lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
26 сентября 2011г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Есть такая профессия…

или Разрушители иллюзий «великого иллюзиониста»
26.09.2011 "ЛГ:итоги недели". Евгения Ионова, Александр Юшков (фото)
// Общество
Валерий Павлович ПикаловВ лаборатории пищевых экспертизНаш фотограф Александр Юшков тоже на мгновение сменил профессию

На Земле, как в песне поётся, хороших людей немало. Так же, как и дел, которыми они занимаются. Несколько лет УМВД России по Липецкой области проводит акцию «Журналист меняет профессию». На сей раз возможностью ознакомиться с работой одного из самых закрытых для постороннего глаза подразделений полиции воспользовались и журналисты «Итогов недели».


Ищущие след


О работе криминалистов, казалось бы, сегодня знают все, кто увлечённо смотрит различные телесериалы, идущие по всем телеканалам страны. «След», «Кости», «Улицы разбитых фонарей»… Как ловко тамошние эксперты находят улики, обличающие преступников, как быстро анализируют они полученную информацию. И кажется, что ещё немного, ещё чуть-чуть – и преступному сообществу будет нанесён последний, смертельный удар…


Попав в Экспертно-кримина­листический Центр (ЭКЦ) УМВД России по Липецкой области становится понятно, что никакая мелочь от зоркого взгляда его сотрудников действительно не уйдёт. Однако про сериальные методы и скорости, а также практически паранормальные способности криминалистов нужно забыть. Мы провели полдня в компании людей, ищущих, если образно выражаться, иголку в стоге сена или чёрную кошку в чёрной комнате. И поняли, что их работа, лишённая киношного романтического флёра, требует огромных интеллектуальных и эмоциональных затрат.


– Только мы не являемся криминалистами в полном смысле этого слова, – с порога огорошил нас заместитель начальника ЭКЦ, полковник полиции Валерий Павлович Пикалов. – Что такое криминалистика? Это наука, которая исследует вещественные доказательства и следы, изымаемые с места преступления. Большинство людей по книгам и телефильмам знают, что криминалисты ищут отпечатки пальцев рук, следы обуви... Нашему специалисту необходимо на месте преступления найти то, что абсолютно незаметно постороннему глазу. Например, совершено дорожно-транс­портное происшествие, а водитель, сбивший пешехода, скрылся с места аварии. Наш эксперт обязательно оты­щет на одежде потерпевшего микроскопическую частичку краски с автомобиля, которая и «приведёт» нас к преступнику. Другой пример: если на месте пожара нами будут обнаружены нефтепродукты, то, скорое всего, расследовать нужно поджог и , следовательно, искать поджигателя. Или ещё: если вор залезал в квартиру через форточку, значит, ворсинки с его одежды обязательно где-то остались…


Говорящие волокна


Как выглядит собирание столь малых, но оттого не менее важных улик, нам продемонстрировали в лаборатории исследования микрообъектов. Точнее, нас сделали полноправными участниками процесса. В небольшой исследовательской комнате был разыгран целый спектакль, режиссёром которого стал полковник Пикалов. Жертвой преступника пришлось выступить мне, а злодеем – капитану полиции Роману Лимичу. После того, как я рукавом своей кофты коснулась пиджака Романа Юрьевича, началось долгожданное собирание улик. Липкой плёнкой мы сняли все ворсинки с одежды предполагаемого преступника, отщипнули от исходника (то есть моей кофточки) несколько нитей для определения состава и – за микроскоп. Роман Лимич сразу на глаз определил состав моей одежды и своей. Потом его предположения подтвердил и компьютер. Так мы изобличили «преступника», посягнувшего на жизнь «жертвы». Вернее, помогли предполагаемому следствию.


– Если отпечатки пальцев или следы обуви злоумышленник может сразу уничтожить, то предметы нашего изучения пропылесосить и смыть нельзя, – резюмирует полковник Пикалов. И… отправляет на настоящую экспертизу исследования волокон.


