lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
27 февраля 2012г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Общество 

Светлые улицы для славных людей

27.02.2012 "ЛГ:итоги недели". Александра Галинская, Александр Юшков (фото)
// Общество
У каждого дома есть место для цветников и грядокНа новых улицах – новые детские городки и новый детский садНиколай Иванович СтрельниковЕлена Яковлевна ДолгихВиктор Алексеевич и Татьяна Ивановна Симоненко

Есть в городе Усмани две улицы, на которых даже при проведении строительных и ремонтных работ никогда не отключают свет в домах. И уличные фонари в ночное время здесь тоже никогда не гаснут. Так распорядился глава района Владимир Михайлович Мазо. А соответствующие службы охотно выполняют это распоряжение. Не из-за экономических, а из-за нравственных, душевных побуждений. Потому что живут и будут жить на Рыжкова и Воздвиженской особые люди.


Дом для ветерана


Когда Президент России Дмитрий Медведев объявил о государственных субсидиях для приобретения жилья участниками Великой Отечественной войны, сомнений и недоверия в обществе было много. Не верили, что на выделяемый федеральным бюджетом миллион можно приобрести что-то приличное в городе. Опасались, что «жилищной лазейкой» воспользуются мошенники. Наученные опытом, предполагали, что взамен своего ветхого жилья получат ветераны бросовую «вторичку». Глава Усманского района, пожалуй, один из немногих этот вопрос решил с самого начала очень чётко и даже жёстко для исполнителей программы: фронтовики должны получить жильё только новое, с «иголочки». Их и так до боли мало осталось, представителей поколения победителей. Так пусть остаток жизни своей проведут в комфортных, городских условиях. Заслужили!


И началась стройка на новой усманской улице. Кстати, назвать её решили в память о бывшем руководителе завода «Литмашприбор» Рыжкове, очень много сделавшем для развития райцентра. Сегодня почти 160 участников Великой Отечественной войны уже обеспечены благоустроенным жильём в рамках государственной программы. Среди них – Николай Иванович Стрельников. Его квартира на улице Воздвиженской. Чтобы попасть в неё, нам пришлось подождать хозяина. Он был очень занят – встречался с второклассниками усманской школы № 2. Мы удивились: да что же могут понять избалованные современной сытой жизнью малыши о той войне, которая далека от них так же, как Бородинское сражение?


– А знаете, – тихо улыбнулся Николай Иванович, – очень внимательно слушали. Я ведь им не мемуары знаменитых военачальников излагал, а о себе рассказывал: как на фронт попал, как ранение получил…


Конечно, в рамки одного урока не уложить события большой жизни 85-летнего ветерана. Родился он седьмым, по вполне обычному по тем временам счёту, ребёнком в селе Грызлово Долгоруковского района. Шести лет остался без отца. Как все братья и сёстры, старался помогать маме, Ирине Егоровне. Солёный крестьянский труд познал очень рано. В колхозе за виртуальные трудодни гнул спину с 12 лет. А чуть подрос, встал в кузне за наковальню. В декабре 1941 года с другими односельчанами испытал ужас фашистского «нового порядка». Их закрыли в конюшне, которую обложили соломой. Вот сейчас подожгут… Слава Богу, что лишь запугать хотели захватчики грызловцев. Живы остались. Для того, наверное, чтобы испытать 11 декабря неимоверную радость от встречи с бойцами Красной Армии, которые освободили село от супостата, отбросив его далеко на запад.


Но до Победы было ещё ох как далеко. И мечтал Коля тоже взять оружие в руки и гнать непрошеных гостей в их логово. Еле дождался, когда исполнилось 16. Закинул за плечи тощий вещмешок, а в нагрудный карман гимнастёрки положил тетрадный листок, поданный со слезами матерью. Неловкими буквами, но старательно, с любовью выведены были на нём слова защитной молитвы «Живый в помощи Вышняго». До сих пор ветеран верит, что именно эта молитва спасла его от гибели.


