lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
1 августа 2011г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Культура 

Река времени

01.08.2011 "ЛГ:итоги недели". Евгения Ионова, Татьяна Щеглова, Роман Хомутский
// Культура
Фото Николая Черкасова, Александра Юшкова
Фото Николая Черкасова, Александра Юшкова

В Ельце давали оперу. Впервые в его современной истории. Не в зале, а так сказать, на лоне природы. И, казалось, сам город стал не только персонажем и декорацией, но и зрителем…


Тень Тамерлана


Закатное солнце уже уходило за Вознесенский собор Ельца, окрашивая небо в нежно-розовые оттенки. Горячий воздух окутывал каждого, кто шёл в это время над берегом Быстрой Сосны, направляясь на трибуны свежевозведённого амфитеатра. Всё смешалось: люди, кони, песок, поднимаемый идущими и никак не желающий опускаться на землю, отрывистые звуки струнных инструментов и гул человеческих голосов… В реке отражались потоки людей, вспышки фотоаппаратов, отблески от сабель и сияющие в закатных лучах купола главного елецкого собора.


Но даже вся эта суета была, словно, частью одного замысла – стереть временные границы, дать всем нам почувствовать, что XIV век не так далёк от нас, как кажется, что всё на самом деле взаимосвязано. И что-то на многострадальной елецкой земле помнит те лихие времена, когда она обильно поливалась кровью как захватчиков, так и её защитников…


Многие мистики искренне верят в то, что Великая Отечественная война случилась не по злому умыслу фашистской администрации Третьего рейха. В самую короткую ночь 1941 года была вскрыта (в научных целях) гробница Темир-Аксака, грозного Хромца… Существовало поверье: если потревожить покой всемогущего Тамерлана, то на волю вырвутся все силы зла, пожелающие уничтожить тех, кто лишил их покоя. Так своих умерших полководцев и царей охраняли все известные нам племена и народы – сон великих не стоит прерывать… Но так или иначе, время проникновения в гробницу Тамерлана и наступление гитлеровских войск совпадает. И ещё, когда в 1942 году по приказу Сталина Тамерлана снова вернули в гробницу, началось наступление советской армии в районе Сталинграда…


…Однако, кажется, что Тамерлан, так скоропалительно бежавший из-под разорённого им Ельца, по легенде увидев во сне Богоматерь с воинством небесным, вовсе и не покидал (в мистической транскрипции) окрестности этого древнего града.


… Едва только смычёк первой скрипки оркестра коснулся струн, как из-за куполов Вознесенского Собора на то место, где разворачивалось всё оперное действо, начала накатываться чёрно-фиолетовая грозовая туча. Она наступала медленно, будто прислушиваясь и присматриваясь ко всему происходящему. И как-то странно заняла всё небесное пространство между крестами Вознесенского собора и Введенского храма. И… остановилась ровно над рекой, став частью декорации, не предусмотренной художником-постановщиком. Иногда из её недр вырывались молнии, заставлявшие зрителей с трепетом смотреть на небеса, в предвкушении грозы,.. которая так и не началась. Туча за все полтора часа, что длилось сценическое действо, так и не сдвинулась с места. А когда артисты выходили на поклоны, она и вовсе словно испарилась – над импровизированным амфитеатром мириадами звёзд мерцало чистое ночное небо… Не дух ли, не тень ли Тамерлана проникли в некогда разорённые им земли, чтобы посмотреть на себя со стороны глазами людей XXI столетия, потомков тех, кто бился с его войском не на жизнь, а на смерть…


…Человеческой душе свойственно вибрировать в такт музыке и возноситься за словами молитвы. Опера разворачивалась практически там же, где положенная в её основу история, в сущности, могла и произойти. И мы, зрители, как и силы природы, стали невольными соучастниками всего происходящего. А когда на стене Введенского храма и на парусе плывущей по Быстрой Сосне ладьи появились проекции Елецкой иконы Божией Матери, а на противоположном берегу реки появилось светящееся Её изображение, рука непроизвольно потянулась совершить крестное знамение. Заступница Земли Русской снова явилась над Ельцом, только уже в рукотворном варианте. Но от этого эмоциональное воздействие было не меньшим…


