lpgzt.ru - История Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
6 января 2012г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
История 

Русская правда

06.01.2012 "Липецкая газета". И. Неверов
// История

Есть свидетельства, что в годы Великой Отечественной люди жадно читали и перечитывали «Войну и мир» Льва Толстого. А власть вдруг заговорила не о тысячелетнем российском рабстве, унижении и угнетении народа, а о славных защитниках Отечества — от Александра Невского и Дмитрия Донского до Суворова, Ушакова, Кутузова, Нахимова, Скобелева. Чем драматичнее, безжалостнее время, выпадающее на нашу долю, тем острее потребность обрести опору, утешение, надежду, всматриваясь в прошлое, когда страна переживала еще более тяжкие и грозные испытания, но все преодолела, выдюжила и спаслась. Это подметил еще Николай Михайлович Карамзин.


Вероятно, ревнивое, пристрастное отношение нынешних россиян к событиям родной истории, жаркие споры о ней в немалой мере обусловлены тем же. И крупнейшие юбилейные даты 2012-го — тысячестопятидесятилетие русской государственности, четырехсотлетие изгнания иностранных завоевателей из Москвы, двухсотлетие разгрома Наполеона — дают повод для размышлений даже тем, кто никогда не занимался историей систематически и профессионально.


При этом, однако, нам с вами, любезный читатель, не обойтись без помощи ученых, готовых поделиться со всеми своими знаниями и мыслями. Вот почему в канун года трех знаменательных юбилеев корреспондент «Липецкой газеты» встретился с доктором исторических наук, профессором, заведующим кафедрой отечественной истории Липецкого государственного педагогического университета Вячеславом ФОМИНЫМ.


— Мало кто в нынешней России может похвалиться серьезным, глубоким пониманием того, что происходило у нас сто, двести, пятьсот, а тем паче — тысячу лет назад. Ну если про 1612 год или разгром Наполеона мы еще с грехом пополам что-то припомним из школьного курса, что-то слышали и видели по телевизору, то рождение первого русского государства, призвание варягов для большинства — дело темное, практически неведомое. Сориентируйте и меня, и читателей в сложных перипетиях тысячелетней давности.


— Откровенно сказать, для историков в той эпохе тоже много неясного, вызывающего на протяжении, по крайней мере, двух веков страстные дискуссии. Летописи сообщают, что в 862 году восточно-славянские и угро-финские племена, жившие вместе, решили остановить межплеменные трения и столкновения, призвав для этого из-за моря варяжских князей с дружинами. Имена князей — Рюрик, Синеус, Трувор, но вот кто они были, откуда, летописцы умалчивают. Насчитывается примерно три десятка версий. Кто-то считает варягов норманнами, кто-то — славянами, кто-то — венграми и так далее. На мой взгляд, и археологические раскопки, и язык варягов, и ряд других свидетельств указывают, что наши предки обратились к родственному этносу, обитавшему в Южной Балтике. Варяги были все-таки славянами. Такой точки зрения, кстати, придерживался и Михаил Ломоносов. Причем заметьте: их позвали не управлять, не владеть землями, а предотвращать междуусобицы и защищать территорию от внешнего врага.


— Сегодня варягов назвали бы миротворческим контингентом...


— Да, но его послала не какая-то международная организация. Решение приняло, руководствуясь здравым смыслом, мудрым расчетом, само население, желая, действительно, сохранить межплеменной мир и сотрудничество. Так возникло русское протогосударство, так зародилась Россия — Русь. Впрочем, тут встают новые непростые вопросы. Истоки русского мира берут начало не в каком-либо одном центре. Примерно тогда же появляются Азовская Русь, Прикарпатская Русь, Причерноморская Русь. То есть сам процесс строительства государственности не сосредоточен, не локализован во времени и пространстве. Так что конкретные даты в этом случае в известной мере условны. В принципе, русы как мощная организованная сила заявили о себе за два года до прихода варягов. В 860 году они подступили под стены Константинополя, посеяв, как пишут хронисты, страх в сердцах византийцев. О масштабах угрозы для Византии говорят цифры: двести или даже триста шестьдесят русских судов, а в команде каждого — сорок воинов. Осажденные запросили мира и потом из поколения в поколение передавали, сколь ужасным было это нашествие.


— А дальше?..


— А дальше мы уже ведем речь о Древней Руси, Киевской Руси. Киев в 882 году захватил преемник варяга Рюрика — Олег Вещий, тот самый, из хрестоматийного пушкинского стихотворения. Государство разрасталось, укреплялось, переживало кризисы, но сохранялось. Мне хотелось бы подчеркнуть, что складывалось оно как полиэтническое, объединяющее двадцать разных народов.


— То есть изначально чистой, беспримесной русскости не было?


— Да все тот же великий Ломоносов высказал глубочайшую мысль: нет и быть не может «чистых» народов, состав любого народа сложен, полиэтничен. Для Руси, для России такая полиэтничность давала дополнительную устойчивость. Наши предки сочетали в своем характере, менталитете лучшие черты, присущие всем объединившимся племенам. Я думаю, потому нам и удалось сохраниться в самых отчаянных, гибельных обстоятельствах, которые погубили бы любое другое государство. Так происходило и в течение двух с половиной веков татаро-монгольского ига, и в Смутное время, и в годы Великой Отечественной войны. У России удивительная способность притягивать к себе и объединять. Это сейчас на Украине или в Грузии демагогически, вопреки фактам, пытаются представить нас врагами, оккупантами. А ведь и украинцы, и грузины, и другие народы сами просились под руку русского царя, видя в России защитницу и спасительницу. Причем это касается не только христиан.