Смерть, как известно, всегда рядом с солдатом на фронте. Это молодой пулемётчик Стрельников после трёхмесячного обучения понял сразу, как только попал на Первый Украинский фронт. В августе 43-го он участвовал в наступательных боях на Юго-Западном направлении. Жестокая схватка завязалась за город Дрогобыч, крупную железнодорожную станцию. Немцы всеми силами стремились сдержать натиск советских войск и нередко переходили в контрнаступление. Вот и на одну из высоток, где располагался боевой расчёт Стрельникова, обрушился мощный миномётный огонь. Под ним погиб весёлый курский паренёк Ваня Калашников, напарник Николая. Пришлось браться за гашетку самому. Лишь первый раз он растерялся на секунду, когда замолчал его пулемёт – кончилась лента боеприпасов. Он быстро зарядил вторую, третью… Резкая боль полоснула по правому плечу, а он всё строчил и строчил по ненавистному врагу. Не сразу он понял, что произошло, когда рядом разорвалась фашистская граната. Красная пелена закрыла глаза, а уши заполнил гул. Сплошной. Он так и остался в нём на всю оставшуюся жизнь. В санчасти ему перебинтовали плечо, в сортировочном эвакогоспитале ампутировали три пальца руки, через три месяца выдали справку об увольнении в запас по ранению. Но и сегодня, чтобы услышать тихий, обстоятельный ответ ветерана, вопрос ему нужно задать очень громко. Впрочем, лучше всех его ответов говорят боевые награды: медаль «За отвагу», ордена Красной Звезды и Отечественной войны II степени…


С материнской молитвой вернулся Николай Стрельников в родное село. И такая жажда жизни и созидания в нём была, что хотелось попробовать себя на многих поприщах: и рядовым колхозником был, и заместителем председателя колхоза, и учителем, и директором школы, и заведующим клубом, и председателем сельсовета. В 54-м приехал в Усмань, чтобы учиться в областной сельхозшколе. Встретил здесь хорошую девушку Надю, да так и остался на полюбившейся гостеприимной земле. Окончив заочно Тамбовский пединститут, работал воспитателем детприёмника, директором спецшколы, учителем биологии в Песковатской школе и даже мастером по выпуску расписной ложки на торфопредприятии. Пусть не удивляет читателя последнее обстоятельство его трудовой биографии. Николай Иванович Стрельников – человек творческий. Он – и часовых дел мастер, и фотограф отличный, и художник, чьи картины не раз выставлялись на различных районных и областных выставках. А картина «Отдых после боя» занесена в областной каталог, посвящённый 60-летию Великой Победы. А ещё он вот уже 25 лет поёт в хоре ветеранов Усмани.


В общем, уютную квартиру на Воздвиженской улице наш славный ветеран вполне заслужил. Как заслужила квадратные метры со всеми удобствами и Елена Яковлевна Долгих. На фронте она не была, но к участникам Великой Отечественной приравнена по праву.



Заросли, затянулись окопы


Жаль, что печатные строчки, проиллюстрированные фотоснимком, не могут передать тембр, мелодичность голоса этой, да простит она меня за такое слово, старушки. Она словно в одной тональности спела всего лишь куплет из печально длинной песни исконно русской женщины. С чем сравнить полученное впечатление? С рассказом матери главного героя из щемящего фильма Василия Шукшина «Калина красная». Во внешней отстранённости – боль и нежность, любовь и прощение. И навсегда запомнится, как она, в неизбывном белом платочке, долго махала нам вслед из окошка сухонькой рукой…


– Родилась я 86 лет назад, 21 ноября, в Михалов день. А всего нас восемь детей было. Отец с матерью – в колхозе, мы все по хозяйству помогали. А я страсть как хотела учиться. Даже в мороз в лаптях, а в школу бегала. Помню, как моя учительница мне коленки отогревала, прежде чем к урокам приступить. Одни пятёрочки у меня были. И решила я после семилетки поступать в Воронежский техникум нархозучёта. Меня туда в 40-м без экзаменов приняли. Уж как я рада была. Полгода прошло, как объявили, что обучение станет платным. А где ж денег взять, когда родители за трудодни работали. И начала я в 16 годочков в колхозе трудиться. Помню, тогда у нас табак турецкий выращивали, овощи разные, а ещё – растение такое, на горох похожее, но не стелющееся, чина называлась. И вот её-то надо было нам, девчонкам, косить. А у нас это поначалу никак не получалось. Председатель нам всё показывал, как косу держать, чтобы она носом в землю не врезалась.


