lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
2 мая 2012г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Культура 

Из рода Васильевых. В поисках Надежды

(Начало в №10 от 25.03.2012)
02.05.2012 "ЛГ:итоги недели". Александра Галинская
// Культура
Церковь Рождества Христова и Николая Чудотворца (Флоренция). http://simvol-veri.ru/xp/russkiie-xram-na-chujbine.shkatulki-tretego-rima-italiya
Церковь Рождества Христова и Николая Чудотворца (Флоренция). http://simvol-veri.ru/xp/russkiie-xram-na-chujbine.shkatulki-tretego-rima-italiya
Протоиерей Владимир Иванович Левицкий – настоятель храма во имя Рождества Христова и Св. Николая во Флоренции (Италия). Фото 1890-х годов. Создание и дизайн www.genrogge.ru © Вадим РоггеИван Владимирович Левицкий, сын Надежды Иосифовны Васильевой. Умер в 1902 году. Фото из архива ЛевицкихНадежда Иосифовна в Гатчине приблизительно в 90-х годах ХIХ века. Фото из архива ЛевицкихОксана Кириллова работает начальником отдела подписки в журнале «Сити-менеджер» (Екатеринбург)Ирина Брезгина на ступенях храма Рождества Христова во Флоренции в июле 2011 года. Ирина Владимировна окончила библиотечный факультет Ленинградского института культуры. Сейчас живет в Санкт-Петербурге, работает заведующей книжным магазином

Принимаясь за поиск сведений о второй дочери протоиерея Иосифа Васильева Надежде, мы догадывались, что они вновь будут косвенными. Образ русской женщины, рождённой и воспитанной в Париже, пока что скрыт за яркой личностью её мужа, Владимира Ивановича Левицкого.


Батюшка флорентийский


Вот что рассказывает о нём петербургский историк Михаил Талалай, который вот уже 18 лет живёт в Италии. Он пишет книги и статьи, посвящённые, в том числе, и храмам, которые воздвигали русские люди за рубежом. Вот краткие выдержки из них.


«…В 1878 году в Тоскану из Ниццы перевели молодого и деятельного отца Владимира Левицкого. Именно он смог убедить членов аристократической русской колонии во Флоренции и императорское посольство в Риме в необходимости строительства православного храма, который и стал первым русским церковным строением на территории Италии.


Стремясь привлечь к делу внимание высоких лиц, отец Владимир сумел придать ему должную историческую перспективу. В письмах в разные церковные и государственные инстанции священник писал о Флоренции как о месте, где была заключена знаменитая Уния с папой Римским (1439) и где православные представители подписали соглашение об объединении с католиками. Таким образом, постройке храма в столице Тосканы он придавал преимущественно не практический, а символический смысл: «Благолепный русский храм был бы наилучшим искуплением невольного греха, претерплённого в этом городе».


Отец Владимир оставил подробный «Журнал строительства храма». Изучение его дало уникальную возможность реконструировать все перипетии строительства русской церкви на берегах Арно. Отец Левицкий подробно документировал рождение церковной инициативы и её реализацию. Книга для сбора средств, что считалось официальным шагом в деле храмостроительства, была прислана о. Левицкому из Петербургской Духовной Консистории в 1880 году, то есть спустя два года после его назначения в Тоскану. Это, несомненно, стало его крупным успехом. В числе первых жертвователей в книге стоят имена Великих князей Сергея и Павла Александровичей (по тысяче лир), русских флорентийцев А. Зубова и Е. Демидовой, княгини Сан-Донато. Церковное начинание тем самым изначально приобрело аристократическую окраску.


Огромное внимание иерей уделил архитектурному проекту – ведь речь в действительности шла о первом русском церковном здании на территории Италии. Сначала священник повёл переговоры с местными зодчими, но все они закончились бесплодно. И он решил поручить заказ Михаилу Тимофеевичу Преображенскому. За первооснову было принято московско-ярославское зодчество XVII века. По древнему православному обычаю храм сориентировали с запада на восток (с небольшим отклонением).


Но от проекта до осуществления замысла отцу Владимиру пришлось преодолеть множество препятствий. Лишь 11июня (29 мая ст. ст.) 1899 года работы начались «формальным и официальным образом», в присутствии посла Нелидова и с соответствующим молебствием и крестным ходом. А «окропление по всей окружности будущей церкви совершено было не только святою водою, но и слезами». 28 (12) октября 1899-го, когда уже возвели части нижних сводов, был торжественно произведён чин основания церкви.


