lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
17 июля 2012г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Культура 

Право быть диктатором

К семидесятилетию со дня рождения Владимира Пахомова
17.07.2012 "Липецкая газета". И. Неверов
// Культура
Владимир Пахомов (на снимке слева) ведет репетицию.

— Помните реплику Пети Мелузова из «Талантов и поклонников»: «Смейтесь, смейтесь надо мной! А я все равно буду свое дело делать!»? И вслед за ним мне хочется сказать: пусть все кругом развращают, а мы будем просвещать. И еще поглядим, кто из нас быстрее устанет.


Так заканчивалась опубликованная в середине безвременья девяностых беседа журналиста «Липецкой газеты» с народным артистом России, главным режиссером Липецкого академического театра имени Льва Толстого Владимиром Пахомовым.


Сколько лет минуло с той поры! Нет уже на свете и самого Владимира Михайловича. Он ушел задолго до своего семидесятилетнего юбилея, который его ученики и поклонники отмечают как раз сего­дня, семнадцатого июля 2012 года. Но сказанное им звучит остро, тревожно, злободневно, как будто только что произнесено. И воспринимается как завет одаренного творца, лидера заново созданного им театра идущим вслед...


До Пахомова в Липецке был театр как театр, типичный областной, каких в России немало. Менялись названия на афишах, менялись режиссеры, но своего яркого, неординарного, фирменного облика у коллектива даже самые доброжелательные люди обнаружить не могли.


Правда, один из предшественников Владимира Михайловича делился со мной заветным: вот сделать бы в Липецке театр романтический, подняться над бытовухой, традиционным психологизмом и ставить Байрона и «Освобожденного Дон Кихота» Луначарского. Тогда, признаться, я оторопел от такого прожекта: Господи, да как же это — единственный в области театр специализировать в столь узком диапазоне, лишая публику великой реалистической драматургии от Островского, Чехова, Горького до Арбузова, Розова, Володина!


Пахомов появился у нас с совсем иной, одновременно и очень творческой, и весьма практичной, идеей. В Липецке нет театра для детей и подростков? Не беда. Мы возьмемся за формирование двух параллельных и равноценных репертуаров — для взрослого зрителя и для тюзовского. Будем растить свою публику с малых лет.


И он с невероятной энергией и увлеченностью это сделал! На липецкой сцене шли не один, не два, не три наспех поставленных детских спектакля, а добрый десяток — причем любой выдерживал оценку по гамбургскому счету, был красивым, умным, изобретательным. Несколько поколений ностальгически и благодарно вспоминают, например, о замечательной инсценировке астридлиндгреновского «Карлсона» с неподражаемым Виталием Пономаревым в главной роли.


А позже Пахомов осуществил, возможно, еще более дерзкий — нет, не проект, тут это новомодное слово ни к чему, а план: поставить все пьесы нежно любимого им Чехова. Это вам, господа, не игра в «романтический театр». Это выношенная, вынянченная вера, что русскому человеку насущно близки боль, скрытая страсть, горечь, меланхолия, надежда, поэзия чеховской драматургии.


Театр обрел лицо. Театром заинтересовались не только избалованные москвичи, но и зарубежные специалисты. Столичные и заграничные гастроли постепенно становились для пахомовской труппы делом ответственным, но привычным, нормальным, а отнюдь не подарком судьбы. Так же, как поездки на родину Чехова в Мелихово или приобретшие общероссийскую значимость Липецкие театральные встречи, на которые привозили свои лучшие работы известные мастера. Всего этого, разумеется, не произошло бы, если бы не Пахомов. Да и театр, всего вероятнее, не получил бы звания академического.


И в силу своего характера, и благодаря житейскому и творческому опыту Владимир Михайлович, похоже, не страдал провинциальными комплексами, не смотрел снизу вверх на московских корифеев — будь то Виктюк, Райхельгауз, Марк Захаров. С кем-то из них он вместе работал, с кем-то дружил и очень трезво отдавал себе отчет не только в том, насколько они талантливы, но и в том, как часто поддаются слабостям, идут на компромисс, приспосабливаются к обстоятельствам. Обладая недюжинным общественным темпераментом, он публично говорил журналистам и читателям «Липецкой газеты», что тот же Захаров, сжигая партбилет, поступил недостойно, а актеры БДТ, попросившие переименовать их театр, убрать из его названия имя Горького, изменили себе, искусству, своему учителю Георгию Товстоногову.


Сам человек непростой, неровный, порою даже несправедливый в отношениях с людьми, Пахомов, однако, не позволял себе ради сиюминутных выгод, комфорта, расположения сильных мира сего бросать кого-то в трудной, критической ситуации. Когда, к примеру, руководитель ныне популярнейшего театра Райхельгауз был молодым, мало кому известным, а главное — опальным режиссером, Владимир Михайлович пришел ему на помощь, дал возможность зарабатывать на жизнь. Потому-то липчане спустя годы и увидели — на зависть жителям окрестных областей — самые нашумевшие постановки райхельгаузовского театра «Школа современной пьесы».


То же повторилось и в начале девяностых, когда под ударом прорвавшихся к власти ельцинистов оказалась редакция нашей газеты. Вообще-то в истории контактов Пахомова с журналистами бывали разные периоды. Он был человеком и одаренным, и самолюбивым, и нередко нетерпимым, резким. Одно слово — главный режиссер: эта должность ведь подразумевает жесткий творческий и организационный диктат. Диктаторами были и Мейерхольд, и Гончаров, и Товстоногов, и многие другие великие и невеликие «главные». Пахомов, как и они, не признавал в театральном деле демократии. Один худ­рук, одна творческая воля, единые принципы, которые не голосуются, а неукоснительно признаются.


Так вот, далеко не все публикации о себе и своих работах Владимир Михайлович принимал. И не считал нужным скрывать неудовольствия, не стеснялся в оценках, обижался, шел на конфликт. Но все это он отбросил и забыл в дни, когда газетчикам пришлось отстаивать интересы своего издания, своих читателей перед «демократами» в кавычках. Не боясь последствий, Пахомов встал на нашу сторону. И, думается, его авторитет, вес, напор помогли коллективу «ЛГ» в те нелегкие недели и месяцы.


Естественно, он просто не мог не войти в созданный вскоре после тех событий по инициативе тогдашнего главного редактора «ЛГ» Владимира Савельева общественный совет редакции. Несмотря на любые разногласия, Владимир Михайлович понимал: и его театр, и наша газета делают одно дело, пытаясь противостоять нравственному оскудению, раздраю, стремясь (вернемся вновь к Александру Николаевичу Островскому) просвещать вопреки тем, кто развращает, отравляет души.


Посмотрим, говорил он, кто раньше устанет. И старался не уставать, не сдавался до последнего дня. А когда уже не было сил жить, ушел, оставив с надеждой своим товарищам театр и пример фанатичного служения искусству сцены.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Четверг, 19 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: +11 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Встречайте циклоны с Атлантики

Александра Панина
// Общество

Не тяни резину

Марина Кудаева
// Общество

Шитье по воздуху

Ольга Журавлева
// Общество

На отдых досрочно


// Общество
Даты
Популярные темы 

Критерии успеха «политеха»

 Сергей БАННЫХ // Образование

Грипп — не повод для геройства

Вера Геращенко, врач-инфекционист высшей квалификационной категории, заведующая отделением Липецкой областной клинической инфекционной больницы // Здоровье

Удивительная память

 Олеся ТИМОХИНА      // Общество

За мир и дружбу!

Олеся ТИМОХИНА  // Общество



  Вверх