lpgzt.ru - Экономика Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
19 декабря 2011г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Экономика 

Энергосбыт: сюрпризов не ожидается

Цены на электричество назовёт биржа
19.12.2011 "ЛГ:итоги недели". Виктор Страхов
// Экономика
Фото energetika.ru

Энерготарифы, некогда совершенно неведомые большинству российских обывателей, ныне хорошо известны и пионерам, и пенсионерам. Ничего удивительного. Свет, как и газ, вода, тепло, стали «кусаться». Почему? Что влияет на цены? И как сделать расходы на электроэнергию не столь разорительными для домашнего бюджета? Об этом беседуют корреспондент журнала «Итоги недели» и генеральный директор ОАО «Липецкая энергосбытовая компания», кандидат технических наук Сергей АРГЕНТОВ.


– Сергей Геннадьевич, для начала, если не возражаете, поговорим о реформах. Мне всегда казалось, что, встраивая электроэнергетику в рынок, российские специалисты последуют опыту США, где передачей и сбытом электроэнергии всегда занимались компании-производители. Однако у нас энергетический рынок был устроен иначе. Почему?


– Потому что стартовые условия были иными. О рынке мы вспомнили только в начале девяностых, когда энергокомплекс давно сложился. Огромный, стареющий, трудно перестраиваемый. С ним надо было срочно что-то делать. Но что? Вот тогда, чтобы разработать какие-то стандартные механизмы, позволяющие прозрачно управлять обширным хозяйством, и создали РАО ЕЭС.


Если вы помните, однажды в каждой из областей большого государства появились Воронеж-, Тамбов-, Курск-, или, как у нас, «Липецкэнерго». И каждое из этих «энерго» включало региональные электростанции. В нашем случае три – Липецкую, Елецкую и Данковскую тепловые. Туда же входили комплекс ЛЭП и трансформаторные подстанции, а также службы, занимавшиеся работой с клиентами. А потребителей энергии у нас 315 тысяч в области и ещё 300 тысяч в городе. Это так называемые физические лица и плюс ещё 12 тысяч юридических лиц.


Их и обслуживали «Липецкэнерго» и другие муниципальные организации. То есть производством, доставкой и продажей продукта занялась одна крупная корпорация. Порядка стало больше. Но вскоре выяснилось, что и эта схема не лишена недостатков. И главный – специалисты убедились, что улучшать соотношение «цена – качество товара» в монопольной среде практически невозможно. Требовалась конкуренция. А как её создать в одной гигантской даже не компании, а отрасли? Ответ очевиден: только разделив целое на более мелкие структуры. А вот что именно делить? Начали с того, что проще. Со станций. Почему? Да потому, что, задав себе элементарный вопрос, что случится, если вдруг кто-то откажется производить электроэнергию, энергетики обнаружили, что ничего не случится.


Дефицита на рынке электроэнергии нет, и если одна из станций перестанет подавать энергию в сеть, эстафету с удовольствием перехватят другие поставщики – атомные станции. Это приблизительно 15 процентов генерирующих мощностей. Их как стратегический ресурс оставили в собственности государства, собрав все АЭС под эгидой «Росатома». Кроме того, гидроэлектростанции – от сверхмощных сибирских, до умеренно мощных европейских – тоже оставили под контролем государства. А это ещё 15 процентов генерации.


Что же осталось? 65-70 процентов тепловых станций. Именно их разбили на куски и, наделив статусом юридических лиц, продали частникам. ТЭС, вошедшие в территориальные генерирующие компании и получившие сначала вместо названий соответствующие порядковые номера (ТГК-1, ТГК-2 и далее), и конкурируют сегодня друг с другом.


Следующим этапом приватизации могло бы стать деление передающих мощностей. Но когда задумались о целесообразности такого шага, поняли, что с экономической точки зрения он абсолютно бессмыслен. Линии электропередачи у нас исторически входят в единую кольцевую энергосистему, и порезать её на участки было бы во всех смыслах шагом назад. Ну а строить дополнительные ЛЭП к потребителям тоже смысла не имело и не имеет, поскольку это колоссальные деньги, а ещё и земля. И именно поэтому энергосистема осталась монопольной. Её лишь разделили на межрегиональные сетевые компании. Так появилась наша МРСК Центра со своим филиалом «Липецкэнерго» и аналогичные им структуры на других территориях.



