lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
30 июля 2012г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Родина там, где ты счастлив

30.07.2012 "ЛГ:итоги недели". Дарья Шпакова, Павел Остряков (фото)
// Общество
Река Дон, сосновый бор и тихая деревенская жизнь стали дорогими для семьи КокнаевыхНадежда Юрьевна взяла благословение на вышивание иконМиниатюрного эвенка-охотника Владимир Георгиевич смастерил для воркутинских друзей...«Кокосовая» африканка
Картины из соломки – увлечение Надежды Юрьевны

Семья Кокнаевых на первый взгляд самая обыкновенная. Такая же жизнь,  как и у всех: дети, внуки, заботы, радости и  горести. Правда, Владимир и Надежда делят их всегда поровну, и что бы ни происходило в их жизни, считают себя  счастливыми людьми.  Всё, что Бог ни делает –  к лучшему, в этом они убеждались не раз.  Даже когда Кокнаевым пришлось бежать в начале 90-х годов из Баку и начинать жизнь с нуля в России, где у них не было ни родных, ни знакомых.


Уже двадцать лет их родина – село Верхнее Казачье Задонского района. Река Дон, сосновый бор и тихая деревенская жизнь для этой семьи стали дороже яркого восточного Баку с его горами и Каспийским морем. Будто они не сбежали из страны, где родились и прожили сорок лет, а вернулись к своим истокам. Камня за пазухой на азербайджанский народ Надежда и Владимир не держат. Было, конечно, страшно, когда танки проезжали по улицам города, когда «русский» означало «враг». Но они люди, которые умеют прощать и жить с добрым сердцем и открытой душой. Здесь, в Верхнем Казачьем, пережив все трудности, они смогли снова стать счастливыми.


– Баку – город многонациональный, и всегда мы жили дружно: армяне, лезгины, евреи, русские. Я там работала методистом в детском доме. А раскол между нами произошёл очень резко, после того, как нам поставили условие – разговаривать только на азербайджанском, документацию вести тоже только на нём. Затем началось откровенное притеснение по национальному признаку, – вспоминает Надежда Юрьевна. – Мы подумали, если оставаться там – значит, забыть русские традиции, нашу культуру. Первыми засобирались в Россию семьи военнослужащих. А когда начались беспорядки и появились на улицах танки,  уже стало всем по-настоящему страшно. И мы поехали искать убежище в России. Вся наша жизнь связана с Баку, а здесь не было никого из друзей и родственников, кто мог хотя бы на время нас приютить. Хотели попробовать найти какие-то возможности в Москве или в Подмосковье, но всё бесперспективно. И мы, случайно проезжая Задонск, решили посмотреть, что здесь за места. Попали в Верхнее Казачье, увидели, какая кругом красота, и влюбились в этот край. Даже как-то воспряли духом, почувствовали, что здесь у нас непременно всё будет хорошо! Очень быстро собрались, оставили там шикарную трёхкомнатную квартиру, всё, что нажили. Забрали своих престарелых родителей и с несколькими сумками приехали сюда. В один момент, перечеркнув прошлое.



Жизнь заново


Кокнаевы сразу нашли себе работу на птицефабрике. У Владимира золотые руки, в Баку он работал электриком и сварщиком на крупном нефтеперерабатывающем заводе. И здесь такие кадры очень даже пригодились. А Надежда устроилась в цех. Она не привыкла к тяжёлому труду, всю жизнь работала в педагогике. Говорит, что первое время приходила со смены и буквально падала в коридоре без сил, так всё болело от усталости. Но они всё равно считали, что им, как беженцам, крупно повезло – сразу получить работу, а потом ещё и квартиру. Надежда с теплом вспоминает, как их встретили соседи и… односельчане. На птицефабрике выписали кур, кто-то принёс мешок картошки, кто-то банки с соленьями, кто-то просто добрым словом приходил поддержать их семью.


– Народ здесь живёт замечательный, открытый, добрый. Я всегда говорила: пусть Господь не наградил нас каким-то материальным достатком, на пути было много трудностей, но зато он подарил встречи с хорошими людьми. А это бесценное богатство, – говорит Надежда Юрьевна. – В нашем доме живут ещё северяне, из Воркуты приехали – мы тут словно одна семья. Много забавных историй случилось с нами, пока мы привыкали к местным традициям. Однажды на новоселье я пригласила гостей и приготовила бакинские деликатесы: долму, плов, баклажаны, мясо с гранатом. А мои гости почему-то сидят и чего-то ждут. Потом спрашивают: «А картошка толчёная будет?». Ведь здесь ни одно застолье не обходится без пюре. Пришлось срочно варить. Теперь, когда собираемся, часто этот случай вспоминаем, как я гостей чуть без любимого блюда не оставила.


– Конечно, нам, городским жителям, поначалу было трудно перестроиться на спокойный деревенский образ жизни. Мы никогда не были крестьянами, не имели своего сада, – присоединился к разговору Владимир Георгиевич. – А тут сразу обзавелись хозяйством. Купили поросят, курочек, взяли большой огород. С непривычки не знали, как к этому всему подступиться. Ту же картошку выращивать для нас было наказанием. Даже друзьям в Баку писали подробно, как она растёт, сколько раз её надо тяпать, от жука обрабатывать. Мы и не представляли себе, с каким трудом это «пюре» выращивается. А потом втянулись и стали заядлыми огородниками. Всё-таки с землей нужно сродниться, чтобы тебя потянуло к ней. Тогда труд оборачивается не только плодами урожайными, но и радостью душевной.



