lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
14 ноября 2011г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Культура 

Классическая школа против современной: параллели

14.11.2011 "ЛГ:итоги недели". Роман Хомутский, Павел Остряков (фото), Николай Черкасов (фото)
// Культура
Сергей Пен
Сергей ПенВладимир Бегма«Розовая набережная. Кошка» (Венеция)Константин СутягинНа выставке Бугровского не только картины, но и скульптуры. И даже видео-арт

Липецк стремительно движется в направлении тотального господства на арт-пространстве Черноземья. По крайней мере, количественно: по числу открывающихся выставок на единицу времени наш город превосходит все мыслимые пределы. А мысль, как известно, работает быстро.


Это смешивать не надо – Просто – параллели.


Евгений Фёдоров


Параллель первая: свет возрождения


Тема нынешнего обзора – несколько очень и очень разных экспозиций, увидевших свет в течение последнего месяца. Областной краеведческий музей совсем недавно представил зрителям шедевры эпохи Возрождения из коллекции Нижнетагильского музея изобразительных искусств. Впервые границы области пересекла поистине грандиозная работа, приписываемая кисти самого Рафаэля Санти, – «Святое семейство», возраст которой, по оценкам экспертов, – более пяти столетий. История, связанная с этой картиной, напоминает детективно-приключенческий роман, никак не меньше. Появлению Рафаэля на Урале предшествовала целая цепочка загадочных совпадений, находок и откровений.


В 1924 году на чердаке дома, до революции принадлежавшего известной семье горнозаводчиков Демидовых, были обнаружены несколько картин, в том числе – потемневшая доска со следами старой живописи. После проведения необходимых работ на изображении смогли прочитать следующую надпись: «Рафаэль Урбинас, писавший в 1509 году». Впоследствии исследованием и реставрацией картины занялся признанный знаток эпохи Возрождения Игорь Грабарь. Он пришёл к выводу, что именно этот образец является так называемым протооригиналом. Хотя стопроцентную гарантию дать пока нельзя: картина не аттрибутирована в соответствии со всеми музейными правилами, и ей предстоит ещё не одна экспертиза. Однако совершенно точно можно утверждать, что написано изображение в начале XVI века. Продолжение истории пусть вам лучше расскажут экскурсоводы и сотрудники краеведческого музея. Оставим интригу. Так же, как и работники Нижнетагильского музея, которые просили не публиковать изображение полностью. Почему? Идите в музей, и всё узнаете сами.


Тем временем очень далёкий от высокого итальянского Возрождения проект предлагает Центр изобразительных искусств. Хотя, как сказать – далёкий. Целый раздел выставки московского мастера живописи Ирины Марц посвящён нестареющей «королеве Адриатики» – Венеции. Художница – путешественник со стажем. И в какой бы уголок света она ни попала – Италию, Германию, Израиль, – везде её пытливому оку открывается самая сердцевина местного пейзажа. Для каждой страны – своя палитра. Для каждой – свой набор эмоций, своё настроение. Вы можете скептически заметить: мало ли таких, кто выбирает объектами вдохновения «парадные» виды столиц и их главные достопримечательности? Соглашусь, таковых хватает. Однако картины Ирины Марц – это не живописные открытки. И всё благодаря удивительной сопричастности, которую испытываешь, глядя на холсты. «Чем дольше смотришь, тем больше нравится», – слова липецкого живописца Бориса Инкелеса, с которыми я целиком согласен. Почему? Во-первых, по мнению директора Центра Татьяны Нечаевой, Марц умеет передать дух места, где она пишет. Что чрезвычайно важно. И, во-вторых, уже по моему скромному разумению, Ирина нашла очень удачный приём. Характерная особенность её красочных пейзажей, будь то городские или сельские, – присутствие людей. И кто-то из них обязательно смотрит в ту же плоскость, что и зритель. То есть, ты обозреваешь вид как бы из-за чьей-то спины и ловишь живописное мгновенье. Я поймал себя на мысли: если бы я сам оказался в тех местах (а в Венеции, кстати, бывать доводилось, и – о, да! – мои воспоминания очень совпадают с впечатлениями Ирины от этого фантастического места), запомнились бы они мне такими же привлекательными, сочными, нелинейными, чувственно наполненными? Вряд ли. А вот увидь я те же самые дали и просторы уже после картин Марц, – стоял бы, любуясь ими, словно зачарованный.


