lpgzt.ru - Социальная жизнь Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
7 июля 2012г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Социальная жизнь 

Национальное достояние

В День семьи, любви и верности у супругов Христолюбовых двойной праздник
07.07.2012 "Липецкая газета". Эмма Меньшикова
// Социальная жизнь
Фото Николая Черкасова
Фото Николая  ЧеркасоваФото из домашнего альбомаФото из домашнего альбомаФото из домашнего альбома

Святые благоверные князь Петр и княгиня Феврония Муромские стали примером для подражания в России всего четыре года назад. Но это возрожденный праздник: он широко отмечался в стране до 1917 года.


Православная церковь чтит память покровителей семейного счастья, любви и верности Петра и Февронии уже почти пять столетий. Хотя ушли они из жизни в один день — 8 июля — еще в 1228 году. Однако канонизированы были только в 1547-м. С 2008 года этот день вошел и в череду всероссийских праздников.



Он прижился и получил широкое распространение по городам и весям России и даже за ее пределами. Наверное, потому, что таких чистых и светлых семей у нас в стране и сейчас предостаточно, только о них мало кто знает. День семьи, любви и верности призван способствовать тому, чтобы они стали общественным, национальным достоянием.


В этом году 30 семей области будут награждены медалью «За любовь и верность», учрежденной в России по случаю праздника. Ее вручают семейным парам, прожившим вместе не менее 25 лет и получившим общественное признание. Мы же сегодня расскажем о супругах Христолюбовых, которые свой брак заключили буквально накануне тогда еще не существовавшего в нашем календаре праздника — 7 июля 1951 года. Сегодня они отмечают 61 год совместной жизни…


Итак, Виктор Геннадьевич. Ему 86 лет. Его прадед, дед и отец были священнослужителями. Окончив духовную семинарию, отец в 1916 году ушел на войну с германцами. Видимо, полковым священником, полагает его сын. Ибо в семье об этом вслух не говорилось.


После революции он вернулся домой, в вятское село Сырьяны. Вместе с братьями занимался вольными трудами. Все трое были отличными охотниками, лесорубами, сплавщиками — гоняли плоты с верховьев Вятки в Нижний Новгород. Жили дружно и зажиточно. А потом решили срубить просторный дом на пять семей, чтобы поселиться в нем еще с двумя сестрами и их домочадцами. Можно себе представить эту хоромину напротив церкви на высоком берегу Вятки в родных Сырьянах. Да еще в 20-е годы! Проблемы начались в 1931-м. К тому времени дядья Виктора ушли в армию, а тетки отучились, вышли замуж и разъехались. В доме осталась только семья одного из братьев, Геннадия Христолюбова, — он сам, жена и трое сыновей, старшему из которых — герою нашего рассказа Виктору — было всего пять лет.


В одну ночь они, предупрежденные о раскулачивании и передаче дома под школу, погрузились на две подводы и уехали в город Лузу Архангельской области. И очутились в конце концов в трудпоселке, где вместе с ссыльными из Центрально-Черноземной области жили и строили огромный лесокомбинат.


— Свое детство, — вспоминает Виктор Геннадьевич, — я провел среди честных, добросовестных, порядочных людей. Отец был десятником, потом стал счетоводом, бухгалтером, мать — учительницей начальных классов. Сызмала пришлось много помогать матери: дети — всего 10 человек — рождались один за другим.


Пятерых Бог прибрал маленькими. Когда отец семейства уходил на фронт в феврале 42-го, жена его заплакала второй раз в жизни: впервые эта мужественная женщина прослезилась, когда хоронила свою дочку Ниночку. Даже когда извещение о гибели супруга пришло, она осталась невозмутимой. Не поверила. И правильно сделала…


До встречи со своей Февронией наш Петр — Виктор Христолюбов — прошел через много испытаний. Помогая поднимать четверых младших братьев, он бросил школу и пошел работать. Трудился в поле и на сплаве, в 16 лет был призван на лесозаготовки — пилил стойки для воркутинских шахт и накатники для блиндажей.


Жили впроголодь: даже врачи уже не ручались за жизнь еще двоих братиков, ставших прозрачными от недоедания. И тогда Виктор взял отцовское ружье — и пошел стрелять… ворон. Через несколько дней — еще. Так «дичь» сохранила жизнь братьям, которые и по сей день считают Виктора своим спасителем.


Осенью 43-го его призвали в армию. В 17 лет он на Урале охранял секретный подземный завод по выпуску реактивных снарядов для «катюш», а затем был направлен в Саратовское пограничное училище. К счастью, объявился отец — два тяжелейших ранения (под Воронежем и под Курском) едва не стоили ему жизни, а третье — во время «разведки боем» — окончилось пленом. Перед наступлением союзников он бежал из лагеря под Дюссельдорфом, неделю прятался в погребе, питаясь ревеневым компотом. Освободили его англичане. С тяжелейшей дистрофией он четыре месяца пролежал в их госпитале. После войны, уже дома, был выслан в Забайкалье.


