lpgzt.ru - Юрфак Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
16 июня 2012г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Юрфак 

Осадочный период

16.06.2012 "Липецкая газета".
// Юрфак

Хроника одного банкротства. Судьбу Добринского сахарного завода решают служители Фемиды. С материалами арбитражных процессов познакомился Вячеслав Искорнев


Много загадочного в мире большого бизнеса. Как вам, например, такой факт. Некое иностранное общество с ограниченной ответственностью, название которого переводится на русский язык как «Торговый орел», закупило оборудования для переработки сахарной свеклы на сотни миллионов рублей у одной фирмы и…тут же перепродало другой. Какую цель оно преследовало, совершая столь скоропалительно сделку?



Это лишь один из эпизодов целой серии арбитражных дел, в ходе рассмотрения которых решается судьба крупнейшего предприятия свеклоперерабатывающей промышленности — ОАО «Добринский сахарный завод», оказавшегося на грани банкротства.


Еще недавно представить такое было невозможно. Обладатель контрольного пакета акций — российско-французская фирма «Сюкден» — переоснастил завод на современный лад. Производительность переработки сырья — самая высокая в области. Качество сахара — лучшее в России. И вдруг — угроза несостоятельности.


Кое-кто утверждает, что налицо попытка рейдерского захвата предприятия, представляющего лакомый кусок для воротил большого бизнеса. Другие возражают, что рейдерством тут и не пахнет, а сложная ситуация, в которой оказался завод, — это последствия попытки незаконным путем приобрести технологическое оборудование. Определить истину призваны были арбитражные судьи. Главная проблема для них заключается в том, что выводы порой приходится делать на основании косвенных доказательств. Но такой уж трудный хлеб у служителей Фемиды.


Предоставим возможность читателю самому об этом судить, ознакомив его с материалами арбитражных дел. Развитие событий на начальном этапе тяжб подробно отражено в Постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 8 сентября 2008 года.


В свое время руководство государства, планируя скачок в производстве сладкой продукции, особую ставку сделало на Ставрополье. 14 марта 1993 года Правительство РФ принимает Постановление № 215 «О развитии производства сахара в Ставропольском крае», и туда потоком поступает техника. Часть ее выделяют для решения поставленной задачи ставропольскому открытому акционерному обществу «Сахарный завод». Однако его руководство, решив, что ключи к сахарному изобилию — в Москве, создает там ООО «Новая сахарная компания» и вносит в уставной капитал общества все полученное по правительственной программе оборудование на сумму 554 миллиона рублей. Превратившись в уставной капитал, техника продолжала по договору хранения находиться на прежнем месте.


Стратеги сельского хозяйства ждут, когда оборудование заработает, а оно пылится на складах учредителя «Новой сахарной компании». Лежит там не месяц и не два, а до 2005 года. Это информация для размышления о том, как у нас порой используется государственная помощь.


Но вот в судьбе оборудования, казалось бы, намечается счастливый поворот. Между генеральным директором ООО «Новая сахарная компания» Х. и неким ООО «Лайт» заключается 7 марта 2005 года договор купли-продажи полученного по правительственной программе оборудования. Может быть, это и есть собственник, который позаботится о скорейшем пуске техники в работу?


Но фирма, название которой переводится с английского как «Свет», не высветив своих намерений, спустя год перепродает оборудование ООО «Форос». И тут на сцене стремительно появляется и столь же стремительно исчезает уже знакомый нам «Торговый орел» (так переводится с английского название фирмы ООО «Игл-Трейдинг»). 3 марта 2006 года это общество с ограниченной ответственностью покупает оборудование у «Фороса» и в тот же день... перепродает ООО «Локи Трейд» («Удачливый торговец»). Но и у «Удачливого торговца» техника не задерживается. Последним покупателем в этот день становится ООО «СДС». А это общество с ограниченной ответственностью передает оборудование на хранение Добринскому сахарному заводу. И только после этого оно покидает территорию учредителя «Новой сахарной компании». Но перевозит со старых складов на новые его не ООО «СДС», а почему-то неизвестно откуда-то «прилетевший» «Торговый орел», то есть ООО «Игл-Трейдинг». Этот факт также будет анализироваться арбитражными судьями.