Потом мне из техникума письмо пришло, приезжай, мол, обратно, с тебя платы никакой не надо, мы сами тебе стипендию платить будем. Да уж к чему было, в колхозе работала. А потом и вовсе не до учёбы стало. Война началась. И стали посылать нас в Рамонь, окопы рыть. Морозы страшные, а мы, девчонки все, в фуфаечках да лаптишках. Земля мёрзлая, бьёшь её, бьёшь, а она никак не поддаётся. Помню, командир пришёл и стал ругаться: что ж вы такие окопчики вырыли узенькие, где ж тут бойцам спрятаться. А мы-то и сами, как бомбить начали, не в окопы, а в город побежали. А там-то ужас. Людей эвакуировали, а в домах осталось всё, что нажито было. Страшно.


Было время, когда Елена Яковлевна вроде забыла, что видела во время войны. После Победы, казалось, будет только хорошее. Тем более что тут пора любви подоспела. Она, Лена Хрущёва (потом её часто спрашивали, не родственница ли первому секретарю ЦК КПСС), дружила с Мишей Долгих (тоже интересовались, не родственники ли второму секретарю ЦК КПСС). В его семье тоже восемь детей было, шестеро братьев воевали, а ему не пришлось на фронт идти. Получил в Коньколодезском техникуме профессию ветеринара. Три года учился, потом по направлению в Читинской области работал, потом в армии служил. И всё это время ждала его Лена. Поженились они в 54-м.


– И прожили мы с моим Михаилом Фёдоровичем 44 года, – мелодично констатирует Елена Яковлевна. – Всякое было. И обижал меня часто, особенно, когда с вызова приходил. Он ведь не только в колхозе работал, его и односельчане приглашали, домашнюю скотину полечить. А плата какая? Магарыч. Утром проснётся, прощения просит. А я всегда прощала. Ведь двое девочек у нас. На ноги их поставили вместе, высшее образование дали. Поэтому никак не понимаю, как это можно сегодня – разводиться. Муж ведь, родной человек. Вот он у меня 20 лет парализованным был. Тяжело приходилось, а одной-то ещё хуже. Да ещё когда такая беда случилась…


Беда и поселила Елену Яковлевну в её сегодняшнюю уютную и тёплую квартирку. Так-то ей ещё пришлось бы в числе 30 участников Великой Отечественной немного подождать вселения в новое благоустроенное жильё, да другой статус появился – погорелица.


– Я последней в селе горела, – вспоминает она. – В 11 часов 29 июля прибежала ко мне дочь. Мама, говорит, Нахаловка горит, ты смотри, из дома не выходи, а то задохнёшься. А мой-то дом в конце села, никто и не думал, что до него пожар дойдёт. Но в два часа зять на велосипеде приехал: выходи быстрее. Я выскочила, даже костыль забыла. Всё там осталось. Отвезли нас к речке. И вот я стою, смотрю, как дом мой полыхает. Страшно, жутко. Когда потом спрашивали, что хочу – новый дом в Излегоще или квартиру в Усмани, я выбрала второе. Куда же я вернусь, на пустырь? Я ведь и до этого жила одна, рядом дома уже пустовали.


Конечно, есть в сегодняшнем благоустроенном жилье и минусы. О них мягко, без надрыва рассказала, вернее, просто констатировала, Елена Яковлевна:


– Шумноваты мои соседи сверху. Ребёнок топает, это ничего. Но вот дверь в подъезде можно ведь закрывать, как это делает Василий Андреевич. Он вообще молодец, всегда вежливый, не сквернословит, нас часто веселит.


Гармонь моя…


Василий Андреевич Кобелев тоже погорелец. Нас он встретил, как и положено на Масляной неделе, – весёлыми наигрышами своей верной гармони. Да и сам был чуть навеселе, что вполне простительно в праздничные дни. Тем более ему, ветерану труда, который за свою жизнь много вложил в копилку государства.