На сводах был водружен шатёр, украшенный флагами российскими, итальянскими, греческими, румынскими и черногорскими – по формуле «Россия и Италия плюс православные страны». Для росписи храма о. Левицкий пригласил группу художников из Петербурга, скомплектованную по рекомендации Преображенского. В убранстве приняли участие и местные художники – Ф. Рейман, русского происхождения, и Дж. Лолли, флорентиец.


Работы затянулись, и нижнюю церковь освятили лишь 21 (8) октября 1902 года – намного позже, чем предполагалось. Чин освящения прошел 26 октября ст. ст. 1903-го очень торжественно. Перед флорентийцами в итоге предстал невиданный прежде в Италии, великолепно исполненный памятник русского искусства.


Долгое время храм носил почётный титул «посольского». Такой статус, помимо престижа, давал и практические преимущества: причт, например, избегал итальянского налогообложения. Однако в январе 1911-го по представлению римского посла новый министр иностранных дел С. Сазонов испросил «Высочайшего повеления о переименовании флорентийской церкви из «Посольской» в «Русскую Православную».


С Первой мировой войной для флорентийской церкви начался период тяжёлых испытаний. Во время войны община осуществляла патриотический долг, что облегчалось военным союзом Италии и России. Она занималась благотворительностью, собирала средства в пользу армии и раненых, помогала военнопленным в Австрии и интернированным на территории Швейцарии. При поддержке прихода во Флоренции действовал Русский благотворительный комитет. Сразу после революции 1917-го церковь, по примеру римской, объявила о полном отделении от дипломатических структур и сформировала автономную общину.


Флорентийский храм до сих пор является предметом законной гордости флорентийцев. Многолетние усилия о. Левицкого не пропали втуне. В настоящее время храм в честь Рождества Христова и во имя св. Николая Чудотворца входит в состав Архиепископии православных русских церквей в Западной Европе».



«Зов предков» Оксаны Кирилловой


Вряд ли мы погрешим против истины, если предположим, что обо всех перипетиях строительства храма знала и жена Левицкого Надежда Иосифовна. Кстати, во Флоренцию супруги прибыли, уже обременённые детьми.


В поисках сведений о семье русского священника мы оказались на интернет-странице Оксаны Владимировны Кирилловой. Вот что писала она в живом журнале.


«15 августа 2011 года. В течение последних лет десяти во мне зрело желание «раскопать» генеалогию семьи, но всё время что-то мешало приняться за дело. Смущало и то, что информация даже о дедушке была весьма скудная. Наконец обсудила этот вопрос с сестрой. И желание превратилось в навязчивую идею. Собрали все известные нам факты вместе. Итак, мой дед Андрей Иванович Левицкий родился в Давосе в 1902 году. До девяти лет со своей матерью, Зинаидой Андреевной, жил у родственников во Флоренции, затем переехал в Петербург. В принципе – всё. Спросить не у кого. Дед, бабушка и дедовы двоюродные сестры уже умерли. Мама и её сестра тоже ничего не знают: в семье тема рода, большинство представителей которого были церковными служителями, не обсуждалась.


С чего начинать? С Яндекса, конечно! Без особенной надежды на успех ввожу в поисковую строку «Левицкий священник». И вдруг натыкаюсь на ссылку: Левицкий Владимир Иванович, протоиерей флорентийский. Открываю. На фотографии изображён высокий мужчина с бородой, в рясе, с ребёнком на руках... и с лицом моего деда!!! Так вот кто был моим прапрадедом. Стала читать все статьи, где упоминался Владимир Иванович. Узнала, что родился он в семье священника в белорусском селе Сехновичи, имении бунтаря Костюшки. Был одним из лучших учеников Литовской семинарии и Санкт-Петербургской Духовной академии. После её окончания получил назначение в Ниццу, а затем во Флоренцию. Его супруга, Надежда Осиповна, была дочерью парижского протоиерея Осипа (Иосифа) Васильева. Это о нём писал Валентин Пикуль в повести «Как трава в поле»…


16 августа 2011 года. Дело сдвинулось с мёртвой точки. Каждая новая информация о моих родственниках интереснее предыдущей. В одной из статей в Интернете встретилось упоминание о внучке Владимира Ивановича Левицкого, двоюродной сестре моего деда, Нине Андриановне Харкевич. Она жила во Флоренции и была талантливым врачом, художником и поэтом. В 60-х годах прошлого века эта удивительная женщина нашла своего брата в СССР, приехала к нему в гости в надежде уже никогда не терять связи с ним и его семьёй. Но дед, как бывший арестант, был «на мушке» у органов. После отъезда «иностранной гостьи» ему пришлось отвечать на вопросы. Связь прервалась.


