lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
13 июля 2012г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Культура 

Им было чуть за двадцать

13.07.2012 "Молодежный вестник". Галина КОЖУХАРЬ
// Культура
Автор книги Николай Дорофеев – консультант общественной приемной «Липецкой газеты» (Фото П. ОСТРЯКОВА)

Многим из тех, кто сражался рядом со знаменитым на весь мир советским разведчиком, дважды героем Советского Союза Николаем Ивановичем Кузнецовым, было чуть за двадцать. Среди партизан находился и Петр Дорофеев. Много лет спустя его племянник Николай написал книгу о своем дяде «Рядом с легендарным разведчиком».


Дело чести


Герои этой небольшой по объему книги – простые советские люди, защищавшие родную землю. Они пережили ужас первых боев с фашистами, ад плена, побег, тяготы и опасности партизанской войны.


Последняя встреча родных с Петром Дорофеевым, уроженцем Воронежской области, произошла в 1944 году, за семь месяцев до его гибели. Многое было неизвестно и непонятно близким. Поэтому племянник, отслуживший на границе и окончивший в 1978 году лесотехнический институт, повзрослев, все чаще задумывался о том, с чего начать поиски свидетельств партизанской борьбы своего дяди.


За двадцать лет (а это переписка, запросы в архивы КГБ, Министерства обороны, поездки, встречи) Николай Дорофеев собрал солидный материал и решил издать книгу, назвав ее расширенным очерком или повестью. Она была выпущена в 1992 году. Разошлась быстро, практически бесплатно.


История Пауля Зиберта


Николая Кузнецова, мальчишку, которого когда-то исключили из техникума за увлечение немецким языком и дружбу с немцем-аптекарем, проверял КГБ. Дал отличную характеристику. Всех восхищали его уникальные способности: умения быстро анализировать информацию и принимать верные решения, быть сдержанным и внутренне собранным в сложной обстановке. Кузнецов в совершенстве владел немецким языком (знал более шести диалектов). Он не только говорил, но и думал как житель Германии. Даже немцы с опытом работы в службах разведки принимали его за своего. Не сомневались, не смели заподозрить и когда он начал диверсионную работу.


Николай Иванович почти год готовился к перевоплощению в обер-лейтенанта Пауля Зиберта: беседовал с пленными, изучал их привычки, манеру держаться. О том, насколько ему это удалось, свидетельствует тот факт, что даже разведчик-ас фон Ортель не сумел распознать в нем противника. Более того, фон Ортель вольно или невольно, но доверил «коллеге» важную тайну – готовящееся покушение на Рузвельта и Черчилля во время Тегеранской конференции, – настолько Кузнецов внушал доверие. Николай Иванович отправил в Центр сообщение о террористическом акте.


Крайне важной стала и встреча с немецким гауляйтером (правителем) Украины Эрихом Кохом. Обер-лейтенант Пауль Зиберт, якобы воевавший под Курском, сразу расположил к себе важную персону. Истинного арийца с аристократическими манерами, блестящими знаниями и тонким чувством юмора Кох принял за своего земляка и рассказал о том, что немецкое командование собирается взять реванш. Еще одно военное сообщение ушло в Москву.


Подобных примеров десятки. Герой-разведчик, не имевший до определенного времени воинского звания на родине, служил ей как профессионал высочайшего класса. Он уничтожал фашистов, действия которых могли повлиять на ход серьезных операций, похищал важных немецких офицеров, чтобы добыть необходимые сведения.


Со временем Кузнецову пришлось уйти к партизанам. И его смерть тоже подвиг. Не желая попасть в плен к украинским националистам, которые выследили Зиберта и его товарищей, он взорвал гранату. Партизан лег на нее, чтобы не пострадали больная жена и маленький ребенок хозяина дома.


Несмотря на смелость, хладнокровную решительность, готовность к смерти, Кузнецов очень любил жизнь. Об этом он написал в одном из писем близким: «Я люблю жизнь. Я еще очень молод. Но потому, что Отчизна, которую я люблю, как родную мать, требует от меня пожертвовать жизнью во имя освобождения ее от немецких оккупантов, я сделаю это при необходимости».


Поиск


Вот с таким человеком находился рядом, выполняя серьезные задания, Петр Семенович Дорофеев. Но подтверждений пребывания нашего земляка в партизанском отряде очень мало. Надо было продолжать поиск.


Николай Дмитриевич надеялся встретить фамилию дяди, хотя бы его портрет в газетных публикациях, в книгах, которые написал Дмитрий Медведев, командир того отряда, в письмах, во время встреч с бывшими партизанами, разбирая и систематизируя многочисленные справки и ответы из разных ведомств.


Почему Медведев ни разу не упомянул Дорофеева, хотя кое-какие факты наводили на мысль, что, к примеру, нападение небольшой группы партизан под командованием Николая Кузнецова на фашистов связано с дядей? Автор же называет смелого, умного товарища – Николая Приходько. А у других писателей в этом же эпизоде один из героев – Петр Дорофеев. В чем причина несовпадения?


