lpgzt.ru - История Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
3 августа 2012г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
История 

Отголоски грозы

03.08.2012 "Липецкая газета". Леонид Морев
// История

«Гроза двенадцатого года» обошла Задонск стороной, и всё же её отголоски хорошо слышны были и здесь. Причём грозу эту ждали, к ней готовились загодя. В объёмном томе «Воронежское дворянство в Отечественную войну», выпущенном к 100-летию разгрома «армии двунадесяти языков», сказано: «На случай вторжения неприятеля в пределы Отечества приготовления воронежцев к войне начались ещё в 1806 году».


Отряд милиции (так решено было именовать ополченцев) был создан и в Задонском уезде. В него вошли восемь человек посадских и 485 казённых крестьян. На экипировку и содержание собрали 110 рублей 60 копеек. Уездным начальником милиции был назначен полковник И. А. Кожин. Правда, уже к осени 1807 года, когда, благодаря дипломатическим усилиям, напряжённость в отношениях с Францией начала ослабевать, милицию фактически распустили.


Но вот в ночь на 12 (24 — по новому стилю) июня 1812 года наполеоновская армия без объявления войны перешла нашу границу. А к сентябрю русская армия, возглавленная в августе генералом М. И. Кутузовым, с боями отступила под Москву. 2 (14) сентября французы вступили в столицу. Люди, жившие на территориях, которые могли оказаться оккупированными, эвакуировались. Ведь полной уверенности в том, что нашествие неприятеля удастся сдержать, не было даже у главнокомандующего.


Вот строки из письма Кутузова его дочери А. М. Хитрово от 19 августа: «Друг мой, Аннушка и с детьми, здравствуй! Нужно сказать откровенно, что мне не нравится ваше пребывание около вашей Тарусы; вам могут наделать беды, так как что такое представляет собою одна бедная женщина с детьми? Поэтому я хочу, чтобы вы уехали подальше от театра войны. Уезжайте же, дорогой друг, но я требую, чтобы сказанное мною было хранимо вами в глубочайшей тайне, потому что, если оно получит огласку, мне это сильно повредит».


А в дневнике княжны Т. А. Волконской находим такие строки: «В 1812 году некоторые бежавшие из Москвы помещики выбирают себе местом жительства Задонск». Между прочим, Алексей Александрович Тимашев-Беринг (1812—1872), московский обер-полицмейстер и вице-губернатор, происходил из дворян Калужской губернии, но родился как раз в 1812 году в Задонске, «куда родители его удалились из Калуги вследствие вторжения Наполеона».


Эвакуация — дело болезненное. Свидетельствует А.Д. Бестужев-Рюмин. Крестьяне попутных селений «называли удалявшихся трусами, изменниками». Простонародье «бесстрашно» кричало беженцам вслед: «Куда, бояре, бежите вы с холопами своими? Али невзгодье и на вас пришло? И Москва в опасности вам не мила уже?». За постой, овес и сено для лошадей с беженцев брали втридорога. Вероятно, не только ради наживы. Так выражалось негодование «освирепевшего народа» против эвакуированных.


Но беженцы спасали не только себя, а и то, что было им дорого. К примеру, «в Задонский уезд к Феод. Ард. Лопухину привезли из Москвы икону Божией Матери всех скорбящих Радости , и она находилась здесь до очищения Москвы от французов».


В том же 1812 году, вслед за беженцами, довелось задонцам увидеть и солдат Великой армии. Но не завоевателей, а пленных. Если верить тому, что рассказал в конце XIX века воронежскому краеведу Е. Л. Маркову тюнинский столетний дед по прозвищу Кочеток, судьба «французов» в Задонской округе оказалась незавидной. «Много их тогда наши позабрали, как из Москвы выгнали, девать было некуда; по всем городам царь их приказал расточить, даже к нам в Задонск под караул прислали. Ну, только смотреть за ними было некому, стали они по деревням шататься, озорничать, — мужики глядели, глядели, да и поубивали их всех на токах».


