lpgzt.ru - Экономика Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
2 апреля 2012г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Экономика 

Инновации плюс модернизация

02.04.2012 "ЛГ:итоги недели". Юрий Бакланов, фото автора
// Экономика
Инновационный проект «Сколково», предложенный президентом Дмитрием Медведевым, очень важен для будущего страныЗдесь, в центральном офисе компании «Deutz» в Кёльне рождаются и затем реализуются инновационные идеи по созданию самых современных дизельных двигателей, газотурбинных установок, которые работают и в Липецкой областиАвтор материала на встрече с Николаем Ивановичем Рыжковым

Ускоренная модернизация экономики невозможна без инноваций, внедрения новых технологий, в том числе – зарубежных. И пока большей частью именно зарубежных.


Мы Америку догоним?


Нельзя рассчитывать на то, что российские умы вдруг да заработают на всех направлениях, во всех отраслях и немыслимым рывком догонят и перегонят развитые страны, как когда-тово времена Хрущёва пытались догнать и перегнать США по производству мо-лока.


Помню, тогда в нашей деревне пели неизвестно кем придуманную саркастическую частушку: «Мы Америку догнали по надоям молока, и по мясу бы догнали, хрен сломался у быка». Да простят мне читатели подобную вольность. Но об этой частушке приходится вспоминать, когда слушаешь теоретические рассуждения-байки о возможности совершить стратегический прорыв в технологиях и экономике всего за 10 лет. Серьёзные учёные предупреждают, что за такой период возможно разработать и испытать что-то новое, но организовать массовое производство и завоевать рынки сбыта – вряд ли. Тем более в высокотехнологичных отраслях, поскольку они уже давно развиваются в других странах, где наука и практика не стояли на месте. Поэтому инновационный проект «Сколково», предложенный президентом Дмитрием Медведевым, очень важен для будущего страны.


Правда, и здесь мы отстаём от таких развивающихся стран БРИКС, как Китай, Бразилия и Индия, где уже более десяти лет успешно работают инновационные центры недалеко от Пекина и в Бангалоре. Индия ощутила недостаток в квалифицированных кадрах и создала 15 новых федеральных университетов, пригласила обратно в страну 70 докторов наук, треть из них уже вернулись. И ставит амбициозные цели: по объёму инновационной продукции в программном обеспечении и биотехнологии обогнать ведущие государства мира.


Мы тоже, хотя и запоздало, делаем попытку встать на этот путь. Иного не дано. Но, как считают эксперты, после провозглашения задачи инновационного обновления и модернизации экономики прошло почти два года, однако ощутимых успехов так и не достигнуто. Президент Дмитрий Медведев предложил даже наказывать тех руководителей крупнейших компаний, которые не занимаются инновациями, не выделяют средства на НИОКР. Значительно увеличено финансирование на научные исследования из бюджетного кармана. По этим показателям мы вышли на одно из первых мест в мире. Сами учёные говорят, что кто-то успешно пилит бюджет без видимых успехов и достижений, а частный бизнес, если он отлажен, боится инноваций, которые требуют серьёзных инвестиций и порой, без основательной проработки запросов рынка, очень рискованны. По­этому на Западе и занимаются инвестициями в создание и производство инновационной продукции не госкапитал, как у нас, а частные венчурные фонды. По мнению известного профессора из Нью-Йорка Нуриэля Рубини, высказанного им в Давосе, «русские в большом проигрыше», он даже предлагал исключить нашу страну из БРИКС, поскольку Китай за последние годы нарастил производство на 31 процент, Индия – на 26 процентов, Бразилия – на 11 процентов. У России, как подсчитали зарубежные экономисты, за 2008–2011 годы вышел ноль прироста. Хотя они могли бы заметить, что Россия за этот период снизила, а не нарастила долги, как США и Европа, и имеет хороший финансовый потенциал для развития.


