lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
13 августа 2012г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

На бережное отношение надежда (фотогалерея)

13.08.2012 "ЛГ:итоги недели". Евгения ИОНОВА Александр ЮШКОВ (фото)
// Общество
Железнодорожный перрон Набережного

Говорят: не стоит деревня без праведника. И свято место пусто не бывает. В селе Набережное, что в Воловском районе, это место заняла церковь Великомученицы Варвары, восстановленная всем миром десять лет назад (восемьдесят лет назад сельским миром и разрушенная).


Смотреть фотогалерею.


Истоки и исходы


А ещё говорят: вот Бог, а вот порог. Храм Божий в селе поставили, а люди всё равно уезжают из отчего дома, благо железная дорога под боком – до Москвы и до Киева довезут железные кони и желание жить лучше. Точнее статистики не скажешь: ещё двадцать лет назад в Набережном проживало более трёх тысяч человек, а в школьных коридорах раздавались голоса шестисот мальчишек и девчонок. Сегодня же в Набережанском сельском поселении всего полторы тысячи жителей, из которых 127 – школьники. Рассказывают, что раньше через село проходило много поездов, а привокзальная площадь была всегда полна народа. Случались даже казусы: ехали пассажиры до Набережных Челнов, а останавливались в Набережном Воловского района. Некоторые из таких горе-путешественников оседали в селе, создавали семьи.


– Сегодня люди всё больше уезжают. Да и как не уезжать-то? – размышляют вслух набережанцы. – Работы в селе мало…


– Говорят, что скоро у нас новый досуговый центр построят, – Ирина Анатольевна Чембарова, директор старого дома культуры, показывает нам земельный участок, выделенный для этих целей. – Вот уже подрядчики и место нашли. Там разместится и музей, и фитнес-клуб, спортивный и актовый залы, возможно, что и музыкальная школа…


– Скоро в Набережном откроется и детский сад, – делится радостью глава Набережанского сельского поседения Галина Николаевна Бодрова. – Недавно нам передали здание бывшей конторы совхоза. Оно, конечно, не в лучшем состоянии. По программе софинансирования (район заложил 1 миллион 800 тысяч рублей) нам выделены средства на реконструкцию помещения. И когда всё будет сделано, мы справим там новоселье. Планируется, что детсад будет рассчитан на 25 мест, хотя деток дошкольного возраста у нас в два раза больше – 60. Вот в прошлом году родилось семь малышей. За шесть месяцев нынешнего года – ещё четверо. У нас 14 многодетных семей… Так что село живёт, хотя, конечно, не так, как в былые времена. Ведь раньше в Набережном было тридцать организаций, в которых люди работали, сегодня всё по-другому… В большинстве своём люди живут только за счёт личных подсобных хозяйств – разводят птицу, быков, коров, овец. Кредитами на развитие личных подсобных хозяйств воспользовались 13 человек, общая сумма займов – более одного миллиона рублей. За 2011 год в кредит купили 3 коровы, и сегодня в селе уже 54 бурёнки. Скоро у нас появится свой кредитный кооператив граждан. Бумаги мы уже все подготовили.


А ещё наши жители работают в соцзащите, в школе, в магазинах и кафе, в реабилитационном центре «Исток», на железной дороге, в «Сельхозинвесте». Есть у нас и офис врача общей практики. Многие уезжают на сезонные заработки, а потом возвращаются. То есть как таковой безработицы у нас нет – кто хочет, тот работает, – резюмирует Галина Бодрова. И продолжает. – Недавно мы с нашим предпринимателем Михаилом Ивановичем Лешовым договорились о взаимовыгодном сотрудничестве. Он покупает двух поросят и отдаёт в семью, где есть безработные. Они этих животных выращивают, одного отдают Лешову, другого оставляют себе. А таких семей у нас несколько. И у людей будет заработок, и предпринимателю польза.



Летопись села


– Всего лишь несколько десятилетий назад село было, как это принято сегодня говорить, в полном порядке, – подключается к разговору бывший библиотекарь, а сегодня пенсионерка Зоя Васильевна Коробкина. Правда, и к богатым оно никогда не относилось.