…Обратно люди шли по той же дороге. Те же люди, над тем же берегом реки, которая снова уносила свои быстрые воды, где опять отразился Тамерлан, огни его стоянок, молчащие дети со свечами в руках, кресты православных церквей и время. Наше? Прошедшее? Возможно, что сделав одной реке известный круг, она снова принесёт сюда те же самые воды – а память у воды, как известно, крепче человеческой. И кто знает, быть может, уже наши потомки увидят в ней отражения нас, идущих по-над берегом, наших предков, отвоевавших для нас у врагов саму возможность ходить по родной земле, и Тамерлана, лицезревшего Деву Марию, покрывшую своим омофором русскую землю…


Единая молитва над Быстрой Сосной


Народный артист России, композитор Александр Чайковский рассказал «Итогам недели» о работе над оперой «Сказание о древнем граде Ельце»



– Александр Владимирович, в истории российской, да и советской музыки изначальное сочинение оперы для открытой площадки – небывалое новшество, прецедент. Такого не было никогда. Чаще постановщики брали готовую оперу и переносили её на природу. Вдвойне важно, что тема оперы патриотическая. В последние годы нас этим не балуют. Как воплощалась идея, и какие задачи вы ставили перед собой?


– Для меня очень важно, что инициатива создания новой оперы, к которой были привлечены лучшие российские музыкальные и сценические силы, исходила из провинции. Инициаторами проекта выступили областная администрация в лице вице-губернатора Людмилы Валентиновны Кураковой и филармония в лице директора Наталии Николаевны Мекаевой. Они-то и двигали весь процесс – от написания либретто до воплощения замысла на сцене.


Пока шла работа над музыкой, я неоднократно приезжал в Елец, ходил по его улицам, прислушивался к его голосу, впитывал его мощную энергетику – здесь сама земля хранит память о ратных событиях тех далёких лет. Мы смогли подобрать крепкую команду профессионалов на все ключевые места постановки. И если зритель на премьере ощутил эмоциональный накал, почувствовал после спектакля душевный подъём, гордость за то, что он русский, значит, мы реализовали свои высокие цели.



– Насколько я знаю, Наталия Николаевна Мекаева вдумчиво и с верой подошла к воплощению замысла. Даже икона, которую по ходу действия выносит митрополит, была специально заказана в Софрино. Это список с иконы Владимирской Богородицы, хранящейся в Третьяковской галерее. Её нёс митрополит Киприан из Владимира на Москву во время татарского нашествия…


– Людмила Куракова и Наталия Мекаева настояли на том, чтобы икона была освящена. Консультант проекта, доктор богословия, наместник Свято-Успенского Липецкого мужского епархиального монастыря игумен Митрофан (Шкурин) не только совершил молитву на освещение иконы, но и освятил хоругви и другую церковную утварь, которая используется в опере. В перерыве между постановками предметы будут храниться в Церкви.


Наталия Мекаева сама выбрала место для постановки, и оно, на мой взгляд, идеально. В вечернем небе чётко очерчены силуэты нескольких церквей, в одной из оперных сцен лик Богородицы проецируется на стены древнейшей Введенской церкви. А когда по реке проплыла ладья, зрители просто ахнули: надо же! Богородица в лодочке плывёт…


Энергетика спектакля – удивительно светлая, сильная, и она состоялась благодаря тому, что духовная линия постановки, по настоянию заместителя губернатора Людмилы Кураковой и директора филармонии Наталии Мекаевой, выдержана по всем канонам православия.


Не зря липецкий губернатор Олег Петрович Королёв сказал после премьеры: даже если бы трибуны стали падать, их поддержала бы на руках Богородица…



– Вернёмся к оперной музыке. Какие собственно задачи пришлось разрешить, работая над произведением?


– Мне было достаточно сложно уместить большое количество событий, заложенных в сюжет, – картины в Ельце, Москве, в стане Тамерлана, не считая пролога и эпилога – в короткий временной промежуток – 1 час 20 минут, столько идёт опера. В конце концов, это удалось. И достаточно непросто было написать музыку в предельно сжатые сроки, всего за три недели, это необычайно быстрый темп сочинения, но я смог с этим справиться. Значительно больше времени ушло на подготовку и переделку либретто – почти два месяца. Над основой, предложенной липецким писателем Николаем Карасиком, мы работали вместе с Радомирой Ползуновой.



– Приходилось ли раньше сотрудничать с симфонической капеллой Полянского? И кто набирал состав солистов?


