lpgzt.ru - Юрфак Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
21 апреля 2012г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Юрфак 

Коллективное и сознательное

21.04.2012 "Липецкая газета".
// Юрфак

...Мне позвонила женщина, у которой муж работает водителем на «скорой помощи», и рассказала такую историю. «Скорая» затормозила на красный свет, перед ней стоял джип. Внезапно из джипа вышел громила, подошел к «скорой», открыл дверцу водителя и изо всех сил ударил его. Парень непроизвольно дернулся, в результате чего «скорая» чуть толкнула джип. Потом события развивались по известному сценарию: парню сообщили, что он «крупно попал», что он теперь квартиру продаст, но с владельцем джипа расплатится, а в противном случае они знают, где найти его семью. Потом я разговаривала с врачами «Скорой помощи», и они подтвердили, что такие «подставы» на дорогах случаются с ними то и дело. Но в данном случае я не об этом распространенном нынче преступлении. Муж позвонившей мне женщины так и не стал обращаться в правоохранительные органы. Он элементарно испугался за жену и дочь…


У нас сейчас много говорят о низком правосознании россиян, об отсутствии у них осознанной гражданской позиции. Дескать, россиянин, в отличие от американца, никогда не сообщит в полицию, что его подвыпивший гость сел за руль. Не оповестит налоговую службу о том, что знакомый бизнесмен укрывает налоги. С готовностью даст взятку, если она поможет решить его проблему. Так что же мы за народ такой? В чем причины того, что мы так не похожи на наших западных соседей? Об этом беседа обозревателя «Липецкой газеты» Елены Бредис с психологом, психоаналитиком Екатериной Антоновой.


— Поскольку я занимаюсь юнгианским психоанализом, то меня тут интересует прежде всего коллективная бессознательная память, которая передается из поколения в поколение. Потому что этим во многом определяется ментальность народа. Как ни крути, а чтобы ответить на поставленные вопросы, надо вернуться на много веков назад. Согласитесь, ни в одной стране рабство не существовало так долго, как у нас. А что это значит? Барин — враг, который может выпороть на конюшне, продать жену и детей, может позволить или не позволить жениться. Одновременно с этим барин и есть — власть. Можно ли себе представить, чтобы крепостные поддерживали и укрепляли такую власть в лице своего барина? Может, редкие примеры и были, но чаще случались восстания.


— Я абсолютно согласна, но как-то с трудом верится, чтобы в нас до сих пор жила бессознательная память о наших предках, которые были крепостными…




— Живет, поверьте! Но ведь на эту память продолжала наслаиваться память других поколений. Много ли у нас можно вспомнить царей-батюшек, заступников народа? Да, и Иван Грозный, и Петр Первый много сделали для развития государства, для могущества державы, но простому народу жилось от этого не только не легче, но порой и тяжелее. А возьмите девятнадцатый век, вспомните «маленького человека», который гениально был показан у раннего Достоевского, у Гоголя. Да, этим людям противостоял уже не барин-самодур, а чиновник, но обладающий по-прежнему огромной властью. Поэтому перед представителями власти у нас испокон веков сложились и страх, и недоверие к ним, и нелюбовь.


— И все-таки существовала ведь вера в доброго «царя-батюшку», на которого возлагались надежды, которому мечтали поведать о своих бедах и невзгодах в ожидании, что он восстановит справедливость…


— Но такой царь-батюшка был скорее сказочным персонажем, а рядом был барин, был чиновник, был градоначальник, и они-то как раз и являлись реальным олицетворением власти. И уж если возвращаться к истории, то последняя вера в царя рухнула, когда Николай Второй приказал стрелять по иконам и хоругвям.


— Ну да, а если ко всему этому добавить еще и репрессии тридцать седьмого года… Может, именно с тех пор мы сотрудничество с властью воспринимаем как доносительство?


— Безусловно, это тоже наложило свой отпечаток. Хотя, повторяю, корни лежат гораздо глубже.


— Но обратите внимание, в советское время такое сотрудничество с теми же правоохранительными органами было практически нормой. Можно вспомнить и народные дружины на улицах, и комсомольские патрули где-нибудь на танцах. Причем люди совершенно искренне считали это своим долгом.


— Сама по себе идея коллективизма очень органична для нашего мироустройства, поскольку напрямую связана с общинностью. Если человек ощущает себя частью государства, он будет государству помогать, будет его поддерживать, но! Только при условии, что такую же помощь и поддержку он ощущает со стороны государства. И в этом смысле девяностые годы очень сильно подорвали доверие к власти. Люди оказались предоставлены сами себе, им откровенно сказали, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Вот каждый и стал спасаться как может: кто рэкетом, кто уходом от налогов, кто незаконным бизнесом.