Изобразительное искусство может позволить себе наполняться глубоким метафорическим смыслом, играть аллюзиями, источать высокую духовность. А может просто дарить с помощью своего выразительного арсенала обыкновенную радость. Особенно, если это искусство высокопрофессиональное, наделённое хорошим вкусом и избирательностью. Творчеству Ирины Марц все перечисленные качества присущи. И при видимой лёгкости, беззаботности и даже известной степени декоративности художник ставит перед собой более чем серьёзные задачи. Собственно, на то есть определённые предпосылки, которые ещё в детстве помогли сформировать основательное отношение к своей профессии.


Ирина происходит из художественной семьи: её отец – знаменитый скульптор-анималист, а мама – уважаемый искусствовед, завотделом скульптуры Третьяковской галереи. Ирина Марц в 1982 году окончила художественный факультет Московского полиграфического института, её наставником был известный живописец Дмитрий Жилинский. С 1979 года начала выставляться на молодёжных, а затем практически на всех значительных выставках в Москве. Произведения экспонировались также в Италии, Франции, Норвегии, Англии, Германии, Испании, Греции, Египте, Израиле, Турции.


Возвращаясь к серьёзности задач, которые Ирина Марц ставит перед собой… Изначально, когда придумывалось название для липецкой выставки, склонялись к «Обитаемым пейзажам». Однако остановились на другом варианте – «От цвета к свету». И выбор не случаен. Главная тема, которая волнует Ирину, – как передать инструментарием живописи, цветом свет. Название заостряет внимание посетителя экспозиции на основном элементе, присутствующем на всех холстах художницы. Независимо от времени суток, состояния природы или погоды – всегда с картины исходит свечение. Даже если небо пасмурно – всё равно где-то на краю, на горизонте оно светлеет. И вот вам, пожалуйста – за формальной задачей открывается целое мировоззрение. Разве не прекрасно? Если у вас плохое настроение или вы давно никуда не выезжали из Липецка, отправляйтесь на встречу к свету, который дарит Ирина Марц.



Параллель вторая: мир животных и людей


Художественная сфера тем и прекрасна, что обладает невероятным разнообразием форм и воплощений. Пример – проект «Персоны» Сергея Бугровского – нашумевшего автора худшей картины в мире и вновь прибывший в наш город «Союз русских художников». Первый – апологет всего авангардного и провокационного. «Союз» же является поборником и самопровозглашённым блюстителем классической традиции в русской живописи. Бугровский «уместился» в полудомашнюю галерею «Искусство», «Русских художников» принимал областной выставочный зал. Коллизия? Вне всякого сомнения! И то, и другое – искусство, но какое же оно разное!


Не такая колоссальная пропасть разделяет других наших героев – анималиста Владимира Бегму и живописца Константина Сутягина, но всё же Бегма – скорее, традиционалист и наследник большой школы начала–середины прошлого века, в то время как Сутягин в творчестве предпочитает жить днём сегодняшним. Вот и натолкнула меня эта очевидная разница на размышления о контексте, в котором существует изобразительное искусство в Липецке и более широко – в нашей стране. В данном случае, интереснее будет спросить мнение самих творцов и зрителей на заданную тему, нежели описывать и сравнивать экспозиции. В конце концов те, кому всё это интересно, либо уже успели посетить залы и галереи, либо это сделают, вдохновившись нашим небольшим публицистическим экскурсом. Итак, вперёд, по галереям!


Анималистика – древнейшее из жанров изобразительного искусства», – таково мнение заслуженного художника России Владимира Бегмы. Перечень регалий графика и живописца внушителен: он награждён Серебряной медалью российской Академии Художеств, является доцентом кафедры изобразительного искусства Южного федерального университета, преподаёт рисунок, живопись и композицию в Ростовском художественном училище имени Грекова, основал графическую мастерскую на художественно-графическом факультете Ростовского государственного педагогического института. Мастер поистине широкого творческого диапазона, Владимир Бегма особенно известен как художник-анималист. Живописные и графические произведения Бегмы на тему жизни природы – открытые окна в удивительный и трепетный мир. Его серии и циклы, изображающие животных и птиц, раскрывают перед зрителем заветные тайны лесов, рек и полей, подсмотренные осторожно, чтобы не вспугнуть, не нарушить мирное течение жизни «братьев наших меньших».


«Сказки русского леса» – это тридцать шесть работ, среди которых разнообразная графика, а также произведения живописи, посвящённые русской охоте. Исполненные на высочайшем уровне в лучших традициях реализма, эти произведения – пример истинной гармонии и красоты. Причём красоты, знакомой всем с тех самых пор, как родители повели нас в лес по грибы по ягоды. В сравнении с другими анималистами, у Бегмы бросается в глаза обилие, если можно так выразиться, окружающей среды.


