lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
2 апреля 2012г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Игумен Митрофан: Успеть не потерять наших детей

02.04.2012 "ЛГ:итоги недели". Евгения Ионова
// Общество
Patriarchia. ru
Patriarchia. ruosn_prav_kultury.ruPatriarchia. ru

Нужна ли современной российской школе духовная составляющая? Вопрос далеко не праздный и отнюдь не риторический.


Мы привыкли гордиться тем, что образование в советской стране было лучшим во всём мире. Нам нравилось, что именно у нас педагогика успешно совмещала в себе как образовательные, так и воспитательные функции. Наши учителя некогда были, пожалуй, одними из самых уважаемых и почитаемых людей на одной шестой части суши. А сама Школа (не важно: начальная, средняя, рабочая, высшая или специальная) в некотором роде вольно или невольно заняла место, когда-то заполненное религиозным мировоззрением (и тоже не важно: православным, католическим, иудейским, исламским или буддийским).


А потом педагогическая система, выстраданная тысячами и тысячами судеб и жизней, дала трещину. И вовсе не во времена перестройки. Раньше. Но именно в период строевого слома она проявилась наиболее явно. Всеми силами сберегая за собой образовательную функцию, школа начала стремительно терять свои воспитательные обязанности. И в этом случае тоже сработал принцип веника: сам по себе каждый прутик-функция на практике оказался очень ломким, но собранные вместе они могли бы ещё и послужить. Настало время реформировать отечественную систему образования. Дискуссии о том, насколько целесообразно вводить в школах обязательный предмет религиозного формата, велись ещё с начала нового тысячелетия, если не раньше. Но своё весомое слово в конце 2009 года сказал Президент Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев, поддержав идею преподавания основ религиозной культуры и светской этики в российских учебных заведениях. Первыми, как эксперимент, предложение главы государства у себя опробовали школы 21-го региона страны. Сейчас же новый учебный курс будет распространён по всей России.


Казалось бы, дело стоящее. Однако чем шире новшество шагает по стране, тем больше вопросов у людей возникает. Многие недовольны профессиональным уровнем педагогов, которым предстоит читать новый курс. Кто-то из родителей не готов ставить детям жёсткие познавательные рамки, избирая для изучения только основы одной из религиозных культур. Некоторым вообще кажется, что в стране, где церковь официально отделена от государства, вовсе не обязательно в светской школе говорить о религиях – для этого, мол, есть воскресные школы, медресе и так далее. Но, так или иначе, с первого сентября 2012 года ученики и родители (да, в сущности, и сами педагоги) начнут изучение нового предмета «Основы религиозных культур и светской этики».


Насколько своевременно введение этого учебного курса в школьную программу и чем мы сами можем помочь себе и своим детям? Об этом мы беседуем с давним другом нашего издания, настоятелем Древне-Успенского монастыря Липецка игуменом Митрофаном. В марте нынешнего года батюшка получил высокое назначение, или правильнее сказать – послушание: отец Митрофан стал заместителем Председателя Отдела религиозного образования и катехизации Русской Православной Церкви.



– Батюшка, надеюсь, что с новым назначением вы не уйдёте, скажем так, в церковные чиновники, а останетесь пастырем…


– Приняв священнический и тем более монашеский сан, ты уже окончательно встаёшь на особый путь. Сойти с него нельзя. Приведу пример. Святитель Антоний Воронежский однажды во сне увидел себя распятым на кресте. После пробуждения он услышал голос своего предшественника, первого Воронежского епископа святителя Митрофана, который говорил, что мы не можем сами сойти с креста – нас могут только снять с него. В церковной жизни есть свои правила: мы не можем выбирать себе послушания, назначения. А моё новое послушание – это не чиновничья работа. Это ответственное место приложения моих знаний, усилий и навыков. Господь нас ведёт своим промыслом, иногда, скажем так, на сопротивление. Вот, к примеру, в начале своего церковного пути я очень боялся послушания готовить еду на монастырской кухне. Но ведь именно так и случилось. Когда я впервые приехал на Валаам, меня благословили именно в трапезную. Я не был белоручкой: и в армии отслужил, и по дому маме помогал, так как очень рано потерял отца, но работа на кухне была для меня чем-то совершенно незнакомым. А потом в Воронеже, будучи уже в священном сане, мы разговаривали с владыкой Мефодием о послушаниях. И я сказал, что самым сложным и ответственным считаю педагогику, потому что знаю это всё на примере мамы-учителя. На это владыка мне ответил: раз ты так боишься педагогики, она скоро обязательно к тебе придёт. По его словам сегодня всё и сбывается. Я начинаю заниматься делом вроде бы и знакомым, но пока ещё неизведанным: мне многое непонятно, многое предстоит узнать, над многим поработать. При этом я остаюсь наместником Древне-Успенского монастыря в Липецке и ответственным секретарём журнала «Вестник церковной истории» (это единственное периодическое церковно-научное издание, приложение к «Православной энциклопедии»). Просто у меня появилось ещё одно новое послушание в Синодальном отделе религиозного образования.