— Ну да, в тех условиях даже не возникало мысли упрекать людей в том, что они выживают противозаконным способом. Элементарная логика: если государство тебя бросило, ты имеешь право не соблюдать его законы. Тогда же, я думаю, сформировалось убеждение в том, что если тебя «крышуют» — это нормально…


— … вот-вот! Сильным мира сего надо платить дань, мы опять с вами уходим в глубь веков, вплоть до татаро-монгольского ига. Но смотрите, что получается: с рэкетом вроде бы покончено, а «убеждение» продолжает существовать. Только теперь оно стало распространяться на всех, от кого зависит наша судьба, наша жизнь, решение наших проблем. Для нас гораздо естественнее дать взятку, чем заявить в полицию, что ее у тебя вымогают…


— …более того, мы суем конверты даже в тех случаях, когда деньги никто не вымогает и даже не рассчитывает на их получение!


— Правильно, потому что мы часто не верим в то, что наши проблемы будут решены законным путем. Зачем вы кладете в карман врачу конверт? Чтобы успокоить свой страх, чтобы вам или вашим близким уделили больше внимания.


— Ну в таких случаях мы просто помним, что врач получает копейки.


— А откуда вы знаете, может, он и за эти копейки сделал бы все от него зависящее? Но вам, в первую очередь, от своего страха надо избавиться. Отсутствие доверия, страх, чувство нестабильности и незащищенности… Все это позволяет говорить о признаках невроза у целого народа.


— Ничего себе диагноз! Выходит, сначала надо вылечить невроз, а потом уже бороться с коррупцией?


— Доверие к государству и власти нельзя вернуть за год или даже за пять лет. Опять же, государство — это не только чиновники, налоги и полиция, оно складывается из мелочей, которые делают жизнь людей спокойной, стабильной и комфортной.


— Давайте вернемся к той истории, с которой я начала наш разговор. К сожалению, на месте этого водителя «скорой помощи» большинство поступило бы точно так же.


— А стоит ли этому удивляться? К правоохранительной системе у нас тоже доверия нет, и это не безосновательно. У меня сосед — дебошир, я недавно вызывала полицию, так она приехала только после моего третьего звонка. Заметьте, это уже после переаттестации. Опять же, сравните, как работает на Западе программа защиты свидетелей и в каком виде она существует у нас. Так многие ли согласятся идти в суд и давать показания, даже если стали свидетелями преступления? С начала девяностых у нас в обществе стало нарастать отчуждение, когда каждый сам по себе. Отсюда и позиция «зачем мне чужие проблемы?». Если я сам обеспечиваю себе спокойную и безопасную жизнь, то не вмешивайте меня в ваши «разборки».


— Ну а если еще добавить к этому исконно русскую пословицу «с сильным не борись, с богатым не судись»…


— То тогда становится понятна наша индифферентная позиция в таких делах. Водитель «скорой помощи» понимал, что с богатым владельцем джипа ему справедливости по закону не добиться, да и за семью боялся.


— Кстати, по-моему, только у нашего народа существует разделение понятий «по закону» и «по справедливости».


— Вот когда это разделение будет стерто, тогда появится доверие к правоохранительной системе. Опять же, когда наши граждане не спешат сообщать в налоговую полицию о том, что кто-то из их знакомых уходит от налогов, то дело не только в круговой поруке или отсутствии гражданской позиции. Когда государство создает все условия для вашей спокойной и обеспеченной жизни, когда вы реально чувствуете себя социально защищенным, когда вы знаете, что в случае тяжелой ситуации можете рассчитывать на помощь государства, то вам будет не все равно, в какой мере собираются налоги. Потому что из этих налогов и складываются ваши социальные гарантии. А когда я знаю, что в любом случае после полутора лет декрета буду получать сотню — другую рублей в месяц, то меня мало волнует, что мой сосед мухлюет с налогами. Особенно если у него тоже есть маленький ребенок и ему как-то надо выживать. Я скорее пойму его, чем государство.


— Но ведь начало двадцать первого века в России разительно отличается от лихих девяностых: практически ушли в прошлое долги по зарплате, в большой мере покончено с бандитизмом, правительство делает все, чтобы максимально сократить личные контакты граждан с чиновниками, дабы пресечь коррупцию. Так когда же у нас начнет меняться наше сознание, когда появится настоящая гражданская позиция?


— Когда страх и недоверие накапливаются веками, трудно рассчитывать, что такая позиция сформируется за год, другой, за пять лет. Но это произойдет само собой, если год от года люди будут жить спокойнее и благополучнее, если мы с вами будем ощущать, что государство заботится о нас все больше.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Понедельник, 18 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +3 C°  Ночь: +4 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Вместо ёлки – букет

Алёна Кашура
// Общество

Партнёров выбирают

Мария Завалипина
// Общество

Красота бескорыстного служения

Наталья Сизова
// Общество

Уроки заботы

Дарья Шпакова
// Общество
Даты
Популярные темы 

Шотландский мотив

Сергей Малюков, фото автора // Общество

Секрет на миллион. Евтягины

Марина Кудаева // Общество

Этот «страшный» Дед Мороз

Елена Бредис // Общество

Чем живет «ближнее Замкадье»

Игорь Плахин // Общество

Под Ельцом вновь били Гудериана

Сергей Банных // Общество

Афиша

// Культура



  Вверх