Следует признать, что 10 лет для модернизации такой огромной страны, отстающей в большинстве отраслей, – слишком малый срок для того, чтобы уверенно войти в строй инновационно развитых держав, или, как говорят российские учёные, вскочить в последний вагон уходящего поезда в самый последний момент. Заместитель директора Института математики РАН имени Стеклова Георгий Малинецкий считает, что Россия, в отличие от постиндустриального общества, пропустила четвёртый технологический уклад и, минуя пятый, в котором бурно развивались электроника, автомобилестроение, компьютерные технологии, собирается войти в шестой. Реально ли это? Возможно ли, обладая тридцатью процентами мировых природных богатств и производя всего 3 процента мирового ВВП, значительно и достаточно резко увеличить эту долю на мировом рынке? И в первую очередь за счёт наукоёмких технологий: нано- и биотехнологий. Малинецкий считает, что это очень сложно в силу трудных природно-климатических условий страны, отсутствия «локомотивных» отраслей. Вот и «Роснано», имея ограниченное количество научных разработок, вкладывает 380 миллионов долларов в американскую фармацевтику, поскольку Анатолий Чубайс отлично понимает, что в США разработки внедряются гораздо оперативнее и быстрее окупаются. Работая с зарубежными партнёрами, можно вывести ещё одну отрасль в разряд инновационных, определяющих стратегическое развитие страны. Об этом, кстати, говорил и Владимир Путин, отмечая, что когда вместо 5-6 развитых отраслей в стране будут развиваться 50-70, тогда её можно будет считать развитой державой, уже не так сильно зависящей от сырьевой базы.


Но чтобы развивать эти отрасли, нужны, грубо говоря, мозги. В США действуют, кроме всем известной «Силиконовой долины», 50 мозговых центров. В Германии только в земле Нижняя Саксония больше научных центров, занимающихся биотехнологией, чем во всей России. По объёму ВВП эта территория, будь она самостоятельным государством, могла бы занимать 18-е место в мире. Причиной тому является повышенное внимание к науке, поддержка инновационных проектов.


О состоянии прикладной науки в нашей стране более всего говорит резкое отставание разработок именно инновационного уровня. Достаточно сравнить количество патентов, полученных всеми российскими компаниями за год, с числом патентов, полученных ведущими мировыми концернами. Только японская компания «Panasonic», китайская ZTE, нидерландская «Philips» и другие мировые лидеры патентуют в несколько раз больше изобретений и новых технологий, чем вся Россия. От компаний США в этом отношении мы отстаём в сотни раз. По сравнению с СССР количество инноваций в России снизилось в 15 раз. Если в последние годы Китай увеличил количество запатентованных инноваций на 30 процентов, то Россия – на столько же снизила. Пятимся назад, вопреки заявленной в 2010 году новой стратегии модернизации.


Малое количество патентов, конечно, ещё не означает, что у российских учёных нет разработок мирового уровня. Есть, но их патентуют за границей, поскольку часть исследований учёные вели на деньги зарубежных компаний, и теперь, чтобы внедрить собственные же разработки, надо выкупать патенты у зарубежных компаний, которые вовремя подсуетились, чтобы загрузить мозги, в том числе финансами, нашей продвинутой научной элите.



Пять шагов к успеху


Надо отметить, что руководители страны, хотя и с некоторым запозданием, но всё-таки приняли очень правильное решение ответить на вызовы времени, провести, по сути, технологическую и техническую революцию в промышленности, сельском хозяйстве и других отраслях. Без этого наше отставание от развитых и даже развивающихся стран станет всё более увеличиваться. Как отметил в одной из своих статей Владимир Путин, мы имеем глобальную неконкурентоспособную экономику, поскольку производительность труда у нас в 3-4 раза ниже, чем в развитых странах. И если разрыв будет расти, а природные запасы – истощаться, страна может оказаться на задворках мировой экономики в качестве постоянно действующего сырьевого придатка. Этого ни в коем случае допускать нельзя. Именно поэтому придётся одновременно заниматься инновациями и модернизацией. Плохо, что вместо реальных дел начинается, как обычно в России, кампанейщина, нечто вроде соцсоревнования, кто больше инновационной продукции произвёл и реализовал. Причём слово «инновации» применяют порой и чиновники, и пресса, или не понимая, или искажая его смысл, выдавая за инновационную любую новую продукцию, которая появляется в том или ином регионе. Наиболее удачно сформулировали смысл инноваций зарубежные учёные Брайен Твисс и Борис Санто. Они определяют их как практическое использование идей и изобретений, которые приводят к созданию лучших по своим свойствам изделий и технологий, что может принести добавочный доход. Иными словами, это не простое перемещение технологий и изделий из одной страны или региона в другие, а новые научные идеи, которые должны пройти относительно долгий путь от испытаний, разработки и изготовления опытных образцов до серийного выпуска, если в них есть потребность на рынке и они являются конкурентоспособными.