В соседнем кабинете нас уже ждал заместитель начальника отдела, подполковник полиции Сергей Егоров. Перед ним на столе лежали пиджак и блузка убитой недавно женщины.


– Преступление пока не раскрыто, – говорит Сергей Анатольевич. – Но круг подозреваемых известен. Нам необходимо найти на вещах жертвы посторонние волокна. Если мы обнаружим сейчас принадлежащие кому-нибудь из подозреваемых частички одежды, то, вполне вероятно, можно будет говорить о его виновности.


– А вы в своих оценках даёте возможность некоего этического отступления, то есть не утверждать стопроцентно чью-то вину, а лишь предполагать её? – спрашиваю Сергея Анатольевича, прижимая липкую ленту к ткани блузки.


– Объективность экспертизы зависит только от результатов проведённых исследований. Эксперт не вправе поддаваться эмоциям в работе. Сейчас мы исследуем хлопчатобумажную ткань, из которой шьётся одежда для тысяч женщин, – отвечает, капая инерционной жидкостью на стеклянную пластинку, подполковник Егоров. – Казалось бы, как одну пробу отличить от другой? Все волокна «запоминают» сколько раз и чем стирали одежду, какое время её носили… И при лабораторном анализе всё это нам и «рассказывают».


– Сергей Анатольевич, вы же на ощупь угадаете любой материал, так что вы неблагодарный покупатель – вас невозможно обмануть надписью на этикетке…


– Надеюсь, – улыбается «коллега».


После того, как мы сняли липкой лентой ворсинки с поверхности одежды погибшей, мы также отщипнули несколько «родных» ворсинок из пиджака и блузы, чтобы исключить их из исследования. Нам нужны чужие следы.


Кто была эта женщина? Как она выглядела? Сколько ей было лет? Кого она любила? О чём мечтала? Почему-то мне показалось, что она была средних лет, немного романтична, раз носила вышитые кофточки с рюшами. Эксперты тоже не видели портрета погибшей. Но мне кажется, что мы все знаем одно: она не желала получить смертельное ножевое ранение в собственном подъезде… Мы держали в руках вещи, которые когда-то радовали свою хозяйку, а теперь остались единственными свидетелями её последних минут жизни… Их тайну и начали выпытывать эксперты-криминалисты. Но это оказалось делом не одного дня. Только после того, как будет оглашён приговор убийце, мы узнаем, что же эти пиджачок и блузочка в день нашего визита в Центр «нашептали» его сотрудникам.


Губит людей не пиво


В лаборатории пищевых экспертиз нас ждали старшие лейтенанты полиции Андрей Таратин и Александр Тургенев. А ещё пол-литра анализируемой жидкости. Предварительно понюхав, мы измерили её плотность, затем отобрали пробу и поместили в газовый хроматограф. Пока прибор работал, а компьютер считывал информацию, мы могли и побеседовать. Выяснилось, что Андрей Таратин в юности занимался хоккеем, играл в защите. Оттого, вероятно, и пошёл в полицию, тогда ещё в милицию. А сейчас по пятницам защищает честь подразделения на еженедельных занятиях по боевой и спортивной подготовке, в том числе и стреляет из табельного оружия.


– А зачем сотруднику лаборатории знать боевые приёмы самбо и пистолет «Макарова»? – спрашиваю не самого Андрея, а его непосредственного начальника полковника Пикалова.


– Он – сотрудник внутренних органов и должен многое уметь. К тому же, если он будет ехать в транспорте, а там начнут обижать девушку, он обязан вступиться за неё не только как мужчина, но и исполнить свой служебный долг – задержать хулигана. А для этого нужна хорошая подготовка… Но оружие полицейского – не только пистолет, – через паузу добавляет Валерий Павлович. – Это интеллект, помноженный на физическую силу.


… Жидкость, которую мы анализировали, оказалась водкой, в которую был добавлен ацетон и некоторые другие ядовитые компоненты. Концентрация этих вредных веществ позволяет утверждать, что пойло это опасно для жизни!


– Только мы никаких рекомендаций не даём. Это прерогатива санитарного врача, которому мы все результаты и предоставим.