– Тогда с кем, как не с вами, можно обсуждать введение в школьную программу комплексного учебного курса «Основы религиозных культур и светской этики». В 2009 году школам в двадцать одном регионе Российской Федерации в качестве эксперимента предложили апробировать этот курс. Результаты, как мне кажется, не должны никого удивлять: большинство родителей и детей выбрали из шести модулей основы светской этики…


– Сейчас у родителей и детей ещё есть время подумать и сделать осмысленный выбор. Никто не имеет права заставить отдать свой голос за тот или иной модуль. Конечно, Москва и Санкт-Петербург будут стоять особняком, и православный курс здесь вряд ли будет многими выбран, хотя бы потому, что это многомиллионные, многонациональные и разно­конфессио­нальные мегаполисы. В провинции, безусловно, процент выбравших основы православной (а в некоторых регионах – исламской, иудейской и буддийской) культуры будет больше. Но в этом случае нужно понимать, что основы православной культуры – это не просто христианский культурологический курс. Это основы нашей российской культуры. И в этом отношении такой выбор людей должен быть поддержан самой Церковью. Нужно понимать, что в сознании ребёнка не должно возникать некоего дуализма, когда в курсе религиозно-нравственного воспитания ему будет сказано одно, а, например, на уроках естествознания или биологии он получит знания совершенно иного порядка. В этом случае ученик может начать протестовать и, как следствие, отторгать один или несколько предметов. Помните, о чём говорит Книга Притчей: «Давайте воспитание юноше по его уровню, тогда он, даже состарившись, не отвернётся от него». Поэтому мы всегда и везде должны уважительно говорить о своей науке и об истории. А история нашей страны – это в том числе и утверждение Православия на российской земле. И тогда мы придём к объективной истине, которая может рассматривать и религиозную точку зрения, и далёкую от неё.



– Тем более что никакая теория эволюции не отрицает божественного происхождения мира…


– Конечно. А всяческие заблуждения –  это следствие той идеологии, что господствовала на протяжении семидесяти лет. Здесь уместно опереться на мировой опыт: когда вы желаете получить гражданство какой-либо из ведущих стран мира, то сдаёте несколько экзаменов, в том числе и по религиозной истории государства.



– На ваш взгляд, этот эксперимент быстро приживётся в нашей школе? Ведь социологические исследования свидетельствуют о том, что люди не спешат отдавать предпочтение религиозным предметам. В тех регионах, где курс «Основы религиозных культур и светской этики» уже включён в учебную программу, основы светской этики выбрали около сорока семи процентов родителей и учеников, основы православной культуры – почти тридцать процентов, основы мировых религиозных культур – двадцать, основы исламской культуры – более пяти процентов и основы буддийской и иудейской культуры – около одного процента. Чтобы ситуация изменилась, нам нужно ждать смены поколения?


– Здесь уместнее говорить о поколении, которое мы теряем. Ведь Церковь даёт возможность какому-то числу людей утвердиться в своём выборе. Наша страна огромна и по территории, и по количеству религиозных конфессий. Православная Церковь объединяла многих и многих наших сограждан. Но она никогда не была общностью подавляющего большинства населения. И мне кажется, главная причина того, что родители и дети делают выбор в пользу светской этики, кроется в том, что люди объективно чувствуют – пока в школе нет квалифицированных педагогов, которые могли бы преподнести историю какой-либо церкви достойно и грамотно. К сожалению, Православие – не исключение. Поэтому сейчас остро стоит вопрос о расширении временных границ модуля религиозного воспитания и образования. Не замыкать его только на четвёртом классе. Мне кажется, что со временем и это может изменить ситуацию. И если ученики старших классов станут делать осознанный выбор предметов духовно-нравственного образования, то и цифры в процентах могут измениться. Но посмот­рите, ведь школьного учителя мы готовим в вузах пять или шесть лет. А на переподготовку преподавателя «Основ религиозной культуры и светской этики» отведено несколько десятков часов…