Когда-то он, как и многие сельские жители, отчаянно стремился в город. Хотелось вставать не по солнцу, а по часам, иметь законные выходные. Устроился на Липецкий тракторный завод, пять лет работал фрезеровщиком. Но домой в Излегоще, в родительский дом всё равно тянуло. Потом служил на Урале, в городе Снежинске. Когда вернулся, одна за другой вышли замуж три его сестры. Одна в Тамбов уехала, другая – в Воронеж, третья хотя и в селе, да отдельно. Выходило, что маме теперь одной оставаться. Не мог он этого допустить. Так и вернулся и всю свою трудовую жизнь работал трактористом. С женой своей сына и дочку воспитали. Владимир и Людмила сейчас в Воронеже трудятся. Три года назад умерла супруга, и поскучнел, погрустнел ветеран.


После пожара 2010 года в школе, где разместились погорельцы, Василия Андреевича мы встретили, можно сказать, случайно. Он жил у сестры, а туда пришёл пообедать. Надо сказать, правильно сделал, потому что кормили тогда пострадавших от природной стихии отменно. Глава района лично проверял чуть ли не каждый день меню. Он вообще многое делал лично. Некоторые излегощенцы и сегодня удивляются: когда же Владимир Мазо спал в те жаркие дни. В двенадцатом часу ночи он разговаривал с погорельцами в школе, а утром следующего дня уже принимал заявления от них в сельсовете. Да и все члены его команды поступали также. Доверие к местной власти было неоспоримым.


Когда Владимир Михайлович Мазо предложил осмотреть дома, куда можно заселяться, Кобелев одним из первых ответил согласием.


– Я прикинул, – рассказывает он, – что ещё мне, пенсионеру, надо? В квартире газовая плита есть, ванна. Всего-то и надо купить телевизор да диван.


Сын Владимир помог обустроиться на новом месте. А чуть позже по линии гуманитарной помощи ему, как и каждому пострадавшему от пожара, выделили сто тысяч рублей из федерального бюджета и столько же – из областного.


Конечно, трудно предположить, что за внешней бесшабашной весёлостью скрывается в душе Василия Андреевича. Стоит только представить, что человек, много лет обживавший свой дом, принимавший в нём детей и внуков, вдруг в одночасье лишился всего. И тут надо отдать должное местной администрации. Власть не ограничилась предоставлением погорельцам положенных по закону квадратных метров. Чиновники оказались не бездушными, как принято их называть, а самыми что ни на есть душевными. Они не оставляют в покое погорельцев, постоянно их тормошат в хорошем смысле слова. Например, ровно через год после их переселения устроили замечательный праздник улицы. Ведь она должна стать главной в их судьбе. И Василий Андреевич со своей гармошкой очень органично вписался в этот праздник. Как и Клавдия Евдокимовна Кобелева, получившая первую премию по благоустройству.



Горят цветы у дома


– Я как только заселилась в новый дом, обустроилась, – рассказывает она, – начала семенами запасаться. И весной всё цветами засадила: и многолетними, и однолетними – астры всякие, петушки, тюльпаны. У дома «горело» всё. А ночью будто снег на участок выпадал – это распускал свои белые бутоны дурман, мы его «водопьяном» называем. А ещё на углу акацию посадила. Она принялась, но ещё не цвела. Я её из деревни привезла.


Надо сказать, что связь с родным Излегоще переселенцы ещё долго не потеряют. Их земельные наделы остались за ними, права собственности юридически оформлены.


– У меня там 25 соток под домом, а 25 – немножко в стороне, – рассказывает Клавдия Евдокимовна. – Там чернозём. В прошлом году с 23 грядок собрали мешков 40 картох. Тыкву отдали тем, кто помогал урожай собирать. Арбузы, помидоры, огурцы, свеклу, всё оттуда привезли. Благо было куда это ссыпать. Нам помогли погреб, сарай построить. Мы и дальше будем тот участок обрабатывать. А то поедет мимо Олег Петрович Королёв, увидит бурьян, вызовет главу администрации. А я ни того, ни другого подводить не хочу.