– Это моя находка, – объясняет художник. – Вот, например, у мэтра анималистики Евгения Чарушина на листе обычно – один силуэт. Цыплёнок или щенок. Замечу, Чарушин – непревзойдённый мастер своего дела, настоящий гуру. И для его работы достаточно и силуэта, его пластики, выразительности – я так рассуждаю. Мне же видится занимательным помещать своих «персонажей» в естественные условия их обитания. В этом отношении моё творчество действительно отличается от прочих. И к тому же – на моих рисунках изображена природа, характерная для средней полосы, центральной России, что очень важно и для просвещения, и для узнавания, соотнесения своего собственного опыта у зрителя с тем, что он видит на картинах. С точки зрения процесса создания изображения, я очень тщательно отношусь к выбору материала. Скажем, акварель помогает лучше передать пушистость зверушки. Карандаш или уголь использую для реализации других задач и так далее. Иногда доведётся увидеть зверька, и от этого строится визуальный ряд картины. Иногда выхожу в лес и представляю себе какого-нибудь зверя в нём. И начинаю рисовать. Для меня животные – не куски мяса и не ценный мех, а часть сущего на планете. Я хочу, чтобы лес наполнился живыми существами. Лес без зверей – не лес. Я цепенею от ужаса, наблюдая, как человек разрушает природу. Когда я узнал, что есть «Партия зелёных», непременно захотел вступить в её ряды. Готов приложить все усилия, подвластными мне средствами, то бишь – творчеством, каким-то образом помочь делу сохранения неповторимой земной красоты.


Как раз в один день со «Сказками русского леса», причём – в одно и то же время, Сергей Бугровский рассказывал художественными средствами, подвластными ему, другие истории. Истории людей, которых он видит «каждый день в транспорте и на улице боковым зрением, которых преступно не увидел до конца, которые остались без лица и черт». Каково? А вот именно так! На картинах, холстом для которых могут служить, в том числе, и старые обои, разглядеть какую-либо фигуративность даже не стоит и пытаться. В основе – безграничное фантазийное домысливание. Вот что говорит сам Бугровский:


– Эта тема меня увлекает своей бездонностью и в то же время неопределённостью задачи: здесь и инфернальность, и прямой выход к абстрактному мышлению, и реализация сновидений. Возникает ощущение метапроблемы со-творения из глины и грязи, а значит, своей причастностью к бытию. И даже чисто традиционные задачи (живопись, графика, композиция) всё время проигрываются на первом плане. Это одновременно и разминка перед работой, и самая глобальная тема в моём творчестве.


Витиевато? Ещё более загадочными представляются сами произведения. «Да, но в чём же здесь прикол?» – цитируем одного современного молодёжного классика. Наверное, в изъявлении собственной творческой свободы. Процитируем в доказательство ещё одного нашего современника – искусствоведа, преподавателя педагогического университета Андрея Ломоносова: «Мера свободы, особенно у нас в провинции, определяется степенью возможности быть самим собой».


Поддержим, опять же, Бориса Инкелеса, утверждающего, что для пространства липецкой культуры Бугровский, как ни крути, нужен и важен. Поскольку несёт элемент современного искусства. Уточню – наверное, имелось в виду искусство актуальное, передовое, сегодняшнее. Чуть было не сказал, сиюминутное. Есть тут доля истины, Инкелес прав. Ведь Сергей Бугровский идёт дорогой трудной и делает это явно неспроста. Корни его творчества, и автор в этом охотно признаётся, лежат в пришедшем с Запада авангарде. «А как же русская традиция?» – спросите вы. Попробуем ответить. Бугровский интегрирует Липецк, Россию, если брать шире, в общемировую художественную среду, осуществляет связь с ней. Пусть и несколько механически. Однако, справедливости ради, стоит оговориться, что для русского искусства в последние столетия изучение иноземных течений было вполне присуще. Так что, может, и не стоит так уж осуждать Бугровского за его потуги мыслить шире, чем русское поле с белыми берёзами? Есть и ещё утешающая мысль, высказанная одним из гостей. Любое искусство имеет право на жизнь. И если художник берётся за кисть или карандаш, то ничего, кроме воздушной прослойки между ним и Богом, не остаётся. Создаётся нечто, чего ещё доселе в мире не существовало. И это здорово! Пауза. Вот только принимает ли мир такие создания или нет – вопрос другой. Механизмы естественного отбора никто в природе не отменял, и в борьбе с ними Сергею Бугровскому приходится нелегко. Как и любому антиподу. Жаль, что фарс приобретает с каждой последующей выставкой всё более трагичный оттенок. Весёлого куража, авантюры недостаёт. Но – «не пузырься, революция», как говаривал герой одного известного фильма. «Эй, товарищ, больше жизни!» – ещё одна незабвенная строфа. Надо как-то больше юмора, лёгкости, а то мы уже Бугровского практически диссидентом выставляем. На какового он явно не тянет, но постепенно превращается в оного. Не надо! Времена те прошли. Потрясайте и дальше, но, пожалуйста, с огоньком, Сергей!