К Зое Васильевне мы попали не случайно. Она – местный Нестор, собственноручно написала, собирая по крупицам факты и воспоминания, летопись села. Говорит, что в архивы ездить было проблематично, да и некогда, вот она и ходила по бабушкам-дедушками, которые помнили довоенную и даже дореволюционную историю малой родины. Спрашивала Зоя Васильевна и своих старших родственников. Так и появился, можно сказать, исторический фолиант, значимость которого трудно переоценить.


– Когда я работала в школе, – вспоминает Зоя Васильевна, – то самым страшным заданием для учеников было сочинение об истории села. Её никто не знал. До слёз было обидно. Более того, мало кто из ребят мог рассказать о своих бабушках и дедушках – только как звали и кто кем работал…


Сама Зоя Васильевна из местных, из рода Гожиных. После окончания геолого-разведочного техникума по распределению попала в Магадан на разведку олова. Там и познакомилась с баянистом Юрием Коробкиным, который был родом из Усмани. Так, почти на краю света, соединились сердца людей, «корни» которых вросли в липецкую землю. В Магадане у четы Коробкиных родился первенец. А потом семья решила вернуться домой – у Зои Васильевны серьёзно заболел отец. Переправлялись в родные места поочерёдно: сначала сама Зоя Васильевна, затем шестилетний сын самостоятельно (то есть совсем один – вот бы где разгуляться современной ювенальной юстиции) летел в самолёте из столицы Колымского края до столицы СССР, и только спустя какое-то время прилетел и муж. Юрий Николаевич – удивительный баянист, которого очень ценила одна из лучших исполнительниц народных песен Мария Мордасова.


– Когда мы жили на Севере, мой муж работал в театре, куда мы обожали ходить. А моя мама рассказывала, что в тридцатые годы они, дерзкие комсомольцы, организовывали в Набережном драматический кружок, пользовавшийся необычайной популярностью. Моим же первым театральным потрясением был спектакль, который для нас поставили школьные учителя. Это было в 1953 году…



Набережное, сельцо владельческое при реке Олым, и о 38-и дворах впервые упоминается в письменных источниках в 1866 году. По всей видимости, оно принадлежало сразу нескольким помещикам, потому что рассказывают о паре-тройке барских усадеб. Некоторые полагают, что некогда основными владельцами села были представители богатейшего рода Шереметевых. До сих пор в округе есть «луг Шереметева», «сад Шереметева»… Ни одного другого имени пока узнать не удалось, да и ни одна усадьба не сохранилась. Хотя ещё несколько лет назад над речкой стоял дом Ревина. По «происхождению» он был барским, только назвали его по фамилии первого комиссара, который занял эти покои аккурат после установления здесь новой советской власти. Сохранилась ещё одна легенда, которую в Набережном пересказывают каждый на свой лад. Зоя Васильевна узнала её из уст Анны Егоровны Бочаровой, которая в девятилетнем возрасте училась вместе с помещичьей дочкой у одной учительницы, своей крёстной матери. Девочку ту звали Варварой. Будучи ещё совсем юной, она заболела и умерла. А безутешный отец в память о дочери выстроил в селе церковь во имя Великомученицы Варвары. Другой вариант этой легенды гласит, что Варвара дожила до совершеннолетия и влюбилась. Да только жених отцу не понравился. Папаша хотел выдать дочь за богатого жениха, а она воспротивилась и угасла от чахотки (в ещё одном пересказе родитель отрубил голову строптивой дщери). Раскаявшись, барин поставил в селе церковь. Какая бы из этих вариаций ни была правдой, но в 1912 году в Набережном впервые отслужили молебен в своём храме Великомученицы Варвары.


–  Правда, церковь долго не простояла, – сетует Зоя Васильевна. – Её разрушили в 1926 году. Свои же. Мне потом показали одного человека, который это делал. Нехорошую жизнь он прожил… Разграбление храма было жутким зрелищем: сбрасывали колокола, люди плясали на иконах… Моя тётка жила неподалёку, так она что могла, то из храма вынесла. Что-то сожгла, чтобы над ценностями не глумились. Хранить-то было опасно… Потом в этих стенах устроили инкубатор, маслозавод.