Тем временем события в ООО «Новая сахарная компания» развиваются по неожиданному сценарию. Члены этого ООО объявляют своего генерального директора Х. нелегитимным. Мировой судья судебного участка № 123 района «Кузьминский» г. Москвы соглашается с этим и 16 марта 2007 года признает договор между Х. и «Новой сахарной компанией» не заключенным. Далее эта компания оспорила совершенную нелегитимным директором сделку, сделав упор на то, что она не была одобрена общим собранием ООО. Истец потребовал изъять с Добринского сахарного завода и вернуть полученное по правительственной программе оборудование.


Дискуссии в инстанциях арбитражных судов были острыми. Представители Добринского сахарного завода ссылались на то, что устав «Новой сахарной компании» не содержал в 2005 году положения о необходимости одобрения крупных сделок участниками общества. Следовательно, Добринский сахарный завод должен быть признан добросовестным приобретателем. Оппоненты возражали: есть положение Федерального закона РФ «Об обществах с ограниченной ответственностью», согласно которому все крупные сделки должны приниматься только общим собранием участников общества.


Ситуация сложилась неординарная. Как быть, если устав ООО гласит одно, Федеральный закон — другое? Ведь устав — документ серьезный. И проверяют его соответствие закону также люди серьезные. Если они что-то просмотрели, то почему за их ошибки должен расплачиваться кто-то другой?


Трудно сказать, в какую сторону склонилась бы чаша весов правосудия, не будь той странной особенности торговых сделок, о которой мы уже упоминали. В Постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа при обосновании того, почему Добринский сахарный завод не может считаться добросовестным приобретателем оборудования, отмечалось, что сделки по его купле-продаже между «Форосом» и «Игл-Трейдинг», между «Игл-Трейдинг» и «Локи-Трейд», между «Локи-Трейд» и ООО «СДС» были совершены в один и тот же день — 3 марта 2006 года. То есть судьи поверили в использование схемы, согласно которой недобросовестный приобретатель оборудования перепродает его добросовестному, тот — следующему добросовестному приобретателю с целью затруднить изъятие имущества через суд.


Правда, у ответчиков оставался еще один аргумент. Если ООО «СДС» и Добринский сахарный завод входят в общую структуру предприятий, созданную российско-французской фирмой «Сюкден», то «Торговый орел» и «Удачливый торговец» тесными партнерскими отношениями с этой структурой не связаны. Образно говоря, случайные знакомые, не более. Следовательно, действовать по сговору не могли. Однако и этот аргумент был отвергнут служителями Фемиды, из внимания которых не ускользнуло, что не последний покупатель оборудования вывез его на склады Добринского сахарного завода, а ООО «Игл-Трейдинг». Какие еще нужны доказательства существования партнерских отношений? Загадочный полет «Торгового орла» и стал той каплей, которая склонила чашу весов правосудия в сторону вынесения вердикта в пользу «Новой сахарной компании». Федеральный арбитражный суд Московского округа решения арбитражных судов первой и апелляционной инстанции оставил в силе.


Однако судебные приставы-исполнители не смогли изъять с Добринского сахарного завода оборудование. Выполнить судебное решение, по их словам, не позволила ограниченность предоставленных в их распоряжение технических данных, а также отсутствие соответствующей маркировки на агрегатах.


«Новая сахарная компания» обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с исковым заявлением, в котором попросила изменить порядок выполнения судебного решения, заменить изъятие оборудования выплатой его стоимости. Выиграла процесс. И… уступила право требования долга компании «Эндорсиа Лимитед». Видимо, предпочла синицу в руках журавлю в облаках, предоставив арену судебных сражений профессионалу-тяжеловесу.


Многие ожидали, что после названной рокировки последует попытка обанкротить должника, а тот начнет упираться всеми силами. Но Добринский сахзавод делает неожиданный ход. 30 декабря 2010 года он сам обратился в Арбитражный суд Липецкой области с заявлением о признании его банкротом, и 29 апреля 2011 года была введена процедура наблюдения. Многие были в недоумении. При доходах сахарного завода, казалось бы, выплатить стоимость оборудования — задача вполне посильная. Однако тем временем в Арбитражный суд Липецкой области одно за другим стали поступать исковые требования от ООО «СДС», ООО «СДИ», акционерного общества «Сюкр э Данре», ООО «Усмань», других кредиторов о включении и их требований о возвращении долгов в реестр. Общая сумма требований приблизилась к двум миллиардам рублей.