Из того же Интернета узнала, что единственный человек, который мог бы мне помочь, – приёмная дочь Нины Андриановны (Галина Сергеевна Дозмарова-Харкевич). Как только я не пыталась разыскать её! Но однажды просто открыла поиск скайпа и ввела латинскими буквами известные мне имя и фамилию. Чудо произошло! Семидесятипятилетняя жительница Флоренции, оказывается, активно пользуется этим достижением цивилизации! Сначала ко мне было очень настороженное отношение, но потом лёд растаял. Информация о Левицких стала накапливаться. Чем больше погружаюсь в историю семьи, тем больше она мною овладевает. Иногда ловлю себя на том, что «разговариваю» со своими предками. И они дают ответы на самые не разрешимые доселе вопросы».


Удивительным образом в недрах Интернета удалось и мне отыскать номер мобильного телефона Оксаны Кирилловой, жительницы Екатеринбурга. На звонки долго не отвечала, пока я не догадалась отправить сообщение: «Занимаюсь поиском рода Васильевых. Согласны помочь?» И практически сразу – «Да!». Реакция на отправленные материалы, опубликованные в нашем журнале, тоже поступила мгновенно.


«Как замечательно, что есть люди, не безразличные к истории нашей страны и, как оказалось, нашей семьи! В материалах, что вы мне прислали, очень много новой для нас информации. Мы совсем мало знали про отца и братьев отца Иосифа. А я хочу поделиться результатами своих поисков. В частности, кое-что удалось узнать и о судьбе Надежды Осиповны.


О некоторых фактах её семейной жизни знаю «из первых уст» – из «Хронологии летних пребываний», писанной рукой Владимира Ивановича. Эта тетрадь хранилась во Флоренции, в доме Галины Сергеевны Дозмаровой-Харкевич. Прошлым летом она нам подарила этот раритет».



«Хронология летних пребываний»


Хронология предполагает краткость. Но за нею сквозят: чадолюбие, радость от рождения деток, печаль от их болезней и горе потерь своих кровинушек.


«1868 – в Ницце, в церковном доме, 19/31 июля родился Сережа…


1870 – в церковном доме, 15/27 июля родилась Саша…


1871 год. В конце мая – морем в Геную, потом в Вену, Варшаву, Брест (обокрадены на станции жидами), Сехновичи. Июль и август – в Гатчине. Сентябрь – в Сехновичах. По возвращении в Ниццу 12/25 октября умерла Саша… Заболела возвратным тифом, с двухсторонним расстройством лёгких, мама (Надежда Осиповна – прим. Оксаны Кирилловой).


1872 – начало лета в Cannes, потом в Шварцвальде в Rippoldsau, по ошибочному указанию д-ра Реберга. Потом по совету в Гейдельберге Фридрейха – в Интерлакен, куда приезжал из Карлсбада Иосиф Васильевич повидать больную маму (Н.О.), Сережу и 5-месячного Ваню (наш прадед – прим. Оксаны Кирилловой).


1874 – опять в St. Dalmas, Анюте 5 месяцев, Ваня болел поносами, Сережа упал в речку.


1875 – в январе сильнейшая скарлатина у Сережи и Вани, летом в St Martin, Casa Borelli.


1876 – по случаю ревматизмов Сережи в Aix les Bains, за сим в St Martin у Бунэн, где 15 июля род. Илюша, а 19-го умер…»


В 1878 году Левицкий подаёт прошение о переводе его во Флоренцию. Здесь он в течение 45 лет строил храм, служил, воспитывал детей и духовных чад. Здесь и похоронен. Наверняка со временем наш совместный поиск приведёт к тому, что мы узнаем новые подробности пребывания этой замечательной семьи на итальянской земле.


Пока же о детях Владимира Ивановича и Надежды Иосифовны Оксана Кириллова сообщила следующее. «Из пятерых только дочь Анна дожила до старости, Сергий, по болезни освобождённый от рекрутского набора, служивший при церкви в должности псаломщика, скончался 27 лет от роду.


«Светом в окошке» оставался сын Иван, прошедший обучение в Литовской семинарии и Санкт-Петербургской Духовной академии. В 1896 Иван женился на дочери петербургского священника Андрея Ивановича Соколова Зинаиде и занял должность скончавшегося перед тем любимого брата Сергия. Он стал во всём помощником отцу, который рассчитывал, что сын впоследствии займёт его место настоятеля храма и будет иметь большую семью.