А Виктора Геннадьевича — из-за изменившейся биографии — сократили из военного училища. Что не помешало ему воевать с лесными братьями в Литве, с бандеровцами в Украине. Демобилизовавшись из армии, он направился к отцу. Там, на Петровск-Забайкальском металлургическом заводе, в мартеновском цехе он познакомился с Розой Михайловной, где девушка работала табельщицей.


— Я посмотрела на него, — вспоминает она, — и сразу поняла, что это очень честный, хороший, порядочный человек. И не ошиблась…


Роза была старшей дочерью у родителей, давших жизнь семерым детям. Отец, когда началась первая мировая война, с двумя братьями ушел на фронт. Впоследствии они служили в Красной Армии. Но стали участниками эсеровского мятежа в Казани, бежали и всю жизнь скитались. Один из братьев так и не подал вестей до конца жизни, другой оказался в Югославии, а отец Розы зарабатывал себе на хлеб фотографией, путешествуя по селам и деревням России, вдали от опасных для него городов.


Женился на молодой крестьянке Марии Лысовой. Она бросила всё и ушла за любимым в ночь, навсегда. Только детей привозила матери: Роза с двумя братишками росли у бабушки. Потом родители осели в Забайкалье и вызвали старших детей, чтобы они присматривали за младшими. А сами так и зарабатывали фотографированием, являясь домой только на зиму. Хозяйство же вела Роза, совсем еще девчонка. Поэтому она больше всего в жизни мечтала о надежном любящем муже и крепкой дружной семье.


Поселились они у его родителей. Узнав, что молодые не расписаны, они настояли на официальном браке. И 7 июля 51-го Виктор и Роза зарегистрировались.


Он не был князем, она не слыла целительницей. Но он был благороден и самоотвержен, а она упорна и верна. Победив своего «змея» — пережив войну и большие труды, он, как и Петр Муромский, спасший своего брата от мерзкого чудища, нуждался в покое и исцеляющей женской ласке.


И она, его Роза, доставшаяся Виктору-победителю самой судьбой, сделала всё, чтобы он жил долго и счастливо.


— Мне, — говорит, — удивлялись: и чего я замуж за него пошла? Мол, здоровья он хрупкого, не дай Бог детей одной поднимать. Но я и травками, и мазями, и словом добрым его лечила и укрепляла. И вот, слава Богу, седьмой десяток вместе. А сейчас завидуют: ты, мол, в лотерею его выиграла. Да не выиграла, а полюбила…


— Я столько живу только благодаря жене, — уверен Виктор Геннадьевич. — Мало того, что прошел и ссылки, и войну, так ведь и десятки лет проработал в горячих производствах…


Они всю жизнь стараются не расставаться. Когда переезжали на самостоятельные хлеба в барачную комнату, все их имущество уместилось в… коробке из-под папирос. Трудно было, когда рождались дети, когда он учился в Нижнем Тагиле за четыре с половиной тысячи километров, чтобы получить профильное — металлургическое — образование, когда был мастером в литейном цехе и в мартеновском…


Нелегко дался им и переезд в Липецк, куда переманил их тогдашний руководитель конверторного цеха НЛМЗ Серафим Колпаков, ставший впоследствии директором комбината, а потом и министром черной металлургии СССР. А в 1965 году он искал специалистов для цеха — и нашел.


Христолюбовы тогда оставили трехкомнатную квартиру со всеми удобствами в Забайкалье и переселились во времянку в Липецке. Виктор Геннадьевич работал бригадиром электриков в конверторном цехе, мастером, а потом старшим электриком в литейном цехе. Они получили квартиру, построили дачу, вырастили двоих детей. Он даже стал основателем металлургической династии: сегодня и сын, и внук работают на 7-й домне.


А они с женой продолжают быть всем опорой и надеждой: до сих пор трудятся на садово-огородных участках, потому что жалеют более молодых, но занятых и прибаливающих близких. Они прожили простую, полную обычных трудов жизнь, но не растеряли чувств и возвышенности своих отношений. Она красива и ухожена, он галантен и обходителен, пишет стихи:


Промчалась юность без следа,


За ней — и зрелые года,


Подкралась старость.


Не каждая мечта сбылась,


Прошли романтика и страсть —


Любовь осталась.Они предпочитают всегда быть рядом. И смотрят друг на друга так, словно не насмотрелись. Странно слышать, когда кто-либо говорит, что любви нет…

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Среда, 23 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +28 C°  Ночь: +10C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Спартакиада в честь героев

Иван Афанасов
// Общество

Чтобы новоселье состоялось

Нина Вострикова
// Власть

С боями по волнам Истории

Сергей Малюков
// Общество
Даты
Популярные темы 

Кооперативный рассвет (ФОТО)

Ольга Головина // Экономика

«Мы всегда одни из первых на выставке...»

Александр Хаустов // Сельское хозяйство

Приехал и поел! (ФОТО)

Мария Завалипина // Общество

А осенью поедем с ветерком…

Николай Рощупкин // Общество



  Вверх