Вот мы уже помянули о Смутном времени. За шестьдесят лет до драматических событий 1600-х Иван Грозный завоевал Казань. И вот настал страшный кризис, развал, русское государство на грани уничтожения. Поляки в Москве. Повсюду бесчинствуют разбойничьи банды. «Верхи» ради шкурного интереса предают всё и всех. И тогда «низы», нижегородские патриоты, организуют ополчение, чтобы остановить распад и изгнать захватчиков из столицы. И что же? Татарские мурзы в Казани собирают отряд молодых воинов и отправляют на помощь Минину и Пожарскому! Это вместо того, чтобы воспользоваться ситуацией и отколоться от Москвы. Эпизод, согласитесь, заслуживает, чтобы о нем не забывали даже самые безоглядные националисты и сепаратисты.


— Русский, российский опыт создания многонационального государства, по вашему мнению, уникален?


— Ну как тут сказать... Возможно, уникальность его в том, что империя рождалась без тотального насилия. В отличие, допустим, от Соединенных Штатов, где коренные народы завоевывались огнем и мечом, у них отнимали все, в том числе нередко и право на жизнь. Один из историков, причем не российский, а французский, писал, что европейцы дошли до берегов Тихого океана, все уничтожая на своем пути, а русские достигли тех же берегов без единого выстрела. Ну что «без единого выстрела», конечно, преувеличение. Пострелять тоже пришлось. Но военные действия Ермака против хана Кучума скорее исключение из правил. В большинстве случаев присоединение новых территорий носило мирный характер. Местные племена не покоряли, не крестили насильно, не отнимали у них возможность жить по-своему на своей земле.


— А почему колонизация велась именно так?


— Возможно, потому, что Русь, как я уже говорил, и начиналась как полиэтническое образование. Потомки наследовали опыт предков, которые понимали ценность мирного сосуществования разноплеменного населения.


— То есть разговоры о какой-либо врожденной агрессивности русских — беспочвенный миф?


— Безусловно! На Руси не зря испокон веков говорили: не в силе Бог, а в правде. Для наших пращуров, как смею полагать, и для нас, поиск правды, справедливости, философия терпимости и доброты свойственны в огромной степени. Это во многом объясняется тем, что русская вера в Бога не похожа на западноевропейскую религиозность. Ее никогда не исповедовали формально, обрядово. Верили истово, всей душой. В каких еще законах древности найдете вы истинно евангельское установление Владимира Мономаха: не казните ни правого, ни виноватого, то есть не берите на себя функцию Господа?


— Сейчас популярен и другой миф о России: дескать, она органически не совместима с демократией...


— Смотря что понимать под демократией. Если опять же некие формальные моменты, то они, действительно, как-то плохо ложатся на наш характер. Право силы у нас не ставилось выше справедливости. Русская демократия была в большей мере реальным народоправством. Я уж не говорю о вечевых сходах (вече существовали и в Новгороде, и в других городах) или о том, что в 1611 году нерадивых, не оправдав­ших ожиданий бояр могли отозвать из «Совета всей земли». Гораздо сильнее впечатляет другое: государство наше и создавалось, и укреплялось, и защищалось при самом активном участии народа. Он брал на себя миссию гаранта государственности, когда «верхи» забывали о своем долге, грызлись за власть, предавали общие интересы.


В этом отношении Смутное время демонстрирует поразительные примеры. Ну какое, казалось бы, дело нижегородскому мяснику Минину до Москвы? Он бы наверняка ничего не потерял, кто бы ни сел на трон — поляк, свой ли самозванец, еще кто-то. Но нет! Человек берет на себя ответственность за всю Россию, собирает единомышленников, которые готовы жертвовать многим — и деньгами, и покоем, и жизнью, чтобы остановить Смуту. «Земля» поднялась на защиту Отечества! И через двести лет, во время наполеоновского нашествия, мы наблюдаем нечто похожее. Ведь сложность в чем заключалась? В Европе, в той же Франции, давно ввели воинскую повинность. А у нас — только рекрутский набор. Элементарно недоставало солдат. И вот Александр I мудро решает издать манифест о народном ополчении. И поднимает на врага народ — не крестьян, не мещан, не купцов, а весь народ.


— Да, поднялась дубина народной войны... Скажите, Вячеслав Васильевич, а что происходило в эпоху Смуты и во время войны с Наполеоном на территории нынешней Липецкой области?


— Да то же, что и по всей стране. Ну, Смута и есть Смута — и в «верхах», и в «низах», и в умах. Елец, к примеру, с восторгом встречал первого из самозванцев, претендовавших занять русский престол. Но потом опамятовался. Не исключено, что в ополчении Минина и Пожарского были и наши земляки. А что касается Отечественной войны 1812 года, то патриотический подъем повсеместно был очень высок. Из Липецкого уезда поддерживали армию провиантом, жертвовали немалые деньги — десятки тысяч. И ополчение, конечно, формировалось. А о героическом вкладе Елецкого полка наверняка наслышаны многие.


Так что наши земляки в трудные времена честно служили Родине, не изменяли русской правде, чести и долгу.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Вторник, 17 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: +3 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Эффект партийных проектов

Михаил Зарников
// Общество

К службе в армии готовы!

Елена Таравкова, elena.taravkova@gmail.com
// Общество
Даты
Популярные темы 

Локомотив развития экономики

Андрей Дымов // Экономика

Учиться у липчан

Игорь Плахин // Экономика

Все, что мимо любви, бессмысленно и напрасно

Сергей Малюков, slaavo7@yandex.ru // Культура

Рекордам стены помогают

День района: репортеры «Липецкой газеты» сообщают из Данковского района
Роман Ромашин, romanromashin@yandex.ru // Спорт

Особая стезя

Эмма Меньшикова, labarita@yandex.ru // Общество



  Вверх