Параллель третья: от хрестоматии до чебуречной


Перемещаемся на выставку «Союза русских художников», который, напомню, к нам приезжает во второй раз. Дебют состоялся год назад в краеведческом музее, когда «Союз» заявил о себе и своих целях. Среди прочих высоких устремлений в уставе значилось объединение и централизованная экспозиционная деятельность исповедующих классическую русскую реалистическую школу живописи мастеров. В первую нашу встречу «союзники» произвели впечатление хорошее. Добротное. Уверенное. Сейчас ощущение было схожее, но с оговоркой. В прошлый раз картины принадлежали перу исключительно заслуженных да народных художников, их в рядах «Союза» было не так уж и много. Теперь выставочный зал наполнился таким количеством произведений разномастных и разновозрастных творцов, что осилить выставку от начала до конца за один присест – задача не из лёгких. Слишком уж велик разброс, степень эмоциональной насыщенности, неоднородность материала. К организации за прошедший период успело примкнуть множество новых членов, и всем, понятное дело, хочется показать свои полотна аудитории. Притом, что география экспозиционной деятельности «Союза» весьма и весьма широка, одновременно реализуются целых три передвижных программы. «Москва избалована громкими, ультрамодными проектами. А вот регионы охотно принимают нас, мы пишем для народа», – признаются организаторы. Почему бы и нет? Вдали от столиц такое «спокойное», умеренное, консервативное творчество воспринимается вполне органично. Тем более что и сюжеты изобилуют видами глубинки, деревенскими мотивами, лесными пейзажами.


На открытие выставки в Липецке в числе прочих «Союз русских художников» делегировал живописцев Андрея Дроздова и Максима Фаюстова. Оба успели заслужить признание в кругах поклонников реалистического искусства. Им и отдуваться за всех коллег по «союзному» цеху. Задаём вопросы сразу обоим, отвечают наперебой.



– Приходится ли специально отбирать картины для проектов «Союза»?


– Мы делаем то, что умеем делать. А главное условие для участия в таких экспозициях – новые картины. Мы должны совершенствоваться, а «Союз» предоставляет возможность делиться наработками. Поэтому, по возможности, стараемся делиться самым свежим. Это своего рода площадка для приверженцев реалистической школы. Мы пишем то, что нас волнует. А художественный язык имеет право быть разным. Для нас наиболее приемлемый и близкий – язык традиции русского реализма. И этот язык не прост. Он требует серьёзной подготовки, обучения и внутренних усилий. Ничего нового придумывать не стоит, нужно видеть и изображать по-новому.



– Чем обусловлен такой приток в ваши ряды молодых творческих кадров?


– Одному выбиться, выжить сложно. А молодёжь хочет писать, хочет выставляться. Мы не видим ничего плохого в пополнении «Союза» художниками, только начинающими свой путь. Они могут учиться от старших и совершенствовать свои навыки, шлифовать стиль и манеру.



– Художники часто говорят, что сюжет живописного произведения, «литературность» не важны. Первостепенны пластика, композиция, сочетание цветов, гармоничность полотна. На что в первую очередь нужно обращать внимание в настоящей экспозиции?


– Зритель должен задуматься, глядя на холст. Ведь картина взывает, прежде всего, к эмоции, размышлению о жизни, о красоте, борьбе добра и зла. Человек должен питать душу искусством.


Конечный пункт нашего арт-путешествия – Дом Мастера, где выставлены скульптурные и живописные произведения сразу двух роскошных московских художников – Дмитрия Тугаринова и Константина Сутягина. Опережая события, скажу, что настолько восторженным и щедрым на комплименты Юрия Дмитриевича Гришко – нашего знаменитого скульптора – я не видел очень давно. Юрий Дмитриевич обладает отменным чутьём и тонким вкусом, который не мог подвести. Действительно, и Тугаринов, и Сутягин успели заслужить в мире искусства хорошую репутацию.