Ещё одна ошибка журналистов, которые пишут на эту тему, – утверждение, что бизнес заинтересован в инновациях. Директор ГНУ «ГосНИИГенетика», академик Владимир Дебабов, наоборот, считает, что отлаженный бизнес боится инноваций, так как их освоение связано с определённым риском. Именно об этом писал и Владимир Путин в своей статье «Нам нужна новая экономика»: «Надо преодолеть инерцию крупного отечественного капитала, который, прямо скажем, отвык от инновационных проектов, от исследований и опытно-конструкторских работ». Именно по­этому на Западе внедрением инноваций занимается венчурный капитал: где-то риски оправдаются, а где-то нет. В России основные инвестиции в научные разработки делает не частный бизнес, а государство, что и тревожит руководителей страны. Даже в научном центре «Сколково» не отлажена система взаимодействия науки и инвестиционного бизнеса, по некоторым публикациям, уже наблюдаются примеры откатов. А ведь именно такая порочная практика частично и отбросила Россию по условиям ведения бизнеса на 120-е место в мире, которое Владимир Путин хочет изменить за несколько лет на 20-е. Хорошо бы! А то в прошлом году из России, по данным Минфина РФ, выведено за рубеж почти 85 миллиардов долларов, которые могли бы быть инвестированы в российскую экономику.


Но чтобы привлекать эти кадры и иметь потенциально конкурентные проекты для инвестиций, надо ещё учить и переучивать их. Не случайно сейчас проектирование крупных производственных кластеров поручают известным зарубежным компаниям, которые давно специализируются на этом.


На одной из международных конференций я выслушал советы президента германской семейной компании, работающей на рынке уже больше 120 лет, Ульфа Хенкеля «Пять шагов к успеху». Он на основании многолетнего опыта утверждает, что первым шагом является разработка приемлемой концепции, составление бизнес-плана и анализ рынков с учётом перспективы и деятельности конкурентов, оценка экономической эффективности проекта с учётом подходящих технологий. Вторым – оценка степени новизны предлагаемых технологий и переговоры с банками о кредитах. Третьим – выбор поставщиков оборудования и получение подробных разрешительных документов во всех инстанциях. Далее – подробный инжиниринг управления процессом и разработка концепции безопасности, приобретение оборудования, его монтаж, ввод объекта в эксплуатацию с параллельным обучением персонала. Всё вроде бы просто. Но без знания рыночной конъюнктуры, трендов развития конкурентоспособных отраслей, дополняют наши специалисты, эффективной экономики не построить. Наверное, не случайно депутаты Липецкого горсовета отклонили концепцию создания индустриального парка, поскольку авторами не отработан даже первый шаг к будущим успехам. Совершенно правильно многие учёные считают, что бюджетные деньги надо тратить только после тщательной экспертизы концепций и эффективности бизнес-проектов. А если тратить большие деньги, то надо привлекать к экспертизе и независимых специалистов из-за рубежа.