– Я уже работал со всеми участниками проекта: и с режиссёром Георгием Исаакяном, и с художником Эрнстом Гейдебрехтом. Мы поставили в Перми оперу «Один день Ивана Денисовича», номинированную на восемь «Золотых масок». Валерия Полянского пригласил на постановку тоже я, потому что давно знаю его как музыканта экстра-класса, создавшего высокопрофессиональный коллектив. Состав солистов набирал Валерий Полянский. Я знал, что этот дирижёр и его команда сделают всё на высшем уровне и справятся в самые короткие сроки.



– Александр Владимирович, какой вы видите дальнейшую судьбу оперы? Потребуются ли какие-либо музыкальные купюры для её исполнения в концертных залах?


– Специфика премьеры в том, что действие происходило на разных сценических площадках, в том числе на другом берегу реки – сцена в стане Тамерлана, передвижения конницы, появление плывущей ладьи и так далее. Это очень зрелищно и жителям вашей области, безусловно, повезло, что они смогли лицезреть происходящее в живописнейшем месте – на берегу Быстрой Сосны, на фоне православных церквей. Естественный ландшафт заменил многие декорации. В академическом зале изменения коснутся, скорее всего, режиссуры и сценографии, а музыкальная составляющая останется прежней.


В ноябре состоится премьера «Легенды о граде Ельце» в концертном зале имени Чайковского, вполне вероятно, оперу повторят в Большом зале консерватории. И я вполне допускаю, что следующим летом мы дадим оперу опять же на Быстрой Сосне. Дальнейшая судьба этого произведения мне не известна, всё в руках Божьих, но хочется верить, что опера и дальше пойдёт путешествовать по свету.



– Такую грандиозную оперу на православный сюжет мог написать только человек верующий. Скажите, вы верите в духовно-мистическую сторону жизни?


– Верю легендам и верю, что любые совпадения не случайны. И лично для меня важно, что языком этой оперы, прозвучавшей на елецкой земле, я общался со своим учителем Тихоном Хренниковым, чей прах захоронен здесь. Моя опера – это не только продвижение национальной русской идеи, но и дань своему великому учителю.


Премьера спектакля, безусловно, подняла планку духовности – как участников постановки, так и зрителей. На трибунах сидели и люди светские, и воцерквлённые, и священнослужители – у всех были особые, просветлённые лица. Одна из зрительниц даже подошла ко мне после премьеры и сказала: «Сказание о граде Ельце» прозвучало как единая молитва». Для меня это – высшая похвала.


накануне премьеры


С крестом и на кресте


Подготовка к премьере началась за полторы недели. Оперативный десант редакции «Итогов недели», томимый ожиданием и любопытством, не смог утерпеть до 27 июля. Мы заблаговременно отправились на место дислокации посмотреть, как проходят репетиции.


По прибытии нашим взорам предстало зрелище поистине грандиозное. Громадные ряды, поднимающиеся от площадки по склону, сцена прямо на берегу реки, помост сложной формы. Как потом оказалось – крестовидной.


… Шёл прогон с солистами, который вели режиссёр-постановщик Георгий Исаакян и композитор, автор музыки Александр Чайковский. В тот день нам удалось побеседовать с художником-постановщиком Эрнстом Гейдебрехтом, неоднократно сотрудничавшим с Исаакяном и Чайковским. Их последний совместный проект – эпическая опера «Один день Ивана Денисовича» по мотивам рассказа Александра Солженицына – снискал бурную реакцию театральной критики в 2009 году.


– Ваше трио с режиссёром Георгием Исаакяном и композитором Александром Чайковским – уже давно сложившаяся творческая команда. Вы изначально планировали работать над «елецкой оперой» сообща?


– Я оказался в нужный момент в нужном месте, – рассказывает Эрнст Гейдебрехт. – Чайковский буквально поддел меня на крючок: «Что, только концлагеря делать умеешь?», – сказал он мне, имея в виду «Ивана Денисовича». «Как же, могу всё что угодно!». «А про Тамерлана – слабо? Нет? Тогда срочно собирайся в Елец!». Перед тем, как отправиться в ваши края, я глянул Google Maps в Интернете – вид Ельца со спутника – и был просто потрясён. Увидел реку, и сразу появилось непреодолимое желание сделать оперу прямо над водной гладью, это обеспечило бы невероятную акустику. Изначально даже родилась смелая идея набрать в воинских частях понтонов и разместить оркестр на помосте прямо на воде. В Ельце вообще потрясающие естественные декорации. Чего стоит один только Вознесенский собор – творение Константина Тона. Увидев его, мы сразу же решили, что он тоже будет «действующим лицом» оперы. Собор цементирует образ древнего русского города, а для людей, впервые попавших в Елец, этот храм, как визитная карточка.