О руководителях области и района Клавдия Евдокимовна, как мы поняли, может бесконечно говорить и благодарить их, кланяясь в пояс. И не только нам, и не только словами. Недавно вот пошла в храм, купила свечки по 90 рублей и поставила их во здравие Владимиров (Мазо и Путина), а также Олега (губернатора Липецкой области).


– Олег Петрович – золотой человек. Мы так хорошо поговорили, когда он мне ключи от дома вручал, – рассказывает Клавдия Евдокимовна. – Я пригласила его на чай, на блины мои фирменные, и он охотно согласился. Расспросил меня обо всём. И я рассказала. Я в 37-м родилась. В войну маленькая была, а всё помню. Голод, холод, обиды. В школу в лаптях ходили. Сейчас ребёнок только родился, а ему уж ранец покупают. А мы книжки в узелке носили. Работать начала в колхозе с 16 лет. В 57-м замуж вышла и как «влезла» в доярки, так от коров и не отходила, пока на пенсию не проводили. Места не меняла, не любительница. И детям приказывала: на одном месте камень обрастает, стал на работу, трудно ли, лёгко – работай. Коров первое время было по 12, потом по 25, а потом дошли до 30. Сначала вручную доили, но и когда мехдойка началась, всё равно руки в ход пускали, чтобы побыстрее подоить и получить поболе молока. Старались друг перед другом. И муж до самой пенсии на ферме работал. Детей с ним воспитали и выучили. Дочь на почте работала, умерла в 50 лет, а сын в Воронеже, в милиции служит. Два раза в Чечню ходил, инфаркт у него был.


Про Чечню Клавдия Евдокимовна вспомнила, когда ехали они с родного пепелища дом в Усмани смотреть. Совершенно потерянная была, ведь сгорело всё, что нажито в прошлой жизни.


– Загоралась я первая в селе, жила-то возле леса. Сзади дома ещё стояли, а у меня уже баллоны газовые рвались. Страшно было. И впереди – неизвестность. А потом постепенно всё стало налаживаться. Ни в чём нужды не знали. И деньги выделяли, и гуманитарную помощь. Мебель закупать – Владимир Михайлович Мазо попросил, чтобы на фабрике нам 30-процентную скидку делали, а доставку бесплатно. А в первую зиму, как морозы начались, он лично обходы делал. Ко мне тоже стучал, да я не слышала – капусту крошила…



Волна доброты


– Это действительно так было, – подтверждает Татьяна Ивановна Симоненко. – В полвосьмого утра Владимир Михайлович к нам постучал. Я уж подумала, не случилось ли чего. А он спросил: тепло ли в доме, нормально ли котёл газовый работает, на какой отметке стоит, есть ли у него температурный запас. И так он почти все дома обошёл. Удивительный человек.


Татьяна Ивановна первая получила ключи от нового дома на улице Рыжкова. Коттедж этот изначально предназначался на продажу, но так как семья Симоненко большая (шесть человек), то и решили предоставить именно им просторные владения. Кстати, сами они в такое счастье сразу не поверили.


– Я как раз на нашем пепелище был, – вспоминает Виктор Алексеевич. – Смотрел, что может пригодиться. У нас сарайчик остался, кирпичи можно было использовать для строительства времянки. Я прикинул, что на большее нам нечего рассчитывать. Паниковать не стал, за воротник закладывать не кинулся. И на помощь государства тогда не надеялся. Когда Путин с телеэкрана заявил, что для погорельцев до зимы построят жильё, не поверил. А тут жена приходит и говорит, что нам коттедж в Усмани предлагают. Когда понял, что это действительно так, поехал на рынок туфли покупать. Я ведь выскочил из горящего дома в трико, футболке и сланцах. А тут нам сразу 13 тысяч выдали. На них и приоделись немного. А как же? Приедет губернатор ключи от дома вручать, а я буду как бомж?