– Однако монополистами остались и сбытовые компании. Почему?


– Де-юре конкуренцию на рынке электроэнергии практически ничто и никто не ограничивает. Де-факто энергосбытовые компании созданы на основе таких же служб, действовавших в РАО ЕЭС. В своё время у них просто не было соперников.



– Но сегодня они, вероятно, есть?


– Да, есть. Есть даже закон, предписывающий создать конкурентную среду в сфере энергосбыта. И в нём, в частности, прописано, что каждые три-пять лет власти должны проводить среди сбытовых компаний конкурсы на право обладания статусом гарантирующего поставщика. Однако ни одного такого конкурса пока проведено не было. Причины? До сих пор не прописана процедура таких конкурсов. И это во-первых. А во-вторых, электроэнергия была и остаётся социально ответственным товаром. Пустить сюда любое юрлицо довольно рискованно. В итоге можно получить очередной «Водоканал», который давно уже стал для нас большой головной болью.



– ?


– Дело в том, что в своё время водоснабжение многих городов и районов власти поручили компаниям с уставным капиталом в 10 тысяч рублей, и, как результат, появилась масса несостоятельных должников. Стоит ли множить их ещё и в электроэнергетике?



– А чем, простите, энергосбытовые компании отличаются от «водоканалов»?


– Создавая нас, учредители позаботились о подушке безопасности. Собственный капитал ЛЭСК превышает 100 миллионов рублей, и это позволяет компании оперативно решать все острые вопросы и, несмотря на неплатежи, не иметь никаких долгов. К нам нет претензий ни у компаний, работающих на оптовом рынке, ни у МРСК, ни у налоговой инспекции, ни у банков. Между тем, решая проблему неплатежей, мы очень активно сотрудничаем с ними.



– Вы сказали, что с ЛЭСК и ГЭСК работают свыше 600 тысяч физических лиц и 12 тысяч лиц юридических. Практически вся область?


– За исключением НЛМК и ещё трёх компаний, вышедших на оптовый рынок самостоятельно. НЛМК при его объёмах потребления и относительно ровной нагрузке на сеть это выгодно. Собственно весь энергорынок региона практически делят три этих субъекта. ЛЭСК и ГЭСК потребляют около 60 процентов, ну а остальное приходится на НЛМК.



– Мы уже сказали о том, что ЛЭСК обрела статус гарантирующего поставщика, но так и не объяснили читателю, что это значит…


– Это значит, что у ЛЭСК есть не только права, но и обязанности. И если обычный поставщик может отказаться сотрудничать с несимпатичным ему потребителем, то гарантирующий обязательно заключит договор с каждым клиентом. Если у того, разумеется, есть возможность технологического подключения к сетям. И продавать электроэнергию гарантирующий поставщик будет только по контролируемым государством ценам.


– Мы привыкли, что каждый новый год приносит всё новые сюрпризы от естественных монополий. Чего ждать на этот раз? Нерегулируемых цен, о которых уже с большой тревогой говорят в народе?


– Что касается цен, они сегодня от начала и до конца регулируемые. Чтобы убедиться в этом, давайте разберёмся, из чего складывается общая цена на электричество. Примерно 45 или чуть больше процентов занимает стоимость энергии на оптовом рынке. Ещё 45 процентов – это стоимость передачи электроэнергии потребителю. В общей сложности генерация и транспортировка энергии составляют львиную долю стоимости электричества – до 95 процентов. И лишь от двух до пяти процентов составляет так называемая сбытовая наценка.


Ну а теперь поговорим о регулировании и начнём с наценки. Её придумывают вовсе не сбытовые компании. Стоимость услуг гарантирующего поставщика устанавливается один раз в год государством, а если точнее, областным управлением энергетики и тарифов. Это же управление регулирует и стоимость транспортировки энергии. И, наконец, единственное, что сегодня не регулируется государством, – стоимость электроэнергии на оптовом рынке. Но она, стоимость, ежечасно определяется на биржевой площадке, работающей в абсолютно открытом режиме, и контролируется федеральной антимонопольной службой и другими структурами. При этом цены на электричество зависят и от того, какие именно станции его производят. Самая дешёвая – гидроэнергия, затем – атомная. И самая дорогая – энергия, вырабатываемая на тепловых электростанциях.