Травушка-муравушка


В природе часто так бывает – нечто красивое на поверку оказывается смертоносным ядом. В случае с марихуаной – это точно. Под микроскопом трава-убийца была очень красивой, правда, немного лохматой. Увидели мы её в лаборатории газовой хроматографии, где, помимо всего прочего, исследуются наркотики, сильнодействующие и психотропные вещества.


– Как вы всей этой гадостью дышите, иногда даже пробуете, судя по фильмам, и не «подсаживаетесь», – спрашиваю майора полиции Юрия Кулакова.


– Мы ничего не нюхаем и не пробуем, – улыбается Юрий Михайлович. – Для этого есть специальные приборы.


– Опыты, так сказать, на себе ведут к печальным и всем известным последствиям, – подключается Валерий Павлович Пикалов. – В кино, и особенно голливудском, показывается популизм чистой воды. При проведении оперативно-профилактических мероприятий, когда задерживают наркокурьера в «полевых условиях», никто из наших сотрудников никакой белый порошок «на зуб» не пробует – это непрофессионально. Мы используем специальный экспресс-тест, который и показывает: наркотик ли изъятое вещество или нет.


– В том же самом кино нередко встречаются и курьёзные случаи…


– Мы это называем ЧП. Потому что принесённый пакетик с зелёным чаем вместо марихуаны – это не смешно. Значит, кто-то сработал непрофессионально… Хотя однажды к нам на экспертизу привозили целую дверь изрешечённую пулями…



Пять секунд, или про «рубашку»


О мощности взрыва в тротиловом эквиваленте многие из нас слышали из выпусков новостей. Только как он выглядит, этот тротил – об этом имеют представление немногие. Теперь и мы оказались в числе тех избранных.


А вот что такое граната-«лимонка», знают, пожалуй, все. Фильмы о войне, музейные экспозиции вдоволь «начинены» этим смертельным «цитрусовым». Мы также смогли изучить «внутренности» этой гранаты, как и исследовать гексогенную «начинку» её более поздней «соплеменницы». Маленькая круглая убийца была изобретена специально для войны в Афганистане. Разработчики даже одели своё «детище» в «рубашку», превратив таким образом гранату из наступательной в оборонительную. Но какая бы ни была граната – одетая или раздетая – она взрывается через пять секунд после выдёргивания чеки. На мой вопрос: «А вдруг бабахнет?», майор полиции Эдуард Леонидович Шиленок ответил улыбкой.


К этому моменту мы провели в лабораториях центра более трёх часов. На нас обрушилось неимоверное количество новой информации. Наверное, поэтому уже не удивляли рассказы о том, что в кино про взрывы гранат тоже врут – никого на самом деле на десятки метров не подбрасывает в клубах дыма и пламени. Но когда выяснилось, что некоторые «экспонаты» найдены на территории нашего региона, стало страшно... А потом пришло понимание: рядом с нами живут и работают люди, делающие всё, чтобы нам всем жилось спокойно, чтобы об оружии мы знали только по фильмам и книгам, а брали его в руки поохотиться, да в тире пострелять…



Нанотехнологии на службе


Менять профессию мы пришли в уникальное подразделение. Оно работает, так сказать, на полстраны. Экспертно-криминалистический Центр – базовое подразделение экспертного обеспечения для УВД соседних областей. К нам привозят «экземпляры» из Воронежа, Рязани, Белгорода, Курска, Тамбова, Орла, а также вещдоки, собранные на Юго-Восточной железной дороге. Соответственно, что и аппаратура в липецком Центре уникальная и дорогостоящая, о чём полковник Пикалов нас сразу и предупредил. В 2007 году липчане получили растровый сканирующий электронный микроскоп. Подобные есть только в Москве, в Томской области, в Красноярске и Хабаровске. Аппарат сей предназначен для определения химического элементного состава неорганических веществ. То есть вещь удивительная. И заботятся о нём сотрудники Центра, как о младенце в боксе – всегда поддерживают в кабинете постоянную температуру в 20 градусов и содержат в стерильности. На нём мы тоже немного поработали – на насколько минут превратились в экспертов-гемологов. Они исследуют драгоценные камни. Благо, что за пробным материалом идти далеко не пришлось – на моём пальце было кольцо, которое мы и проанализировали.