Но этому не суждено было сбыться. 30 октября 1899 года скончалась полуторагодовалая дочь Ивана, а затем и сам он, простудившись во время службы «на выезде», «захворал горлом». В январе 1902 года Иван вместе с беременной супругой уезжает на лечение в Давос. Ослабленный болезнью, он 22 мая порадовался рождению сына Андрея, а 11 июля скончался».



Из Давоса в Лыткарино


О том, как сложилась судьба Андрея, коротко сообщила нам Оксана Владимировна Кириллова.


«Новорождённого окружили искренней и любовной заботой со стороны всех взрослых. Старались, чтобы он не только без проблем пережил первый год, но и получил крепкое здоровье на долгие годы. По возвращении из Давоса и после похорон Ивана Зинаида Андреевна с малышом на зиму поселилась в Воломброзе, подальше от дома, где ребёнок мог заразиться туберкулёзом.


Все Левицкие были высокообразованными людьми: знали несколько языков, играли на различных музыкальных инструментах, хорошо разбирались в искусстве и литературе, знали историю. Всему этому учили и Андрея. А когда в 1913 году Владимир Иванович Левицкий был причислен к потомственному дворянству, у Андрея появилась возможность поступить в привилегированное учебное заведение, в котором учились и младшие сыновья Иосифа Васильева Сергей и Борис, – Императорское училище правоведения. Для подготовки к поступлению в училище в 1911 году Зинаида Андреевна с сыном переехала в Петербург. На сайте genrogge.ru помещена краткая биография моего деда. В Петрограде Андрей Левицкий проживал по адресу: ул. Галерная, 6. После октябрьского переворота работал воспитателем в детском доме и учился в Педагогическом институте им. Герцена.


В апреле 1925 года Левицкого арестовали по обвинению в участии в меньшивистской организации. Приговорили к тюремному заключению, затем к ссылке в Казахстан — Постановлением Особого Совещания при Коллегии ОГПУ от 12 июня 1925 года осуждён по ст.ст. 62 и 68 УК РСФСР (в редакции 1922 г.) к заключению в местах лишения свободы, подведомственных ОГПУ, сроком на 3 года.


Во время Великой Отечественной войны старший лейтенант Левицкий был переводчиком. Награждён орденом Красной Звезды и медалью «За оборону Москвы».


С 1953 года он жил в городе Лыткарино Московской области. На интернет-страничке местного музея выложена о нём вот такая информация. «Андрей Иванович Левицкий, историк по образованию, но проработавший долгое время финансистом на лыткаринском заводе оптического стекла, после ухода на пенсию посвятил всего себя увлекательному делу – краеведению. За годы работы в московских архивах, библиотеках, исторических музеях он собрал богатый материал о Лыткарино и близлежащих поселениях: Петровском, Тураево, Усадках, Мячково и других. Его рукописи содержат географические и природные данные о местности, историческую информацию о людях и их занятиях. Многие материалы имеют ссылки на архивные источники.


Андрей Иванович запомнился лыткаринцам как высокообразованный культурный человек, хорошо знавший историю и владевший несколькими иностранными языками. Многие до сих пор вспоминают седого человека, который собирал вокруг себя и взрослых, и детей, рассказывая им о давних временах и древних событиях, которыми богата история Лыткарино. Кропотливо собирал факты, изучал документы, фотографировал, записывал воспоминания жителей. Автор самиздата «История города Лыткарино». Умер 4 ноября 1978 года в Коломне».


Подробного рассказа об этом замечательном человеке и его семье мы, конечно, ждём от Оксаны Владимировны Кирилловой. В своё время она окончила среднюю школу в Коломне, Коломенский педагогический институт. Так что связи с землёй, в которой покоится внук Надежды Иосифовны и правнук Иосифа Васильева, у неё крепкие. Надеемся, что они приведут её и в наш Стрелец – прародину славного рода.



Девиц Васильевых брали замуж нарасхват


А сегодняшнюю публикацию закончим несколькими штрихами к портрету Надежды Иосифовны. Сведения о ней мы почерпнули из книги Людмилы Автономовой, пятой дочери знаменитого парижского священника «Воспоминания о жизни и деятельности протоиерея И.В. Васильева». Цифровую копию этого издания 1915 года удалось заказать в публичной библиотеке Санкт-Петербурга сестре Оксаны Кирилловой Ирине Брезгиной. За что мы ей очень благодарны.