– … Боюсь, что в таком случае повторится ситуация со школьными психологами, которые в большинстве своём – пере­ученные педагоги, и, естественно, доверие к ним, мягко скажем, не очень…


– И ещё немаловажно наличие симпатии и любви к своей новой профессии, душевного резонанса. То есть человек, преподающий основы культуры одной из конфессий, должен как минимум быть её приверженцем, то есть воцерковленным человеком.



– А не проще тогда преподавателей брать из самих церквей?


– У нас по закону церковь отделена от государства. Поэтому мы можем, говоря канцелярским языком, оказывать образовательные услуги только в рамках, например, православных гимназий, воскресных школ. Закон даже предполагает, что мы можем открывать конфессионально ориентированные институты и даже факультеты в светских учреждениях. Но не более того…



– Но ведь среди священства есть и люди, получившие светское педагогическое образование?


– Конечно, если у священнослужителя есть соответствующее образование и желание, а главное – возможности работать в школе, мало кто ему в этом может отказать. Но по нашим подсчётам это около двух с половиной процентов от общего числа священников, имеющих высшее светское образование. То есть и этим мы ситуацию никак не изменим. Да к тому же в некоторых сёлах и деревнях вообще нет школ. И куда идти священнику-педагогу, основное призвание которого служить Богу и людям, заниматься своим приходом? Конечно, с батюшек никто не снимал социального служения обществу, но священством не нужно подменять функции государства. То есть здесь нужно следовать духу соработничества.



– На ваш взгляд, введение «Основ религиозных культур и светской этики» – это ликбез или попытка приобщить детей к традиционным основам светской и духовной культуры?


– Знаете, моя бабушка девочкой училась в церковно-приходской школе. Занятия проводились зимой, когда не было полевых работ. Так вот она знала историю России, Закон Божий, русский и церковно-славянский языки, арифметику, хотя по всем официальным документам проходила как неграмотная. Так вот именно бабушка помогала мне учиться в начальной школе. И уже намного позже, когда стал священником, я иногда обращался к ней с вопросами, на которые она всегда находила ответы. Она до конца своих дней дословно цитировала Ветхий и Новый Завет. И это всё в неё вложили в той самой школе. Но сегодня не стоит давать никаких определений происходящему, остановимся на слове – эксперимент. Конечно, он рассчитан на будущее. Потому что в большинстве случаев за несколько десятков часов невозможно изменить мировоззрение человека. Можно только показать направление, в котором необходимо двигаться. Необходимо отвоевать эту пядь земли. И уже отсюда начинать движение. Если мы потеряем эту канву, за которую нам нужно держаться как за спасительный трос, то потом, возможно, будет уже поздно…


Позвольте завершить своё обращение к Вашей читательской аудитории, неравнодушной, думающей и чуткой, вечным Христовым призывом: «Не препятствуйте детям приходить ко Мне» (Мф. 19. 14), ибо в этих словах содержится обращение к родителям, педагогам, власть имущим– ко всем взрослым, желающим доброго и благого своим детям.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Пятница, 20 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: +3 C°  Ночь: +2 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Творцы гармонии искусства

Сергей Малюков, laavo7@yandex.ru
// Культура

Махали шашкой и танцевали на балу

Анастасия Карташова, kart4848@yandex.ru
// Общество

Уроки немецкого и… дружбы

Ольга Шкатова, shkatovao@list.ru
// Образование

В диалоге с депутатом Госдумы

Елена Леонидова
// Общество
Даты
Популярные темы 

Критерии успеха «политеха»

 Сергей БАННЫХ // Образование

За мир и дружбу!

Олеся ТИМОХИНА  // Общество

Удивительная память

 Олеся ТИМОХИНА      // Общество

Корона для «Мисс Творчество»

 Анна СЕРГЕЕВА // Образование

Не работа, а сказка

 Юлия СКОПИЧ // Общество



  Вверх