мосты. Их остовы и дубовые сваи попадались нам не однажды.


В окрестностях села Борки 20 лет действовала гидроэлектростанция и давала не только электроэнергию трём тербунским колхозам, но и регулировала уровень воды в реке. Сегодня вместо станции лишь руины, а остатки плотины служат переправой для легковушек. Других мостов в Борках нет. Правда, появились энтузиасты, уверенные, что станция может и должна пережить второе рождение. Однако для этого нужны деньги, которых у властей нет. Ну а бизнес не всегда готов к неоправданной, как ему кажется, благотворительности. Не желает строить он и временные мосты, и вся сельскохозяйственная и прочая техника форсирует реку везде, где это позволяют сделать берега. В одной из деревень мы с немалым изумлением обнаружили, что русло реки может стать и трассой для автородео.


Власти, конечно, заботятся об авто- и мотокаскадёрах. Например, вместо старых подпирающих течение мостов в тербунском и долгоруковском сёлах Заречная и Весёлая были построены новые высоководные. Но то, что делается для людей, к сожалению, не всегда на пользу реке. Ведь старые мосты были не только мостами. Они поддерживали достаточно высокий уровень грунтовых вод. А всё это сказывалось и на состоянии Олыма и его притоков.


Школьные исследования, увы, не слишком оптимистичны. При этом ребята отмечают то, что происходит вчера, сегодня, на их глазах. Тёплые бесснежные зимы, знойные летние месяцы с температурой за 30 и, чего прежде никогда не было, за 40 градусов, чрезвычайно слабые половодья, не способные промыть русло. Более того, наблюдательные школьники констатировали, что уже трижды в XXI веке Олым не знал ледоходов. Между тем в веке XX такого не случалось ни разу.


Что это означало для реки и её обитателей? А то, что из Азова и из низовий Дона в Олым не смогли подняться на нерест уже упомянутый нами сом, а также рыбец, подуст, чехонь, стерлядь. Вот почему сегодня эта рыба практически и не встречается в водоёме. К серьёзным изменениям течения реки привело и строительство дюкеров газопровода. Замедлив скорость течения, оно стимулировало образование песчаных перекатов и заиление русла.


Такого рода диагнозы экологи ставят Олыму уже не один год. Ну а что-нибудь делается для лечения, даже для спасения реки? Увы. От «Газпрома» Олым так же далеко, как Долгоруково или Тербуны от Штокманского месторождения, ну а местные сельхозпредприятия, напротив, принялись ещё интенсивнее осваивать пашню и передовые аграрные технологии. И честь бы им и хвала, если бы они не пользовались сильнейшими химикатами практически в водоохраной зоне.


К сожалению, сегодня об этом думать пока не очень принято. И не только в каком-то одном отдельно взятом хозяйстве. В стране. И потому температура бьёт рекорды. Дожди перепадают только по праздникам и изливаются разом, как в Крымске. А ураганы продолжают сносить наши крыши.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Вторник, 12 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: 0 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Сказка для взрослых

Ольга Шкатова, shkatovao@list.ru
// Культура

Волонтер серебряного возраста

Эмма Меньшикова, labarita@yandex.ru
// Общество

Рекорды липецкой воды

Евгений Арутюнов, sport@lpaper.ru
// Спорт

Инвесторы ищут профессионалов

Николай Рощупкин
// Сельское хозяйство
Даты
Популярные темы 

Доходы казны возрастут

Анастасия Карташова, kart4848@yandex.ru // Власть

Задачи для профессионалов

Кирилл Васильев // Экономика

Когда старость в радость

Александр Гришаев, agrishaev@yandex.ru // Общество

«Помогаю и буду помогать»

Анастасия Карташова, kart4848@yandex.ru // "Липецкой газете" - 100 лет

Вместе остановим беду

Андрей Филатов, главный врач Липецкого областного центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями // Здоровье

Чтоб он исчез, лишний вес!

Анжелика Юдина, врач-эндокринолог Липецкой областной клинической больницы // Здоровье



  Вверх