lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
20 июля 2012г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

О местоимениях и правде жизни

К 95-летию со дня выхода первого номера «Липецкой газеты»
20.07.2012 "Липецкая газета". Леонид Винников, ветеран липецкой печати
// Общество
Первые члены Союза журналистов СССР от Липецкой области.

20 июля 1957 года 15 газетных работников Липецкой области получили членские билеты Союза журналистов СССР. От этой даты и отсчет истории областной журналистской организации...


Первая большая заметка, которую я, семнадцатилетний сельский мальчишка в ранге корреспондента сочинил для районной газеты, начиналась так: «Меня разбудил на рассвете крик петуха, и я выбежал во двор, чтобы умыться из деревянной бадейки студеной колодезной водой...»


Это действо происходило в селе Жерновное Долгоруковского района, где я, не успев за день набрать материала для очерка о председателе колхоза Иване Матюхине, заночевал в доме комсомольского секретаря. Помню, что свой опус я живописал подробностями о запахе утренней росы, о посвисте перепелов в пшеничном поле, о гулком рокоте комбайна и тугих струях золотого зерна, льющихся из хобота хлебоуборочной машины в железный кузов самосвала. Все эти любовно выписанные мною приметы деревенского бытия обрамляли рассказ о руководителе-новаторе. В моем очерке он рассказал о многих вещах, о которых говорить тогда было не принято. Например о том, почему русская деревня, некогда жившая в нравственной и бытовой чистоте, потонула в самогонном море алкоголя и океанах мусора и нечистот. Говорил об этом Матюхин с душевной болью и предлагал некоторые рецепты излечения от явных деревенских болячек. Причем, глядя на мое юное лицо и понимая, какой я в жизни несмышленыш, он советовал: «Ты пиши так, словно передаешь мои мысли, а сам как бы ни при чем. Вроде карданного вала в машине...» Так я и поступил, понимая, что член райкома КПСС Матюхин — авторитет, а я — никто.


Читая строчки, рожденные в пылкой творческой душе начинающего журналиста, редактор газеты Михаил Яковлевич Морозов шевелил губами, хмыкал, сдвигал на лоб очки и окидывал меня укоризненным взором, словно спрашивая: «И откуда ты такой умный?» Наконец, взяв в руки толстый красный карандаш, он каждую страницу моего творения аккуратно, со смаком перечеркнул крест-накрест. И сказал:


— Запомни на всю жизнь: в советской журналистике не принято «якать». Местоимение «Я» — это у эсеров, это их часть речи. А у нас, большевиков, говорят «Мы».


— Как это? — не понял я. — Надо, значит, писать «мы выбежали», «мы умылись»?


— Не ёрничай. Писать надо так, как пишет «Правда». А где ты там видел «я»? Везде — мы. Я — это неприлично. Это стыдно. Ты что же, умнее всех? А у нас, между прочим, страна коллективных действий. Одиночки — это выскочки. Индивидуалисты. Частники... И этот твой Матюхин... Совсем из ума выжил? Кому нужны его разглагольствования? У него колхоз что — частная лавочка? Надо идти в одном строю, а не шагать по обочине.


Вот такой был монолог моего первого учителя в журналистике. Он так впечатлил меня, что много лет я шел в журналистике в общем строю. Исправно писал заметки, и моя фамилия была достаточно известна. Но в любой, даже очень большой — размером в целый газетный лист — статье не было ничего авторского. Ничего личного. Не просматривалось личностного отношения к факту. Не было основанных на анализе материала моих собственных оценок, собственных выводов... Так было тогда принято!


В этой традиции советской журналистики заключался хотя и странный, но определенный смысл. Во времена Сталина и Хрущева, а затем по инерции и при других вождях человек не мог гордо сказать «Я», потому что отдельной личности у нас в стране как бы и не существовало. Была историческая общность «советский народ», от имени которого что-то одобряли, что-то отвергали, клеймили или приветствовали. Мнение отдельного человека, его оценки и суждения никого не интересовали. У Петрова или Иванова, будь он рабочим или даже секретарем обкома партии, был свой шесток, свое место, определенное инструкциями, нормами партийной этики, служебными предписаниями. Связанные по рукам и ногам умные люди выходили на высокие трибуны съездов и конференций, собраний и форумов и говорили шершавым языком плакатов... До поры до времени...


Случилось это при Никите Сергеевиче Хрущеве — неудачливом реформаторе, но яром поборнике смелых перемен в жизни советского общества. В 1956 году среди газетчиков разнесся слух, что мы, как и писатели, будем объединяться в свой творческий Союз. Хватит, дескать, колоть орехи в одиночку. Надо сообща. Об этом в своих речах говорил зять Хрущева, главный редактор газеты «Известия» Алексей Аджубей.