– Старики мне боялись рассказывать о том, что здесь происходило после революции, – продолжает Зоя Васильевна. – Страх просто выжигал из памяти людей фамилии и имена односельчан, что уж говорить о дореволюционных «барях». Почти не сохранились имена местных священников. Даже моя бабушка Анастасия Иосифовна, работавшая горничной у дворян, не могла припомнить фамилии своих «хозяев». Одна собеседница разговаривала со мной в запертом наглухо собственном доме шёпотом и постоянно озиралась. Вот как боялись! Ведь тогда ещё были живы как и те, кого коснулась репрессивная машина, так и те, кто писал доносы и кляузы. И они, и их родственники – все ходили в одну школу, купались в одной реке, прибивали пыль по тем же самым сельским дорогам. Самые страшные воспоминания – о коллективизации. У моего деда, например, была корова. Так её власти забрали и увезли в Тербуны. Благодаря знакомствам бурёнку вернули. Иначе – голодная смерть. А раскулачивали вот как. Была в селе многодетная семья – детей море, есть нечего, но дом крыт железом. Так их как богатеев угнали в лагеря на десять лет. Отца семейства звали Николай Макашев. Он потом сюда вернулся. Но за это время власти сделали всё, чтобы настроить односельчан против «кулаков». Все в селе их невзлюбили. И они потом отсюда уехали.



Осень. Грязь. И немцы


Земля Набережного, как и всего Воловского района, да, впрочем, как и нашей страны, обильно полита кровью её защитников. Фашисты дважды входили в село. Зоя Васильевна говорит, что воспоминания односельчан об этом страшном времени разнятся. Кто-то рассказывал, что «первые» немцы, вошедшие в Набережное зимой 1941 года, могли угостить даже шоколадкой. Это припоминала тётка Зои Васильевны, дом которой оккупанты тогда заняли, и Анна Родионовна Грачёва, бабушка нынешнего директора школы Ивана Дмитриевича Красова, которая также пережила две оккупации села. Но всё же детей от фашистов старались прятать как можно дальше, потому что были случаи, когда ребёнка расстреливали за взятый без спроса кусок хлеба… «Летние» немцы вошли в село в 1942 году.


– Неподалёку от Набережного есть деревня Ольховатка, – пересказывает слова своей бабушки Иван Дмитриевич. – Так фашисты, отступая, её сожгли и сравняли с землёй. Но далеко эти звери уйти не смогли. Наши разведчики у разъезда Прокуророва их встретили и уничтожили. А у Семёновки немцы заставили всех местных жителей, в том числе и маленьких детей, идти по полю, которое им показалось заминированным. Мины там действительно были, и несколько человек на них подорвались…


– В Вышнем Большом они тоже зверствовали, людей сжигали. А в Ожоге в концлагере томились среди других и набережанцы. Одному из них, жителю деревни Семёновка, удалось бежать, – продолжает Зоя Васильевна Коробкина. – И у нас при отступлении они подожгли элеватор. А местных жителей согнали в клуб, выставили охрану. И только наступление Красной Армии спасло их от неминуемой гибели… Хотя, когда по селу шли наши пленные, то фашисты разрешали женщинам бросать им зерно. Очевидно, так они демонстрировали свою «доброту». Бабушка рассказывала, что во время боёв советских солдатиков хоронили всех без разбору. У одного убитого москвича она нашла письмо, написанное в стихах. Так она этот конвертик потом долгие годы берегла. Берегла, да не сохранила, о чём очень жалела.


В прошлом году в Набережное приезжал гражданин Германии, который разыскивал место гибели своего отца. Ему в немецком архиве выдали бумагу, в которой говорилось, что его родитель похоронен в селе Набережное в парке или в саду. И он пришёл к Зое Васильевне. А она говорит, что почти все парки и сады вырублены во время войны, а в оставшихся искать замучаешься. Так гость и уехал, не найдя могилы.


Не оказалось имени этого человека и в списках захороненных на немецком кладбище Набережного. Фашисты хоронили своих солдат и офицеров на своём погосте, при этом составлялся поимённый перечень погибших. Два года назад представители одной из специализированных организаций Германской Республики приезжали в Набережное и вывезли останки всех своих соотечественников на родину. Причём каждого они знали, так сказать, в «лицо». Вот урок для нас с вами! Сколько наших безымянных героев лежит в земле? Мы не знаем не только имён и фамилий, мы точной цифрой-то не владеем!