– На этом приборе можно даже исследовать кровь, – с любовью рассказывает о микроскопе полковник Пикалов.– По форме повреждения кровяных телец можно установить, чем человек болел в своей жизни. На нём мы также исследуем металлы и сплавы, драгоценные камни, взрывчатые вещества, элементы взрывных устройств, чтобы установить первоначальную их конструкцию, а затем и изготовителя, делаем экспертизу продуктов выстрела. Продукты выстрела – это маленькие сферические частички, размером в сотую долю миллиметра. В обыкновенный микроскоп они не видны, только в электронный. По специальной методике частицы собираются с рук подозреваемого, кладутся на металлический столик (который похож на предмет мебели для Дюймовочки. – Прим. автора.) и исследуются в камере микроскопа. Потом эксперт делает свои выводы. То есть это наглядный пример применения нанотехнологий в работе правоохранительных органов.


Анализ, который мы делали собственноручно, выясняя какой пробы моё кольцо, оказался не из быстрых. За это время мы о многом поговорили. В том числе и о том, что теряется в нашем обществе доверие к сотрудникам внутренних дел. И, наверное, не только средства массовой информации и кино в этом виноваты…


– Кстати, Валерий Павлович, а какой кинообраз полицейского или милиционера вам самому наиболее симпатичен?


– Для меня – это Глеб Жеглов и Володя Шарапов. Причём это неразделимые две ипостаси полицейского: нужно иногда быть, как Жеглов, резким и жёстким, но вместе с тем, необходимо оставаться законником, как Шарапов, человечным. Добро всё-таки должно быть с кулаками, потому что всегда нужно противостоять злу. А те образы силовиков, которые сегодня культивируются в кино, сериалах, в прессе – не впечатляют, по ним нельзя судить о полиции в целом…


P.S. – Здесь работают профессионалы высокого полёта, которые любят свою работу, – сказал нам на прощание полковник Валерий Павлович Пикалов.


Это было очень важное дополнение. В последнее время мы испытываем острую нехватку любви: к людям, природе, делу, памяти…


Конечно, образ сотрудника внутренних дел сегодня воспринимается далеко неоднозначно. Нам, на день сменившим профессию, удалось войти в потайную дверь полиции, где умеют «разговаривать» с неодушевлёнными предметами, узнавать их тайны, подслушивать их воспоминания. Там знают, как самое маленькое делать значительным, а незаметное – видимым…


Каждая профессия хороша, только выбирай. Наша удивительна тем, что мы имеем возможность познакомиться с людьми, которых в обычной жизни не достать. И потом рассказать об этом нашим читателям. Быть может, и вам это будет полезно узнать, что есть такая профессия – дотошно собирать малейшие улики, чтобы найти преступника. Чтобы нам всем, в конечном счёте, жилось спокойно…

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Вторник, 24 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: -4 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Спорт шаговой доступности

Елена Таравкова, elena.taravkova@gmail.com
// Спорт

Повысить грамотность предпринимателей

Ирина Смольянинова, irina.ch@pressa.lipetsk.ru
// Экономика

Давайте работать от сердца

Ольга Шкатова, shkatovao@list.ru
// Культура
Даты
Популярные темы 

Деловые женщины объединились в комитет

Андрей Дымов // Экономика

Бюджетникам повысят зарплату

Сергей Кибальниченко, Елена Таравкова, elena.taravkova@gmail.com // Власть

Безопасность как принцип

Лариса Пустовалова, larisa.pustowalowa@2017 // Общество

Махали шашкой и танцевали на балу

Анастасия Карташова, kart4848@yandex.ru // Общество

Кто ищет, тот найдет

Елена Таравкова, elena.taravkova@gmail.com // Общество

Уроки немецкого и… дружбы

Ольга Шкатова, shkatovao@list.ru // Образование



  Вверх