Ещё больше удивились Симоненко, когда им предоставили бесплатно и газовую плиту, и холодильник, и телевизор, и шкаф для мебели. Знали бы, что по 200 тысяч рублей будут выделены на каждого члена семьи, и кровать с раскладными креслами, возможно, не стали бы покупать. А позже им помогли и гараж поставить, и сарай. Всё это действительно удивительно для людей, которые всю жизнь рассчитывали только на себя. В Киргизии сколько жили, столько пристраивали и обустраивали родительский дом Виктора Алексеевича. Потом жить в бывшей братской республике стало просто невыносимо.


– Приходишь в магазин, – рассказывает Татьяна Ивановна, – а на тебя смотрят как на пустое место. Стоишь в очереди за хлопковым маслом, а его в бидонах передают киргизам, что за спиной стоят, да так, чтобы этим маслом облить русского. Потом стали с гор спускаться на лошадях басмачи, обкуренные анашой. Ввели комендантский час. На каждом перекрёстке дежурили наши солдаты, но безопасности это не гарантировало. Жить стало невмоготу, и мы решили уехать. Денег от продажи дома хватило на дорогу до Липецка.


Волею судьбы в 1990 году Симоненко оказались в Излегоще. Устроились работать. От правления получили квартиру, в которой до этого жили, мягко говоря, неопрятные люди. Только для того чтобы вымыть пол, Татьяне Ивановне потребовалось 20 вёдер воды. А потом 20 лет они обустраивали жильё, подстраивали, ремонтировали. Наконец сделали последний штрих: вставили пластиковые окна, повесили модные шторы… И в минуты лишились всего.


Потеря материального – это одно. Трудно было убедить маму Татьяны Ивановны, пожилую парализованную женщину, инвалида детства, что их дома уже не существует. Пришлось отвезти на пепелище, чтобы ещё раз показать выжженную землю.


Ещё сложнее оказалось с маленьким Витюшкой. Он и сейчас, в шесть лет, спрашивает, где его старые игрушки и всё время боится и говорит: «А мы не загоримся, а здесь не будет пожара?» В 2010 году по приезде в Усмань Витюшку почти сразу определили в детский сад.


– Вообще мы тогда убедились, сколько на свете добрых, отзывчивых людей, – говорит Татьяна Симоненко. – Мы так всем благодарны: и правительству, и областному руководству, и главе нашего района, и тем, кто в своей помощи остался безымянным. Знаете, сколько людей приезжали к нам в школу, оставляли вещи, продукты. Мы спрашивали, кто они, откуда, а они быстро уезжали, не называя фамилии.


В прошлый новый год Татьяна Ивановна с Витей оказались в благотворительной поездке. Ехали в Санкт-Петербург на праздничную ёлку, а попали в Мариинский театр на «Щелкунчика». Восторгу не было предела. И сама Северная столица впечатлила.


– Но мы всё же сократили время экскурсий по городу, – говорит Татьяна Симоненко, – и отправились на кладбище, где похоронена Ксения Петербургская. Поставили свечи во здравие Дмитрия Медведева, Владимира Путина, Олега Королёва и Владимира Мазо.


Но не только таким способом Татьяна Симоненко старается поделиться полученной добротой с другими. В рамках благотворительной акции первого канала, которая проводится для тяжелобольных детей, она отправляет СМС со словом «Добро». И слово это эхом откликается в сердцах миллионов.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Вторник, 19 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +3 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Творчество без границ

Елена Таравкова, elena.taravkova@gmail.com
// Культура

Русские женщины

О чем мечтают они в канун Нового года
Эмма Меньшикова, labarita@yandex.ru
// Общество

Работа на доверии

Свой очередной день рождения Липецккомбанк отмечает высокими и стабильными результатами
Александр Хаустов, alekhaus_58@mail.ru
// Экономика
Даты
Популярные темы 

России – русские станки!

Игорь Сизов // Экономика

Крепить индустриальный суверенитет

Владимир Петров, Максим Ионов // Экономика

Глоток свежего воздуха

Максим Ионов // Общество

Плюс три миллиарда рублей

Сергей Кибальниченко, Лариса Пустовалова // Власть

На родной земле

Анастасия Карташова, kart4848@yandex.ru // Власть

Комфортная среда своими руками

Ольга Шкатова, shkatovao@list.ru // Общество



  Вверх