Дмитрий Тугаринов работает в разных материалах: бронзе, камне, мраморе, фарфоре, шамоте, дереве. Его работы поражают многообразием пластических форм: обнажённая модель, аллегорические сюжеты, жанровые сценки, анималистика – целый калейдоскоп  движений, ситуаций, игровых моментов.  Пластика скульптурных миниатюр экспрессивна, подвижна и свободна. В каждой из работ художник ищет острую характерность образа, нередко заостряя его до гротеска. Своё отношение к явлениям и событиям он выражает через подтекст, метафору, порой приобретающую значение символа. Целый ряд работ, одну из которых можно было видеть в Доме Мастера, скульптор посвящает великому русскому  полководцу Александру Суворову. Тугаринов – автор памятника, установленного в Швейцарии к 200-летию перехода армии Суворова через Альпы.


Константин Сутягин, посетивший открытие экспозиции, считается отличным пейзажистом, хотя его картины – это не только пейзажи. Небольшие по формату работы лиричны, изящны, продуманно просты. Виды городов точны, узнаваемы, хорошо знакомы, но импульсивная, динамичная манера, живая, покоряющая красочность создают ощущение особой интенсивности переживания – слепящее глаза солнце или хмурые сумерки воспринимаются как пейзаж души, отпечаток сильного чувства. Сутягин относится к тем художникам, которые умеют выявить особым живописным методом положительную суть предметов, событий, явлений, ту самую «золотоносную жилу» из малозначащих, но довлеющих реалий. Провинциальные пейзажи, солнечное побережье и много Москвы.



– Когда смотришь на ваши картины, московские виды – сплошь узнаваемые. Да ещё и эти милые подробности – чебуречная, пивная, гости столицы, грязный снег. Такой современный и очень добрый соцреализм…


– Ничто человеческое мне не чуждо. В смысле простых повседневных запросов я мало чем отличаюсь от среднестатистического гражданина: чебуреки, пиво, прогулки – что особенного? Коллекционированием античных монет не увлекаюсь, бабочкам крылышки не отрываю. Я внутренне и внешне совершенно совпадаю как художник со своим зрителем. Просто вижу реальность по-своему.


– Представители «Союза русских художников» тоже претендуют на собственное видение. Более того, они активно противопоставляют свою точку зрения современному искусству.


– Заблуждение полагать, что русская классическая живопись – это исключительно живопись второй половины XIX века до 1905 года. Что представляет собой незначительный период в развитии подлинного великого русского искусства. Начало своё оно берёт в иконописи, которая никакого отношения к реалистической школе не имеет, а, напротив, изображает невидимое, духовное.



– Если рассуждать о ваших картинах, – какие они? Посыл, кстати, на них весьма доходчив, силён, сочен, ироничен или печален, сдержан или, наоборот, полон восторга. Какими средствами вы этого добиваетесь?


– Вообще, художник, когда хочет что-то сказать, ищет оптимальную форму для выражения. Не просто хочет повторить сказанное кем-то ещё. Не «дражайший господинчик» или что-то ещё, а «козёл» – прямо в лоб. Таков мой метод. Перечисление пуговок на кафтане меня не воодушевляет. В мелочах можно погрязнуть, а вот отсечение лишнего, зачастую, позволяет сделать художественное послание более ярким, ёмким, максимально выразительным. Вот, например, липецкая гордость – Виктор Семёнович Сорокин. У него – зима так зима, а не вырисовывание снежинок на веточках! Понимаешь – холодно!

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Суббота, 19 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +30 C°  Ночь: +14C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Найди меня, мама!

Галина Кожухарь, ведущая рубрики, фото
// Найди меня, мама!

Одухотворение стекла

И. Неверов
// Культура

Не жалея любви и заботы

Ирина Смольянинова
// Общество

Изысканный вкус сырной геополитики

Сергей Малюков
// Общество
Даты
Популярные темы 

Жара. Разгром. Реванш

Альберт Берзиньш // Спорт

Такие «свидетели» нам не нужны

Кирилл Васильев // Общество

Как купец стал писателем

Виктор Елисеев, член Липецкого областного краеведческого общества, лауреат областной премии имени И.А. Бунина // История

Пока ещё «пчёлы»

Денис Коняхин // Спорт



  Вверх