В 1978 году в ответе из архива Министерства обороны СССР последняя фраза была такой: «Данных о службе и партизанских действиях П.С. Дорофеева с июля 1941 года не имеем». Так тот ли это командир Медведев? Вопросов все больше. Может, архивные данные Кузнецова открыты, потому что он рассекречен, погиб, Герой Советского Союза и на его примере нужно воспитывать молодежь, прививая ей чувство патриотизма? А дядя прошел плен... Вдруг жив? И пока еще о нем говорить нельзя…


Помогли племяннику партизаны-«медведевцы». От них Николай услышал много добрых слов о дяде, рассказов о непростой службе в отряде. Включил в книгу: «Комиссар отряда майор С.Т. Стехов лаконично записал в своем дневнике 18 декабря 1942 года: «Дорофеев, Воробьев, Зубрилов и Глинко предлагают командованию захватить в Ровно немецкого генерала, который ведает лагерями».


Можно себе представить, как живо реагировал Кузнецов на это предложение, когда оно обсуждалось в штабе Медведева. Ведь сам Николай Иванович был полон дерзких замыслов, многие из которых блестяще осуществил. Неудивительно, что разведчик, подбирая себе группу для выполнения задуманной им «подвижной засады», одним из первых включил в нее Петра Дорофеева в качестве гранатометчика. От умения последнего во многом зависел успех боевой операции. Петр оправдал надежды.


И, наконец, последним, уже официальным документом о том, что именно Петр Дорофеев с сентября 1942-го по июнь 1944 года воевал в партизанском отряде с Кузнецовым, стал ответ из Центрального архива КГБ при Совете Министров СССР. В нем сообщали: «Во время нахождения в отряде Дорофеев П.С. проявил себя храбрым бойцом, исполнил ряд ответственных заданий командования. За мужество и отвагу, проявленные в боях с фашистами, Дорофеев П.С. награжден медалью «Партизану Отечественной вой­ны» II степени (приказ Украинского штаба партизанского движения № 18 от 28 октября 1943 г.), медалью «За отвагу» (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 декабря 1943 г.), которые награжденному были вручены.


3 июня 1944 года Дорофеев П.С. из партизанского отряда был отозван в Москву. Сведений о его дальнейшей судьбе в материалах архива не имеется».


Позже пришел ответ из Министерства обороны, в котором речь шла о том, что Петр Семенович приказом по армии от 16 марта 1945 г. № 0137 назначен командиром стрелкового взвода 56-й стрелковой дивизии. В том же документе сообщалось, что он умер от ран 7 марта 1945 года.


«Получается, – рассуждал автор повести, – что жизнь моего дяди оборвалась раньше, чем появился приказ на должность. Как же это?»


– На войне и не такое бывало, – ответил ему один из фронтовиков. Эти слова Дорофеев тоже вписал в повесть и начал работать еще продуктивнее, размышляя о том, какой была на самом деле война. Почему, пройдя через все ужасы фашистских лагерей, солдат мечтал лишь об одном: реабилитировать себя перед Родиной и заслужить восстановление в рядах Советской армии. (Как относились, проверяли и не доверяли пленным, даже не сдававшимся фашистам, – отдельная история.)


Так или иначе, но ни в каких документах не нашлось ответа на вопрос, где был дядя с конца августа 1944-го по 20 февраля 1945-го. До сих пор нет архивных данных лагерей спецпроверки. А ведь через них были «пропущены» миллионы солдат и офицеров, попавших в плен.


Еще одна деталь. Повествуя о легендарном разведчике в форме немецкого офицера, Петр все время говорил о нем как о живом. Из этого напрашивается вывод: дядя Николая не знал, что Кузнецов, Каминский и Белов погибли в марте 1944 года.


Петр Дорофеев на год пережил легендарного разведчика и скончался в одном из полевых лазаретов Прибалтийского фронта. «Немалых трудов стоило мне отыскать место захоронения моего погибшего дяди», – скажет автор книги. За этой фразой столько изученного, пережитого, что не каждому из нас по силам.


Похоронен Петр Семенович Дорофеев на братском кладбище «Заури» Брощенского поселкового Совета Салдусского района Латвийской ССР.


Уважаемые читатели! Все, кто заинтересовался этой темой и хочет узнать больше, пообщавшись с автором, просим присылать на электронный адрес «МВ» mvestnik@pressa.lipetsk.ru свои вопросы. Встречу с Николаем Дорофеевым мы планируем организовать в конце августа в общественной приемной «Липецкой газеты».


Возможно, кто-то из вас собирает семейные архивы, ищет близких, записывает воспоминания о молодых солдатах, которые отдавали жизнь за Родину, не думая о наградах, и хочет что-то рассказать.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Четверг, 24 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +22 C°  Ночь: +10C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 
Даты
Популярные темы 

Кооперативный рассвет (ФОТО)

Ольга Головина // Экономика

Приехал и поел! (ФОТО)

Мария Завалипина // Общество

«Луч солнца» – символ Липецка

Евгения Ионова // История

Животноводы бьют рекорды

// Сельское хозяйство

Дорога по России начинается с Чаплыгина

Евгения Ионова // Культура

На чемпионской высоте (ФОТО)

Мария Завалипина // Общество



  Вверх