lpgzt.ru - Персона Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
20 февраля 2012г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Персона 

Настоящий

20.02.2012 "ЛГ:итоги недели". Роман Хомутский
// Персона
Беспроигрышный ход – появление на сцене самого Безрукова с гармошкой и залихватской частушкой. Фото с официального сайта Сергея Безрукова

Сергей Безруков – в России, наверное, один из самых популярных актёров нынешнего дня. И в представлениях он, очевидно, не нуждается. Но один факт его биографии вряд ли широко известен. Слышали ли вы, что при рождении будущую «звезду» нарекли в честь поэта Сергея Есенина?


По признанию Безрукова в одном из интервью, в его семье фигура лирика, воспевшего рязанские поля и злачные московские питейные, – это часть фамильной религии, передающейся от отца к сыну. Ведь именно отец Сергея Безрукова Виталий Сергеевич был первым, кто сыграл роль Есенина в кино. А спустя тридцать лет на экране появился Есенин уже в исполнении сына – тёзки поэта.


Знаете, Сергей Безруков настолько убедителен в образе Есенина, чьи судьба и творчество стали основой для спектакля «Хулиган. Исповедь», что сидя в зале, ты иногда просто забываешь: на сцене актёр, а не тот, кого он играет. Причём о жившем в начале прошлого века поэте сохранились весьма неупорядоченные воспоминания, и о том, каким именно был Есенин на самом деле, никто с уверенностью утверждать сегодня бы не решился. Поэтому поневоле доверяешься темпераменту артиста, который с шёпота внезапно переходит на крик или с разудалой частушки вдруг падает в галлюцинаторный мрак.


Постановку «Хулиган. Исповедь», где режиссёр и исполнитель главной роли – народный артист России Сергей Безруков, совсем недавно привозили в академический театр драмы имени Толстого. Об этой антрепризе я не знал ровным счётом ничего, хотя премьера, как выяснилось, состоялась ещё в 2009 году. Откровенно говоря, за карьерой актёра я не следил, хотя его настойчивого мелькания на телеэкране и афишах кинотеатров не заметит разве только слепой. Естественно, какие-то отдельные вещи доводилось смотреть. Но то ли «формат» не мой – стоит признать, что Безрукову с его внешними данными открыт путь, скорее, к женским сердцам, – то ли настолько «неизгладимое» впечатление произвела на меня прославившая актёра роль бандита в телесериале «Бригада», – одним словом, как-то не лежала у меня к нему душа. Опять же, скепсис вызывал и набор ролей, на которые брали Сергея: то «благородный гангстер», то милиционер, а то чередой идут святые великомученики да венценосные столпы нашей культуры и литературы. И Пушкина сыграл Безруков, и Есенина, и Иешуа Га-Ноцри в телефильме «Мастер и Маргарита». А уж про все те слухи, которые ходили вокруг фильма «Высоцкий. Спасибо, что живой» и анонимности экранного прототипа Владимира Семёновича, я вообще промолчу. Кроме того, замечу: картина, на мой взгляд, крепкая, сильная, давно ничего подобного от российских кинопроизводителей видеть не приходилось. На премьеру «Высоцкого» я отправился в компании шестерых товарищей, и мнение после просмотра было вынесено единогласное – Безруков. Однако сам Сергей отмалчивается, отказываясь давать комментарии, не будем спекулировать на популярной теме и мы…


Вернёмся к есенинскому спектаклю. Поделюсь прежде одним своим наблюдением. Я давно заметил, что популярного актёра кино, в особенности, если испытываешь к нему двойственные чувства, очень хорошо бывает посмотреть на театральных подмостках. Потому как сцена и твой энергетический контакт в отсутствии призмы кинескопа (ну или призмы плазменного экрана) сразу позволяют практически безошибочно определить: стоящий ли артист или всё-таки не очень. В непосредственной близи никакими спецэффектами фальшь или недостаток профессионализма не скроешь. Засим, отбросив все предубеждения, я решил, во что бы то ни стало попасть на «Хулигана» и беспристрастно (или почти беспристрастно) взглянуть, что же за фрукт Сергей Безруков. Фигура-то, повторюсь, заметная в российской культурной и медиасреде, личность яркая, поэтому и хотелось какое-то определённое мнение составить. Так вот… Составлять его пришлось сидя на приставном боковом стуле – давненько не приходилось лицезреть такого аншлага (при стоимости билета до 2000 рублей). Ещё одна интригующая деталь. За пару недель до спектакля в театре недоумевали: заявлен моноспектакль, но с Безруковым едет свита в пятнадцать человек! Персональный парикмахер, мастер маникюра, личный фотограф, пресс-атташе, мальчик, бегающий за кофе и бутербродами, – этих персонажей не было. Зато приехал балет и фольклорный ансамбль «Inter Folk Band» с вокалистками, которые сопровождали выступление живыми танцами и музыкой соответственно. Каков поворот, а? Я-то думал, увижу литературную композицию с чтением стихотворений, отсылками к биографии, томными паузами. Как бы не так!