Вот некоторые замечания Людмилы Иосифовны о своей старшей сестре.


«Мама вставала в 12 часов дня. На обязанности сестры Нади лежало, чтобы к этому часу было готово матери кофе с молоком. Надо было наблюдать, чтобы на молоке было возможно больше жирных сливок. На подносе Надя несла кофе наверх, мамаша пила его, лёжа в кровати; но беда, если было мало пенок на молоке. Наде доставалось, мамаша с ней не стеснялась, пользуясь тем, что дочь её была безответной, доброй девушкой».


«Сестра Надя была активной помощницей матери по хозяйству. Мамаша выдавала ей ежедневно на хозяйство двадцать франков, и Надя должна была каждый вечер давать отчёт в произведённых затратах. Сестре бремя хозяйства было очень тяжело, так как отпускаемой суммы было недостаточно. Ведь ежедневно садилось за стол девять человек, не считая двух слуг, а прислуга в Париже пользуется тем же столом, что и господа, да еще полагается каждой пол-литра вина ежедневно».


«Какая была тогда трудолюбивая прислуга в Париже! Большая квартира в двух этажах, двое господ да восемь человек детей и две девушки прислуги. Кухарка ведала свою большую кухню с порядочным количеством медной посуды, которая содержалась образцово, убирала столовую, коридор, залу и кабинет, в которых натирала полы, да еще должна была ко времени обеда надеть чистый, белый передник и чепчик, чтобы подавать за столом. Всё исполнялось прекрасно. Остальные верхние комнаты с частым мытьём полов убирала няня, она же и горничная. Кроме того, она нянчила и воспитывала маленьких, среди которых вечно был один новорождённый. Она штопала своей армии малышей чулки, починяла, словом, заведывала всеми детскими вещами и их обладателями. И опять-таки некоторую помощь оказывала иногда Надя, укладывая спать маленьких».


«Наше воспитание за границей сильно отличалось от русского: нас не торопились превращать в неудовлетворённых стариков, до 16 лет мы в Париже с увлечением могли играть в куклы. А это было в 1860–67 годах, когда даже девочки в Петербурге увлекались высшими вопросами, которые решали с зелёными своими кавалерами. Здесь чуть не трёхлетних младенцев тащат с собой ночью на Пасху в церковь, на соблазн и негодование взрослых, потому что полусонные ребята скверно стоят, норовят свечой поджечь стоящего впереди богомольца. Ещё печальнее видеть маленьких детей в театрах, их набивают в ложу, как сельдей в бочку; водят не только на балеты, но и в оперы, всегда с любовными сюжетами, и на драмы и пр. Всё это подвито, разодето, кокетничает с мальчиками, а у родителей от избытка радости не сходит с лица «блаженная» улыбка. Бедные большие малютки! А чего только не читают для самообразования наши подростки! Одна судебная хроника газет чего стоит!


В театры нас, девочек, не водили, только в цирк к фокусникам. Когда мы переехали в Петербург, то оказались такими наивными, чистенькими девушками, всем нравились своей невинностью среди русских развитых сверстниц. А потому мы брались замуж прямо нарасхват: ежегодно бывала свадьба которой-либо из дочерей, старше 18 лет у нас не засиживались.


В 1865 году, в декабре родители мои, взяв с собою двух старших дочерей и маленького сына, поехали в Петербург и здесь познакомились с профессором Московской духовной академии Александром Львовичем Катанским, который и посватался за мою старшую сестру, Соню. И вторая сестра, Надя, 16 лет также вернулась в Париж просватанной за студента Петербургской духовной академии Владимира Ивановича Левицкого. Жених сестры нам всем очень понравился, красивый собой и ума изрядного. Через год, вскоре по переезде в Петербург Надя вышла замуж и уехала со своим мужем-священником в Ниццу».

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Понедельник, 18 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +2 C°  Ночь: +4 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Вместо ёлки – букет

Алёна Кашура
// Общество

Партнёров выбирают

Мария Завалипина
// Общество

Красота бескорыстного служения

Наталья Сизова
// Общество

Уроки заботы

Дарья Шпакова
// Общество
Даты
Популярные темы 

Шотландский мотив

Сергей Малюков, фото автора // Общество

Секрет на миллион. Евтягины

Марина Кудаева // Общество

Этот «страшный» Дед Мороз

Елена Бредис // Общество

Чем живет «ближнее Замкадье»

Игорь Плахин // Общество

Под Ельцом вновь били Гудериана

Сергей Банных // Общество

Афиша

// Культура



  Вверх