Соловьи и деревянные игрушки


Семья Кокнаевых из породы людей увлечённых и любопытствующих. Где бы они ни жили и чем бы ни занимались, всегда находили себе интересы по душе. То вдохновлялись разным творчеством, то диких птиц приручали. В Баку у них жили в вольерах пернатые, которых Владимир сам ловил в нелюдимых местах. Соловьи, синицы, дрозды, зырянки, щеглы, зяблики много лет были настоящей страстью главы семейства.


– Я с детства разводил разных птиц. В основном это были попугаи и канарейки. Но потом мне захотелось приручить настоящих диких певчих птиц. Сначала у нас появился соловей, который прекрасно разливался на все голоса в обыкновенном вольере. А потом мы с сыном выезжали в леса и сами ловили красивых гордых дроздов и зябликов. Синицы вообще летали у нас по квартире, хотя считается, что в неволе они не живут. Я часами любовался своими птицами. Интересно наблюдать за их повадками, как они постепенно приручаются и радуются, когда ты к ним подходишь поворковать. С кормом было сложно, ведь среди пернатых есть насекомоядные. Так мы с сыном собирали всяких червяков, яйца муравьёв, выращивали мучных червей, куколок гусениц. Сыну уже за сорок лет, а его друзья до сих пор вспоминают, как он вечно искал каких-нибудь червячков для своих птах.


Сейчас у Владимира Георгиевича большие проблемы со здоровьем, он на пенсии по инвалидности. Но его жизнелюбие побеждает все хвори. Кокнаев сам сделал небольшой деревообрабатывающий станок, и… потянулись к нему страждущие друзья и соседи. Кому табуретку смастерить, кому ножки для дивана выточить, стол обновить. Владимир всё делает бескорыстно: «Со своих денег не беру». А своих у него почти вся деревня. А для себя он нашёл отдушину – мастерит маленькие деревянные игрушки. Выпиливает, вытачивает забавных петухов с гитарой, хрюшек, обезьянок с движущимися лапами. Сыну сделал липовые резные шахматы, двухлетнему внуку – деревянные машинки, а воркутинским друзьям – миниатюрных эвенков-охотников.


– Чтобы вырезать эту игрушку, я даже энциклопедию проштудировал. Изучал национальный костюм эвенков, рассматривал их лица на фотографиях, – рассказывает деревянных дел мастер. – Я даже ружьё смастерил – точную копию настоящего. Лыжи, на которых стоит эвенк, вытачивал из пластика, они снимаются с охотника, там есть крошечные металлические крепления.



Незыблемые ценности


У Владимира, как говорится, всё в руках горит. Пробки от пластиковых бутылок в семье не выбрасываются, из них получаются отличные массажные коврики. Завалялся кокосовый орех – вышла очередная поделка, знойная африканская женщина. Надежда тоже не отстаёт от мужа по числу генерированных творческих идей. Наладилась у них жизнь в Верхнем Казачьем, настало душевное спокойствие, и захотелось хозяйке дома создавать разные красивые вещицы. Сначала увлеклась куклами. Покупала и шила на них шикарные бальные платья и шляпы с вуалью, получались целые коллекции из нарядов разных эпох. Потом были картины из соломки, а последние годы Надежда увлеклась вышивкой крестиком. Часто стала посещать храм и взяла благословение на вышивание икон, которые в основном дарит.


– Очень люблю вышивать маковки церквей, лики Богородицы и Спасителя. Часами могу сидеть за пяльцами. Это рукоделие целебной силой обладает. Я успокаиваюсь, даже давление в норму приходит, – говорит Надежда Юрьевна.


Этот год у Владимира и Надежды юбилейный – 45 лет совместной жизни. Семья у них дружная, двери дома открытые для друзей. Своих двух сыновей Кокнаевы всегда учили быть честными, добрыми, отзывчивыми и справедливыми людьми. Считают эти ценности незыблемыми, хотя и говорят, что в наше время хорошим людям живётся нелегко.


Из всех своих богатств они сумели сохранить самое главное – любовь и верность друг другу. Они и спасали их в самых тяжёлых ситуациях. Владимир и Надежда вынуждены были покинуть когда-то любимый город, но им удалось не потерять себя. Принять все трудности и испытания в жизни и получить в награду убеждение: всё, что Бог ни делает – всё к лучшему…

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Четверг, 24 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +22 C°  Ночь: +10C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 
Даты
Популярные темы 

Кооперативный рассвет (ФОТО)

Ольга Головина // Экономика

Приехал и поел! (ФОТО)

Мария Завалипина // Общество

«Луч солнца» – символ Липецка

Евгения Ионова // История

Животноводы бьют рекорды

// Сельское хозяйство

Дорога по России начинается с Чаплыгина

Евгения Ионова // Культура

На чемпионской высоте (ФОТО)

Мария Завалипина // Общество



  Вверх