Похожие местные байки приводит и рязанский краевед И. И. Проходцов в книге «Рязанская губерния в 1812 году преимущественно с бытовой стороны», подготовленной к 100-летнему юбилею Отечественной вой­ны. «О французских могилках рассказывали и в Пронском, и в Зарайском уездах. Однако по обследовании указываемых местностей с французскими могилками они оказывались или типичными курганными кладбищами XI-XII вв., или, по производстве пробных раскопок, никаких признаков погребения не оказывалось. Хотя сконфуженный проводник не переставал уверять: здесь, именно в этом месте, тут, а может быть, немного левее, а может, и правее, старики наши рассказывали, как в одну яму зарыты будто бы были ещё живыми французы. Их закапывали, а они по-своему будто лопотали: «Ла-ла-ла! Ла-ла-ла!». В отличие от Маркова, Проходцов не просто передает слова старожилов, а критически их разбирает, основываясь на архивных документах. И делает вывод: «Ссоры и недора­зумения, иногда, может, крупные, с пленными французами были и в Рязанской губернии, но о случаях жестокой расправы с ними, закапывании живыми никаких данных не имеется. Напротив, у нас… все меры были приняты к тому, чтобы с пленными 1812 года обращались человеколюбиво. Таково было желание Государя Александра Павловича. За этим вменено в обязанность следить самим губернаторам».


Действительно, положение военнопленных было регламентировано законодательно. До назначенных им мест пленные должны были следовать под надлежащим конвоем. Для облегчения пути военнопленным выделялось определённое количество подвод, причём в этом случае большими преимуществами пользовались пленные офицеры. Заболевших положено было сдавать в госпитали. Денежное содержание военнопленных зависело, главным образом, от их чина и национальной принадлежности (поляки, например, считались мятежниками, а не пленными). Генералам полагалось по 3 руб., полковникам и подполковникам — по 1 руб. 50 коп., майорам — по 1 руб., обер-офицерам — по 50 коп., «нижним чинам» — по 5 коп. и, кроме того, провиант «против солдатских дач». Размещать их предполагалось «не только в губернских, но и в уездных городах при строгом, однако ж, надзоре со стороны полиции за их поведением». Для размещения пленных назначали дальние губернии: Астраханскую, Пермскую, Оренбургскую, Саратовскую и Вятскую. Но хватало бывших вояк из Великой армии и в центральных губерниях, в том числе и в Воронежской. Это были осевшие у местного населения дезертиры и беглецы или отставшие по болезни из состава конвоев. Именовали их «шаромыжниками». Из-за того, что просьбы о пощаде или куске хлеба французы начинали с обращения «cher ami» (любезный друг).


На 1 января 1813 года, по данным Министерства юстиции, в стране насчитывалось более 216 тысяч пленных: около 150 тысяч в лагерях и 50-60 тысяч «шаромыжников». На территорию Воронежской губернии, а возможно, и в Задонский уезд, побеждённые попадали не только транзитом. В июле 1812 г., когда ещё не были подготовлены необходимые нормативные акты, пленных, взятых армией Багратиона, определено было «отправлять во внутренние губернии по собственному назначению». И в июле 1812-го в «повелении Киевскому и Черниговскому гражданским губернаторам» Петр Иванович предписывает «на сем самом основании… и впредь отправлять в Тамбов и Воронеж доставляемых к Вам пленных».


Да и позднее пленных по-прежнему отправляли в Воронеж. В рапорте начальника Калужского ополчения В. Ф. Шепелева М. И. Кутузову о действиях ополчения от 17 сентября 1812 г. говорится: «ежечасно приводимые… пленные ощутительно обессиливают меня конвоями, коих я, по тесноте здешней, партиями препровождаю в Воронеж»…

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Воскресенье, 22 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: +1 C°  Ночь: -1 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Утешение в одиночестве

И. Неверов
// Культура

Деловые женщины объединились в комитет

Андрей Дымов
// Экономика

А у нас во дворе…

Ирина Вишнева, фото автора
// Общество

И на земле, и в небе

Ирина Черешнева, irina.ch@pressa.lipetsk.ru
// Общество
Даты
Популярные темы 

Не тяни резину

Марина Кудаева // Общество

Атака принесла успех: сильнейшим стал «Газовик»

Первенство области. Второй дивизион
Геннадий Мальцев // Спорт

Пауза не в масть

Денис Коняхин // Спорт



  Вверх