– О том, что у нас в селе было немецкое кладбище, мы, мальчишки, даже и не знали, – утверждает директор школы Иван Дмитриевич Красов. – Вот как работала идеология. Сразу после войны на этом месте люди построили дома. И об этом никто из местных, переживших оккупацию, не рассказывал.


О тех, кто защищал воловскую и набережанскую землю, нынешним поколениям рассказывают мемориальный комплекс на братской могиле, в которой захоронены 212 павших героев, и экспозиция музея, размещённая в одном из классов местной школы. А ещё в районе проводятся спортивные мероприятия, посвящённые памяти местных уроженцев – Героя Советского Союза Ивана Алексеевича Солдатова и полного кавалера ордена Славы Василия Тихоновича Чернова.



Условия погодные и дорожные


Как и подавляющее большинство сёл России, Набережное – село возрастное. Для соцзащиты здесь работы пруд пруди. Так, 109 стариков Набережанского поселения обслуживает 21 социальный работник. Среди них Марина Шумская. Марину Ивановну мы повстречали в семье её подопечных. Михаилу Андреевичу Сенюкову и его супруге Анне Сергеевне уже за восемьдесят. Они прожили долгую совместную жизнь. Оба родились неподалёку отсюда: он – в Панино, она – в Захаровке. Познакомились на захаровской МТС, где Анна была бухгалтером, а Михаил – токарем. А потом Михаил Андреевич ушёл служить «срочную» да и остался в Вооружённых Силах – отдал армии 27 лет. Выросли трое его детей, сын, кстати, тоже стал военным, подполковником. Родились шесть внуков, три правнука. Дети разъехались. А они с Анной Сергеевной осели в Набережном, где когда-то была воинская часть, в которой Михаил Андреевич и служил.


– Сейчас, наверное, в армии получшело, – говорит Михаил Андреевич. –  Правительству-то виднее, как её надо реформировать. Сейчас пытаются исправить то, что раньше развалили. Ведь в наше время была такая профессия – Родину защищать. Когда мы служили, о нас наши командиры беспокоились. Даже я, старшина роты, о своих ребятах знал всё. А сегодня? Никто никому не нужен… У нас вон дорога грунтовая. А как хочется, чтобы её щебёнкой засыпали, чтобы как у людей…


Некоторое время назад Михаил Андреевич ослеп. Да и Анна Сергеевна тоже носит очень сильные очки. Вот и обратились в местную соцзащиту за помощью. Сейчас Сенюковым во всём помощница Марина Шумская. Она и дом приберёт, и постирает, и поговорит, и приготовит, и на огороде всё сделает.


– Малину собрала и сварила варенье, огурчики закрыла. Правда, меньше, чем в прошлом году – ещё те остались. Мне Михаил Андреевич и Анна Сергеевна во всём доверяют, даже внучкой зовут, – говорит Марина Ивановна. – А я всегда готова им помочь, откликаюсь на каждый их телефонный звонок.


У самой Марины двое сыновей, своё хозяйство. Уже седьмой год она работает соцработником. И три раза в неделю приходит в дом к Сенюковым.


Мы приехали в Набережное не в самое удобное время. Лето. Ученики на каникулах. Ребята из реабилитационного центра «Истоки» – в лагере. Поэтому в школе посетили только музей.


А тут ещё зарядил проливной дождь просто тропических масштабов. До нескольких адресантов мы просто не смогли добраться. В Набережном асфальтированы только центральные улицы, ещё несколько засыпаны щебнем. Поэтому объехать и даже обойти всё село в день нашего приезда оказалось делом невозможным. Так что забот у главы поселения предостаточно – и с паями надо разобраться, и провести в самые отдалённые уголки поселения водопровод... В селе с дотационным бюджетом считают каждую копейку.