Изначально выбранный плацдарм несколько сместился в сторону. Дело в том, что впервые мы с режиссёром, композитором и директором Липецкой филармонии приехали сюда ещё зимой, и всё выглядело несколько иначе. А летом берега заросли, зашумел серебристый тополь, из-под снега показались многочисленные рытвины. Прошли чуть дальше, за поворот, и вот оно! Замечательный вид, солнце заходит прямо за собором, если смотреть с этой точки. В общем, идеально. На противоположном берегу разбили шатёрный лагерь Тамерланова войска. В нужный момент шатры вырастут, будто из-под земли, появится конница, экипированная и вооружённая рать. Факелы, дым.



– А почему вы решили сделать помост для сценического действа в форме креста?


– В опере Чайковского очень много хоралов, постоянно обыгрываются христианские мотивы, темы церковного служения, борьбы добра со злом, насилия и воздаяния. Послушав материал и увидев с берега гордо возвышающийся над Быстрой Сосной Вознесенский собор, крест нарисовался в моём воображении сам собой. Если обратите внимание, крестовидная сцена напоминает отброшенную на противоположный берег тень собора. Кстати, для тех, кто не знал: любой православный храм в своём основании имеет очертания креста. И вообще этот древнейший символ многозначен. Крест выражает столкновение между двумя силами, смертельное противоборство. Крест – все наши беды, горести и невзгоды, которые мы сами на себе несём. В то же время, это христианское отображение правосудия. И так далее. Сначала я побоялся так конкретно обозначать эту форму, а потом понял, что усложнять ничего не нужно. Конечно, используя подобным образом сакральный знак, рискуешь задеть чьи-то религиозные чувства. Всё-таки за крест, за веру на Руси всегда шли на гибель. Поэтому я сомневался… И сомнениями своими поделился с композитором. Реакция была однозначной: здорово! Обратился к местным священнослужителям, – они, вопреки ожиданиям, чрезвычайно обрадовались. Инициатору проекта Наталии Николаевне Мекаевой рассказал о своей идее, и она тоже с радостью отреагировала на задумку. Значит, я попал в точку. Крест вообще определил всю сценографию. Имея в основе такой сильный образ, ты просто не вправе распыляться, навешивать вокруг бесполезную мишуру.



– Получается, что всё вращается вокруг креста?


– События оперы разворачиваются именно на кресте как бы в трёх проекциях, в трёх временных плоскостях, что на удивление удачно объединило повествование в одно целое. Те немногие элементы, которые я дополнительно ввёл, взяты непосредственно из исторических источников. Срисованный с древней иконы великокняжеский трон, изгородь-частокол, как описано в летописях, и шатры, изготовленные по оригинальной конструкции. Своего фактически ничего и не добавлял.


Две тысячи вместо одной


Опера на Быстрой Сосне вызвала настоящий зрительский ажиотаж. Изначально планировалась тысяча зрительских мест. Но количество их пришлось удвоить, – спрос оказался неожиданно очень высоким.


– Никто не мог предположить, что абсолютно все билеты разойдутся за пять дней, – комментирует директор Липецкой областной филармонии Наталия Мекаева. – Такого не было ещё никогда. В Елец едут из Липецка, Москвы, Воронежа, Тулы, Тамбова, много иностранцев. Причём гиперактивной пиар-кампании мы не затевали. Да, в Интернете присутствовало много интервью и материалов по теме, но специально никого не заманивали. Интерес невероятно велик. Что, конечно, для нас лестно и приятно.



– Хватило ли запланированных ресурсов, или бюджет оперы пришлось увеличивать?


– Честно признаюсь, подобный проект стоит значительно дороже. И без спонсорской помощи, конечно, не обойтись. Приходится примеривать на себя роль этакого рыночного торговца: где-то скостить, где-то повыгоднее договориться. Многое делается благодаря личным контактам. Затевать оперу на открытом воздухе – дело затратное. Но, как видите, нет ничего невозможного.