Реальных результатов пока нет


К сожалению, надо констатировать, что пока в России даже в ведущих отраслях, от эффективного функционирования которых зависит наполнение бюджета и реализация социальных программ, не хватает квалифицированных кадров (даже в энергетику для более оптимального управления фондами приглашаются зарубежные топ-менеджеры). Нефтяные компании в России добывают из скважин лишь 20 процентов нефти, тогда как в США – 40 процентов, а глубина переработки нефти у нас не превышает 65 процентов при 90 процентов в США. При самых больших объёмах добычи нефти в мире в этом году авиаперевозчики заговорили о нехватке авиационного керосина. Качество нашего топлива гораздо хуже европейского. За последние годы на различных конференциях приходилось встречаться с руководителями и ведущими специалистами «Сибур-холдинга», «Газпрома», ВНИПИнефти, ВНИИнефтепереработки. Все с возмущением говорили о несогласованности в действиях министерств и ведомств, медлительности правительственных структур и законодателей в решении насущных задач отрасли, определяющей экономику, и которые не решаются годами. Года три назад сенатор, председатель Союза промышленников России Николай Рыжков, когда мы встречались в его офисе, с горечью говорил, что на его родном «Уралмаше» когда-то каждый день производилось по одной буровой установке довольно высокого качества, с помощью которых была пробурена Кольская сверхглубокая скважина. Теперь их выпуск за год можно пересчитать по пальцам, качество упало, нефтяники предпочитают закупать буровое оборудование за рубежом. Проектированием и поставкой оборудования на НПЗ занимается крупнейшая в мире американская компания UPO. И ничего не поделаешь: Россия отстала в научных разработках даже в ведущих отраслях, не говоря уже о новых направлениях. Поэтому проблема модернизации выходит на первое место, иначе повысить производительность труда до 2020 года, как предлагает Владимир Путин, хотя бы в два раза, не получится.


Именно модернизация технологических процессов, оборудования и техники позволила российскому АПК значительно повысить производительность труда. Особенно это относится к нашей Липецкой области. Как отметил глава администрации Олег Королёв, в таких отраслях, как свекловодство, наши земледельцы уже добились европейской производительности труда и даже превысили её, если соотнести результаты труда в разных странах.


Но этот пример скорее исключение, чем правило. Когда госкорпорация «Роснано», пишет журнал «Огонёк» в статье «Запатентованный бред», стала собирать заявки на изобретения, то из двух тысяч якобы инноваций были отобраны только 120. Остальное – сплошная «нанохрень», на которую ещё и патенты выдают. На такое изобретение, как «Симптоматическое лечение заболеваний с помощью осиновой палочки в момент новолуния…», патент, наверное, можно выдать только в состоянии сильного алкогольного опьянения, или в силу полнейшей не­адекватности подписанта, или… Ну, это всем ясно. Поэтому сотрудник МГУ Олег Дрожжин и считает, что если в 90-е годы учёный большую часть своего времени думал, где взять деньги, то теперь столько же времени думает, куда их потратить. Примеров – масса. Государство стало гораздо щедрее к науке, но ещё раз надо повторить: без тщательной экспертизы научных идей разбрасываться средствами – значит не двигать вперёд, а тормозить развитие науки и инноваций. Министр экономического развития Эльвира Набиуллина считает, что в ближайшие годы России будет остро не хватать инвестиций для модернизации и инновационного рывка. Было бы кому совершать этот рывок?


Я встречался с российскими учёными в Германии и Нидерландах. Они говорили, что могли бы работать в Москве, но ведь там, чтобы получить дорогостоящий прибор, надо года три согласовывать финансирование, ходить по начальству. Здесь тебе приобретут нужный прибор за три месяца. Так зачем же упускать драгоценное время, в течение которого тебя могут обойти конкуренты? В российской науке, как и в целом в экономике, ещё велико засилье бюрократии. За постоянной политической трескотнёй, мешающей действительному делу, уже затасканными призывами к инновационному развитию порой теряется сам смысл идеи ускоренного стратегического развития страны. Очень жаль, что время летит столь быстро, а реальных достижений всё нет и нет.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Пятница, 15 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +4 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Инвестиции в хорошее настроение

Кирилл Васильев, фото автора
// Общество

Георгиевская гвардия

Юлия Мирошниченко
// Образование

Новоселья на потоке

Николай Рощупкин
// Общество

Островок надежды

Эмма Меньшикова, labarita@yandex.ru
// Здоровье
Даты
Популярные темы 

Второе дыхание

Владимир Петров // Экономика

Поговори со мною сердцем

 Елена МЕЩЕРЯКОВА // Общество

Меж прошлым и будущим нить (фото)

Евгения Ионова // Общество

Молитва священномученику Иоанну Кочурову

Светлана и Галина ШЕБАНОВЫ // История

Цепь добра

Евгения Ионова // Общество

Олимп героизма

Ольга Головина // Общество



  Вверх