– И какие станции чаще всего включают энергетики?


– Разумеется, дешёвые. Именно этим, кстати, объясняется разница между дневным и ночным тарифами. При минимальной энергонагрузке работают неотключаемые атомные и гидроэлектростанции, при максимальной – дополнительно включаются и тепловые.



– Как известно, самую дешёвую энергию до недавнего времени производила самая мощная в России Красноярская ГЭС. Но случилась авария, которая унесла 75 жизней. Аналитики левых взглядов связывают ЧП с реформой энергетики. А что думаете по этому поводу вы?


– Я не думаю, что изменения экономические, простимулированные реформой, могли вызвать технические проблемы, которые в конце концов и привели к аварии. Здесь нет, да и не может быть прямой причинно-следственной связи. Скажу больше. Реформа, на мой взгляд, оправданна и необходима. В рамках монополии, которой до 2005 года было РАО ЕЭС, не приходилось даже думать о создании клиентоориентированной компании. Но сегодня она постепенно формируется. Мы начинаем оказывать услуги, которые прежде представить было невозможно. В частности, ЛЭСК кредитует некоторых своих давних и надёжных клиентов.



– Как менялось энергопотребление в регионе?


– В последнее время оно составляло10 миллиардов киловатт-часов в год. Это один процент от ежегодно производимого в России триллиона киловатт-часов. При этом электростанции области вырабатывают порядка 20 процентов потребной нам электроэнергии. Как я уже говорил, перегрузки сетей у нас пока не отмечались.



– Что бы вы могли сказать о неплатежах?


– То, что они стали одной из главных проблем для энергосбытовой компании. Среди злостных должников, как я уже говорил, водоканалы и службы ЖКХ. И в частности, Липецкий водоканал задолжал ЛЭСК 10 миллионов рублей. Больше полугода не оплачивает счетов Елецкий водоканал, накопивший 8 миллионов долгов. 5,8 миллиона должен ЛЭСК Данковский водоканал, 3,5 миллиона – Задонский. Из 18 районов области 9 имеют просроченную задолженность. И попытки воззвать к совести должников успеха не имеют. Пользуясь социальной направленностью бизнеса, наши партнёры не считают нужным платить. Понимают, что мы их не отключим и никто их не прикроет. Хотя сделать бы это следовало. Ведь неплатежи невозможно объяснить какими-то объективными причинами. Тем, например, что водоканалам не платят клиенты. Напротив, платят. И достаточно аккуратно, внося за каждый поднятый и доставленный в квартиру кубометр 24 рубля. Шесть рублей из этих 24 стоит киловатт-час, который потребовался на подъём кубометра воды. Так почему бы не отдать эти деньги энергетикам? Но задолженности пока лишь растут. На сегодня они превышают 700 миллионов рублей.



– В Липецке, как и во всей стране, реализуется программа энергосбережения. Каковы её результаты?


– В нынешнем году бюджетные организации на шесть процентов снизили потребление электроэнергии при плане 3 процента. И это свидетельство того, что многое делается. Чего не хватает? Как мне кажется, материальных стимулов. Энергосбережение – это Клондайк, который должен быть открыт.



– Каковы средне- и долгосрочные планы ЛЭСК?


– Их много. В числе основных создание минимально затратной инфраструктуры обслуживания клиентов. Люди не должны ощущать никаких неудобств, приходя к нам. А в перспективе получать и добавленные продукты, которые давно предлагают своим клиентам западные энергокомпании, – от электронных часов и микроволновок до кондиционеров.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Воскресенье, 20 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +30 C°  Ночь: +15C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Найди меня, мама!

Галина Кожухарь, ведущая рубрики, фото
// Найди меня, мама!

Одухотворение стекла

И. Неверов
// Культура

Не жалея любви и заботы

Ирина Смольянинова
// Общество

Изысканный вкус сырной геополитики

Сергей Малюков
// Общество
Даты
Популярные темы 

Жара. Разгром. Реванш

Альберт Берзиньш // Спорт

Как купец стал писателем

Виктор Елисеев, член Липецкого областного краеведческого общества, лауреат областной премии имени И.А. Бунина // История

Пока ещё «пчёлы»

Денис Коняхин // Спорт



  Вверх