Представитель «Эндорсиа Лимитед» против этого яростно возражал, попытавшись убедить суд, что кредиторами осуществляется хитрая схема ухода от немедленного погашения долга в полном объеме. Просил обратить внимание, что долги новоявленным кредиторам образовались за очень короткий промежуток времени, что ООО «СДС» и остальные перечисленные вместе с ним фирмы тесно связаны между собой. Разве это не подтверждение хитроумного замысла? Чтобы был понятен характер опасений компании, представьте семью, глава которой задолжал соседу изрядную сумму, а выплачивать ее в полном объеме не хочет. Все члены семьи дружно объявляют себя его кредиторами и предъявляют свои претензии к должнику. В случае распродажи имущества сосед банкрота может рассчитывать лишь на малую часть той суммы, которую он должен был получить. Остальное достанется членам семейства. Более того, они, обладая правом голоса на собрании кредиторов, могут предложить мировое соглашение на условиях рассрочки погашения долга на очень длительный срок. В этом случае сосед должника вообще останется со своим интересом.


Подозрения компании «Эндорсиа Лимитед» подтвердились. События развивались именно по той схеме, которую она предположила и реализации которой упорно сопротивлялась. 31 августа состоялось общее собрание кредиторов Добринского сахарного завода, и 6 сентября 2011 года в Арбитражный суд Липецкой области поступило заявление об утверждении принятого этим собранием мирового соглашения, согласно которому долги реструктуризируются и выплата их растягивается на 20 лет.


Но противник не дремал. Параллельно с упомянутыми арбитражными баталиями проходили и другие. Дело в том, что на арену вновь вышло ООО «Новая сахарная компания», потребовав и ее признать кредитором с правом голоса на общем собрании по утверждению мирового соглашения. Казалось бы, намерения явно нереальные. Ведь «Новая сахарная компания» уступила право требования долга компании «Эндорсиа Лимитед». Но сделав это, московское общество с ограниченной ответственностью заявило, что у него есть и другая денежная претензия к Добринскому сахарному заводу. Якобы то оборудование, которое незаконным путем было перевезено на добринские склады, могло приносить прибыль «Новой сахарной компании». Счет она предъявила аж на 7 миллиардов 445 миллионов рублей.


Арбитражный суд Липецкой области в удовлетворении данного заявления отказал, поскольку возможность получения названной прибыли истец не доказал. Это вполне логично. Оборудование не принесло ни копейки дохода за тот период, когда числилось уставным капиталом ООО «Новая сахарная компания», так как все эти годы лежало на складах мертвым грузом. Где доказательства, что оно заработало бы, если бы не было вывезено на Добринский сахарный завод?


Но «Новая сахарная компания» обратилась с жалобой в расположенный в Воронеже 9-й апелляционный суд и… выиграла процесс. Суд пришел к выводу, что не будь оборудование вывезено, доход «Новая сахарная компания» все же могла получить. Правда, не 7 миллиардов 445 миллионов, а 2 миллиарда 180 с лишним миллионов рублей. Заявителя жалобы и эта сумма вполне устраивала. Ведь он получал право голоса на общем собрании кредиторов, а так как вес этого голоса пропорционален размеру заявленного к истребованию долга, то «Новая сахарная компания» со своими включенными в реестр требованиями миллиардов вполне способна заблокировать мировое соглашение.


Ответчик, естественно, возражал на процессе против признания доводов жалобы законными. Но суд подсчитал, что если прибыль Добринского сахарного завода после вывоза оборудования «Новой сахарной компании» возросла, то эти два факта взаимосвязаны между собой. Утверждения, что взаимо­связи на самом деле нет и что обеспечила рост доходов модернизация цехов за счет установки совсем другого, более современного, оборудования, были отвергнуты.


Но затянувшийся судебный марафон еще не финишировал. Решающее арбитражное сражение впереди. Добринский сахарный завод обратился с кассационной жалобой в Федеральный арбитражный суд Центрального округа. Рассмотрение ее назначено на июль. Арбитражное производство об утверждении мирового соглашения пока приостановлено.


Однако первый вывод из судебных баталий можно сделать уже сейчас. Чтобы удержать свой кусок пирога, бизнесмен должен обладать железной хваткой. Ведь желающих заполучить этот кусок более чем достаточно.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Четверг, 24 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +22 C°  Ночь: +10C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 
Даты
Популярные темы 

Кооперативный рассвет (ФОТО)

Ольга Головина // Экономика

Приехал и поел! (ФОТО)

Мария Завалипина // Общество

«Луч солнца» – символ Липецка

Евгения Ионова // История

Животноводы бьют рекорды

// Сельское хозяйство

Дорога по России начинается с Чаплыгина

Евгения Ионова // Культура

На чемпионской высоте (ФОТО)

Мария Завалипина // Общество



  Вверх