Бизнес-леди


Жить на земле и вести праздный образ жизни практически невозможно. У каждого здесь – огороды и дворы с живностью. А у Натальи Ивочкиной ещё и авторемонтная мастерская. Дело это прибыльное и перспективное. Потому что ближайший автосервис – в Волово. Три года назад, когда Наталья с мужем Сергеем только задумывались о способе приложения собственных навыков и энергии, к ним на помощь пришли глава района Сергей Петрович Багров и первая леди села Галина Николаевна Бодрова. До сих пор Ивочкины благодарны этим людям за то, что им рассказали о программах поддержки молодых предпринимателей и подтолкнули открыть своё дело. Наталья и Сергей успели как молодые предприниматели получить областную субсидию и на «свалившиеся» 200 тысяч отремонтировали пустующее здание и перекрыли на нём крышу. Сейчас Ивочкины живут пока в кредит – потому что вложений в бизнес ещё много, да и сама мастерская пока полностью не доведена до ума.


– Мы открыли автосервис не с бухты-барахты, – рассказывает Наталья Ивочкина.– Мой Сергей долгое время работал в Москве на предприятии, специализирующемся на ремонте автомобилей. Так что опыт у него большой, да и руки золотые. Поэтому клиентурой обросли сразу. О нас и сегодня чаще всего узнают по «сарафанному радио»: одному понравилось, он рассказал соседу.


После того, как Наталья стала оформлять документы на открытие мастерской, сама села за руль и сегодня уже уверенно чувствует себя в роли водителя. В семье Ивочкиных подрастают две дочери. И кто знает, быть может, они унаследуют от родителей предпринимательскую хватку? Пока, говорит Наталья, об этом ещё рано думать.



Сказка о Василисе-прекрасной


Елена Шумакова в своё время долго думать не стала – становиться ли ей матерью во второй и третий раз. Просто откликнулась на зов сердца. И послушала совета мужа. А дело было так. В семье Шумаковых была только одна дочь. Она звалась Татьяна. Но Елене и Николаю очень хотелось растить ещё и сына. И однажды пришла Елена Валерьевна на работу в реабилитационный центр «Исток», а там появился новый мальчик. Звали его как её любимого мужа – Коля. Тринадцатилетнего пацанёнка судьба не очень жаловала: сначала умерла мама, затем отца лишили родительских прав, с дядей что-то не сложилось. Вот и попал мальчонка в «Исток», где его и «приглядела» Елена. Взяла к себе в дом. А возраст-то сложный. Разница между Таней и Колей оказалась в пять дней. Непросто начиналась совместная жизнь разросшейся семьи. Но постепенно всё наладилось. Коля с Татьяной стали не только братом и сестрой, но и по-настоящему хорошими друзьями.


– Я в семью входил постепенно, – говорит Николай-второй. – После интерната было очень тяжело к кому-то привыкать, под кого-то подстраиваться. Но меня очень хорошо встретили, во всём помогали, учили, подсказывали. Особенно Танька! Дядя Коля меня сразу принял в свою мужскую компанию, и мы вместе хозяйственными делами занимаемся. Хочется всё делать так, чтобы маму не расстраивать.


– А почему ты Лену мамой зовёшь, а Николая – дядей Колей?


– Мама она и есть мама… А кровный мой отец жив, и мы с ним общаемся. Так я и начал нового отца называть дядей Колей.


Совсем недавно Коля вернулся из армии, он уже окончил Конь-Колодезский техникум. На днях собирается уезжать в Москву работать по специальности – электриком. Говорит, что в селе жить скучно, хочется ему столичных просторов и возможностей. Но обещает, что каждые выходные будет приезжать домой, помогать родителям.


А несколько лет назад Елена Валерьевна Шумакова стала многодетной мамой – приняла в семью ещё одну дочку. Василиса – девочка скромная и молчаливая. Вот недавно побывала в лагере «Клён». Говорит, что ей там очень понравилось. Но дома всё равно лучше. Здесь все друг друга любят, а ещё следят за немалым хозяйством: курами, утками, гусями, коровой и телёнком.


– Когда мы увидели Василису, – Елена поглаживает девочку по головке, – ей было всего четыре годика. Ей так недоставало материнской любви, что я не могла пройти мимо. Опять с мужем поговорили и пришли к тому, что нам просто необходима ещё одна дочка. Коля-младший стал её крёстным отцом, а я – крёстной матерью, так что теперь отвечаю за неё не только перед своей совестью.