Началось представление с того, что из-за приоткрытых кулис появился главный герой вечернего действа и, вежливо артистично поздоровавшись, попросил выключить мобильные телефоны. Мягко так попросил, но очень доходчиво. Опережая события, с восхищением констатирую: ни единого рингтона с популярной в этом сезоне мелодией не взрезало тишину, воцарившуюся на два часа в стенах театра. Евгений Гришковец, например, как ни умолял, как ни пытался отшутиться, всё без толку: то в одном, то в другом углу тут и там раздавались звонки и пиканья, мешавшие и артисту, и зрителям воссоединиться в катарсическом порыве. Почти та же история – на поэтических чтениях Вениамина Смехова. На сей раз ничто не омрачило впечатления. Напротив, всё было призвано впечатление подчеркнуть, усилить. Начало и финал спектакля – балетные миниатюры: рассветная рязанская степь под нежные переливы звуков природы и кровавая развязка с чекистами и алым кумачом. Сильно. И совсем неожиданно. И логично. Хороший ход. А ещё более беспроигрышный ход – появление на сцене самого Безрукова с гармошкой и залихватской частушкой. Вот это номер! Вообще, мне кажется, никто не ожидал, что добрая половина постановки окажется музыкальной. Песни на слова Сергея Есенина – в самых разных жанрах. Разброс от этнических мотивов до танго с балладами разной степени эмоционального накала посередине. С выходами балетной труппы, насчитывавшей, если не ошибаюсь, шесть танцовщиков. На мой взгляд, танец вместе со сменой нарядов здорово подчёркивал нерв и очарование поэзии Есенина разных периодов и творческих циклов. Тут вам и беззаботный фокстрот, и вальс, и настоящий балет с акробатическими па. Был даже, вообразите, бой на шпагах. Убранство менял по ходу действия и сам Сергей Безруков. Точнее, не совсем менял, а избавлялся от очередной детали туалета, пока не оказался в одной рубахе – «под иконами умирать». Метафора постепенного, болезненного обнажения души гения вполне удалась. Удачно смотрелась находка с видеопроекцией, возникавшей время от времени на заднике сцены. То кадры хроники двадцатых годов, то удачно подобранный эпизод из телефильма «Сергей Есенин», а то крупным планом лицо артиста, читающего на сцене. Надо отметить, что вообще всё смотрелось весьма высокотехнологично. Учитывая живой звук, мощность усилительной аппаратуры выдавала децибелы тоже вполне непривычные для камерного пространства театра.


Ну а что же, собственно, стихи? – спросите вы. Здесь мы подбираемся к самому главному. Стихи – на высоте. Подобраны с огромным вкусом, выстроены в единую чёткую композицию, охватывают все этапы не столь уж долгого пути Есенина. Причём – без явных отсылок к школьной программе, а, наоборот, – без купюр и без ложной скромности, как говорится. Ведь исповедь – хулиганская. Безруков, кажется, собрал все произведения со словом хулиган. Но хулиган может быть разным. И для каждого возраста читателей Сергей Есенин остаётся разным. Прелесть и главное достоинство спектакля-мистерии «Хулиган. Исповедь» в том, что каждый из публики эмоционально соприкоснулся с русским есенинским слогом, никто не остался в стороне от этой тяжёлой, трагичной судьбы, мятущейся, влюблённой и распутствующей оголённой сердцевины без мяса и кожи, омута и прозрения Поэта. Рассказывать можно долго, но словами не передать, как, например, был прочитан «Чёрный человек». Практически – спектакль в спектакле, триллер, заставляющий волосы на теле шевелиться. Апофеоз, накал, взрыв. Невероятно. И финал – «но коль черти в душе гнездились, значит, ангелы жили в ней». В подробности вдаваться не хочется, да и не получится: это надо было видеть. Спектакль завершён, гора цветов на сцене, музыка стихла, аплодисменты ещё гремят, артисты после многочисленных поклонов уже удалились за кулисы. Кроме одного. И вдруг он делает битком набитому залу стоящих и хлопающих в ладоши людей один единственный жест – «тише, тише» – и без микрофона, очень интимно, деликатно декламирует ещё одно, по всей видимости, незапланированное стихотворение. И целый зал не шелохнулся, затаив дыхание, внимал одному единственному человеку. Почти аутентичному Сергею Есенину. И стопроцентно настоящему Сергею Безрукову. Настоящему. Занавес.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Четверг, 19 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: +6 C°  Ночь: +11 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 
Даты
Популярные темы 

Критерии успеха «политеха»

 Сергей БАННЫХ // Образование

За мир и дружбу!

Олеся ТИМОХИНА  // Общество

Удивительная память

 Олеся ТИМОХИНА      // Общество

Грипп — не повод для геройства

Вера Геращенко, врач-инфекционист высшей квалификационной категории, заведующая отделением Липецкой областной клинической инфекционной больницы // Здоровье



  Вверх