И действительно, в том же году Политбюро ЦК приняло решение об организации Союза журналистов СССР. А потом как по команде в областях стали создаваться оргбюро. И 20 июля 1957 года в ряды еще законно не существующей творческой организации были приняты первые члены, в том числе и 15 журналистов Липецкой области — в основном работники ее главной газеты — «Ленинское знамя». Еще через год у нас состоялась первая журналистская конференция, и липчане избрали на учредительный съезд нового Союза четырех человек. В том числе и моего наставника Михаила Морозова. В Москву в ноябре 1959 года вместе с ним отправились работники областной газеты «Ленинское знамя» Леонид Башкуров и Александр Юданов, а также редактор молодежного издания «Ленинец» Александр Тацитов.


В столице в самом пышном тогда Колонном зале Дома союзов они прослушали вдохновенную речь нашего партийного и государственного лидера. Старик умел зажигать сердца! И хоть не всем понравилось сравнение журналистов с «приводными ремнями партии», но пишущей братии по душе пришелся призыв яростно бить по недостаткам и разоблачать разных проходимцев, виновных в том, что мы по всем статьям плетемся позади Америки.


Призыв был услышан. И не только в Москве, но даже и в районных газетах. Михаил Яковлевич Морозов, как и многие его сверстники, был сыном своего времени. Он свято верил в идеалы коммунизма и усердно их пропагандировал в газете. Но при всем при том его отличала высокая профессиональная выучка. Он чувствовал газету как хороший гармонист — баян, и, как тот мог на слух воспроизвести любую мелодию, так и Морозов умел писать ярко и образно. В любых жанрах. Будь это отчет с унылого партийного собрания или очерк о колхозном комбайнере. И, самое главное, Михаил Яковлевич остро чувствовал тему. Я помню, как он негодовал по поводу чаще всего бестолковой траты денег в сельских Советах из средств местного самообложения.


— Дороги надо строить, коммуникации в деревнях прокладывать. А то и воды нет, и по грязи, как по волнам, плаваем...


Эти мысли (без «я», конечно, чтобы не нарваться на жесткий отлуп другого Михаила — первого секретаря райкома КПСС Щемелинина Михаила Егоровича) и начал после поездки в Москву проповедовать в газете Морозов. Без резких, так сказать, тело­движений. Но, тем не менее, из номера в номер...


Сейчас может показаться: и что, мол, в этом особенного? Но мы были детьми своего времени. А время отличалось и жесткостью, и жестокостью. В долгоруковской газете тогда еще работала ветеран печати Мария Филимонова, а в активных селькорах у нас числился ее однофамилец краевед Николай Филимонов — в годы войны он редактировал нашу газету. Собравшись вместе, они вспоминали, как ночами по буковке проверяли в статьях фамилию Сталина. Не дай Бог, случится опечатка, загремишь по 58-й в лагеря на Магадан. Страх — это ужасное чувство, и оно в нас проявлялось в разных ипостасях. У газетчиков прежде всего — во внутренней самоцензуре. Когда надо сказать «а», а ты сам себе это запрещаешь и с натугой выводишь «б», вытирая испарину со лба... Мы были в плену противоречий.


Журналистика современной России и былой Страны Советов разная. Ее даже сравнивать некорректно. Во многих российских газетах журналисты не стесняются своего «я», озвучивают точку зрения и отстаивают ее смело и решительно. Но все больше и все чаще газеты и их сотрудники ничем не отличаются друг от друга. Один и тот же жанр — заметка. Один и тот же — по стандарту — текст... Говорю не о всех — и из правила есть исключения. Но нет уже той страсти, с которой работали наши предшественники-журналисты. Неслучайно вот уже пять лет Союз журналистов России пытается расшифровать формулу «Как вернуть печатному слову доверие читателей?» Может, наше слово стало равнодушным?

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Вторник, 17 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: +10 C°  Ночь: +3 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Грипп — не повод для геройства

Вера Геращенко, врач-инфекционист высшей квалификационной категории, заведующая отделением Липецкой областной клинической инфекционной больницы
// Здоровье

Лазер против слепоты

Лилия Сергучева, врач-офтальмолог областной больницы № 2
// Здоровье

Боль моя, ты покинь меня

Сергей Кудаев, главный специалист по паллиативной помощи управления здравоохранения Липецкой области, главный врач Липецкой городской больницы № 6 им. В.В. Макущенко
// Здоровье

Промедление опасно для жизни

Елена Рыбина, врач-невролог Липецкой областной клинической больницы
// Здоровье
Даты
Популярные темы 

Локомотив развития экономики

Андрей Дымов // Экономика

Учиться у липчан

Игорь Плахин // Экономика

Все, что мимо любви, бессмысленно и напрасно

Сергей Малюков, slaavo7@yandex.ru // Культура

Рекордам стены помогают

День района: репортеры «Липецкой газеты» сообщают из Данковского района
Роман Ромашин, romanromashin@yandex.ru // Спорт

Грипп — не повод для геройства

Вера Геращенко, врач-инфекционист высшей квалификационной категории, заведующая отделением Липецкой областной клинической инфекционной больницы // Здоровье



  Вверх