А старшая Татьяна уже дважды сделала своих родителей бабушкой и дедушкой. Маленькие Данила и Артём стали уже третьим поколением Шумаковых, которые переступили порог дома Елены и Николая. Получается, что на протяжении двадцати лет здесь звучат детские голоса, делаются первые шаги. И снова и снова произносится первое и самое важное в жизни слово: «мама»!



Возвращение на круги своя


Уже десять лет над селом разносится голос церковного благовеста. По праздникам и воскресным дням стекается народ на службы в церковь Великомученицы Варвары. Её настоятель игумен Сергий раньше служил в Ожогах при батюшке Серафиме. Том самом, который и Благовещенский ожогинский монастырь основал, и помог своими молитвами и хлопотами в восстановлении ещё нескольких храмов в округе, в том числе и в Набережном. Большой вклад внесли в возрождение сельского прихода и местные знаменитости, проживающие уже долгое время в Москве, – братья Гожины. Виктор Васильевич и Вячеслав Васильевич – многолетние благотворители. Они и компьютерный класс помогли школе купить, и районную футбольную детскую команду экипировали, и спортивную площадку обустраивают в родном Набережном. Да и на День села жертвуют хорошие средства, чтобы односельчанам было хорошо и весело праздновать…


Церковь в Набережном небольшая, даже камерная. Но отец Сергий говорит, что больше и не нужно. Она вмещает всех желающих, в том числе на престольный праздник, на Пасху и в родительские субботы.


– Мы здесь недавно крестили двойняшек, – рассказывает батюшка. – Какая это радость, когда берёшь на руки младенцев! Храм жизненно необходим селу, людям. Духовная жизнь человека постоянно требует помощи, нуждается в поддержке. Без веры, без храма не будет опоры. Сегодня люди всё чаще стремятся в церковь. Но до того, «как надо», всё же ещё далеко.


– Батюшка, а куда людям ещё идти? Клуба в селе нет. Остались только школа и библиотека, не считая кафе…


– Человек претерпевает много искушений. Все эти антирелигиозные передачи по телевидению, все дрязги, что происходят в обществе, плохо влияют на умы и души людей. Добром это всё не кончится. А насчёт клуба я скажу так: детей нужно любить, их необходимо воспитывать и за ними надо следить. Причём не только родителям, но и власти. А когда ребята предоставлены сами себе, то они и клуб могут превратить неизвестно во что. Хотя, конечно, всё начинается с семьи. И если родители благочестивые, то они и детей научат только хорошему…


…В сельской больнице некогда работала санитаркой Вера Андреевна Николаева. Долгие годы она была духовной дочерью отца Серафима. И делала всё возможное, чтобы соляной склад в Набережном вновь стал домом Божиим. Когда это произошло, Вера Андреевна отдала приходу всю свою землю и хозяйственные постройки, благо жила прямо под церковными стенами. А когда ей исполнилось 64 года, она ушла из мира – теперь за судьбу своего села, родных и близких стала молиться инокиня Варвара.


– Это моя мама, – улыбается глава Набережанского сельского поселения Галина Николаевна Бодрова. – Она и меня привела к батюшке Серафиму. Мама была очень скромным человеком. И нас так воспитывала. И учила всё делать хорошо. Работа отнимает у меня всё время, хотя очень хочется понянчиться с внуком. Но на рабочем месте нужно просто жить, чтобы всё успевать. Только тогда будет отдача для людей и родного села.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Понедельник, 23 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: +3 C°  Ночь: -4 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Занавес!

Евгения Ионова
// Культура

Бегущая по волнам

Евгения Ионова
// Культура

Покровские традиции

Евгения Ионова
// Культура

Когда душа хочет праздника…

Наталья Сизова
// Культура

«Союз нерушимый» для маленьких и больших

Наталья Сизова
// Здоровье
Даты
Популярные темы 

Не тяни резину

Марина Кудаева // Общество

Без права на ошибку

Ольга Журавлева // Общество

Встречайте циклоны с Атлантики

Александра Панина // Общество

Деловые женщины объединились в комитет

Андрей Дымов // Экономика

Партпроекты работают на опережение

Михаил Зарников // Общество

Интернет – проще сбыта нет!

Михаил Зарников // Экономика

Шитье по воздуху

Ольга Журавлева // Общество



  Вверх