– Всё ли удалось воплотить? Возможно, чем-то пришлось пожертвовать?


– Мы взяли на себя ответственность и храбрость ничего не упрощать, а идти до конца. Какие-то мелочи упразднялись по мере работы. Это связано с тем, что не всякая декорация «встанет» на природе. Лучшие декорации в нашем случае – естественные: храмы, берега реки, деревья, небо, играющее отблесками заката… Крест вписался изумительно в ландшафт, шатры – крупная деталь.



– Все ли из приглашённых для репетиций солистов смогли принять участие в постановке?


– Да. С персоналом проблем нет. И оркестр, и хор, и массовка, и даже конница. Представьте, на площадке будут трудиться около трёхсот человек! Кстати, для оперы у нас довольно значительное число солистов, а именно – шестнадцать. Есть и настоящие звёзды. Вот, например, прима «Геликон-оперы» заслуженная артистка Лариса Костюк. Она исполняет арию Старицы. На мой взгляд, это вообще главная роль. Образ Старицы мы придумывали вдвоём с вице-губернатором Людмилой Валентиновной Кураковой. Старица молится за православие, она – провидица, которая предрекает Тамерлану поражение. Она – как юродивый в «Борисе Годунове», чьими устами говорит сам русский народ.


Работники меча и топора


Обязанности по постановке массовых батальных сцен с участием реконструкторов были возложены на елецкий военно-исторический клуб «Копьё». Мы задали несколько вопросов его руководителю Павлу Семёнову.



– Павел, насколько нам известно, в опере будет задействован чуть ли не батальон любителей «живой истории», вооружённый до зубов…


– Действительно, для участия в этой широкомасштабной феерии из Ельца, Липецка, Воронежа, Борисоглебска и Тулы собралось восемьдесят два человека. В массовке, что интересно, участвуют не только мужчины, но и женщины с детьми. Основная наша задача – достоверно, с использованием орудий и амуниции образцов той эпохи воспроизвести модель полевого сражения между войском Тамерлана и русской ратью. Участвует в опере и наша лодка, на её парус с берега проецируется изображение Елецкой Божией Матери.



– Костюмы и военная атрибутика изготавливалась по вашему заказу, или же будете пользоваться своими вещами?


– Всё делали собственными руками! Историческая реконструкция – наше серьёзное увлечение, ему отдано много лет и в него вложено много труда. К тому же, эпоха, которой занимается клуб, примерно совпадает со временем действия оперы. Какие-то отдельные вещи одалживали у дружественных организаций, но, в основном, это наши наработки. Образцами для изысканий служат, как правило, материалы археологии, этнографические, изобразительные и письменные источники. Есть достаточно большой архив изображений гвардейцев Тамерлана и его самого, археология даёт понимание о том, какие предметы были в ходу в ту пору. Так что большой проблемы здесь нет. Определённую сложность в точном восстановлении орудий и доспехов представляет собой широкое использование драгоценных металлов, поэтому реконструировать XIV век дороговато. К тому же войско было конным. А с лошадьми сейчас туговато. Но на помощь пришли коллеги из елецкого конноспортивного клуба «Кристалл». Они уже давали нам лошадей для похода на Куликово поле, поэтому навыки верховой езды у нас имеются. Хотя, в основном, скакать будут всадники из «Кристалла».



– Как вы сами оцениваете значение оперы для Ельца и своё в ней участие?


– Привлекать клубы исторической реконструкции, в первую очередь, выгодно и эффективно. Мы приходим со своей амуниций, в услугах профессиональных фехтовальщиков и военных консультантов не нуждаемся. Эта практика уже успела получить широкое распространение в кино. А как ельчанин, я очень горд, что участвую в такой масштабной постановке. Здорово, что организаторы не побоялись взяться за столь ответственное мероприятие. И хотелось бы, чтобы такого рода спектакли проводились ежегодно.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Четверг, 17 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +29 C°  Ночь: +15C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Сухо, жарко

Александра Панина
// Общество

В садах, цветущих круглый год

Ольга Чистякова, Галина Кожухарь
// Общество

«Здравствуйте! Я родилась...»

Ольга Журавлева
// Общество

Вспоминая об утраченном

Елена Бредис
// Образование
Даты
Популярные темы 



  Вверх