lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
11 июля 2011г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Содержание осуждённых – дело рук самих осуждённых

11.07.2011 "ЛГ:итоги недели". Виктор Страхов
// Общество
Уполномоченный по правам человека в Липецкой области Николай Загнойко

Права человека, которыми вот уже много лет донимают Россию европейские «тираноборцы», стали темой недавнего межрегионального семинара в Ельце. Точнее, речь шла о судебной реформе. Призванная содействовать защите этих самых прав, она, по мнению многих юристов, идёт с большим скрипом.


Почему? Какими должны быть шаги власти и общества, чтобы судебная реформа не оказалась пустой декларацией? Что намерены предпринять участники семинара, а среди них были уполномоченные по правам человека, представители судейского и научного сообщества, активисты общественных организаций, представители областной и Елецкой городской администраций, чтобы и у нас воцарились неоспариваемые «заморскими» ПАСЕ и доморощенными хельсинкскими группами свобода и демократия, гуманизм и справедливость?


Об этом беседуют корреспондент журнала «Итоги недели» и Уполномоченный по правам человека в Липецкой области Николай ЗАГНОЙКО.


– Николай Иванович, начнём, если не возражаете, с того, что буквально накануне семинара президент Дмитрий Медведев направил в Госдуму большой пакет поправок к уголовному законодательству. Их цель, как заявил глава государства, – гуманизация уголовного законодательства. В то же время некоторые правозащитники считают, что президентом двигали скорее чисто практические соображения: сокращение расходов на пенитенциарную систему. А что думаете по этому поводу вы?


– Я думаю, что истина посередине. Поправки действительно предусматривают смягчение ответственности за нетяжкие преступления и в том числе вводят новый вид наказания, не связанный с лишением свободы. Это принудительные работы. Они дополнят уже существующие в УК обязательные и исправительные работы.


– Обязательные, принудительные… Для неподготовленного человека – не более, чем игра слов. А разница?


– Есть разница. Обязательные работы предполагают занятия осуждёнными общественно полезным трудом в свободное от основной работы время. Исправительные работы назначаются безработным: их трудоустраивают по месту жительства, а затем вычитают из зарплаты до 20 процентов заработка. Принудительными работами (этот вид наказания начнёт применяться с 1 января 2013 года) граждане будут заниматься в исправительных центрах (ИЦ) Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН).


Осуждённых, как правило, предполагается направлять в ИЦ, расположенные в регионе их проживания или осуждения, но если такого центра не окажется или в нём не будет мест, то и в другие регионы. В чём же особенности ИЦ? Их обитатели будут жить в специальных общежитиях (норма жилплощади – не менее 4 квадратных метров на человека), покидать которые в том числе и в свободное время без разрешения администрации запрещено. Но главное, в чём, собственно, и состоит коммерческий смысл нововведений, одежду и еду обитателям общежитий придётся приобретать на свою зарплату, из которой в доход государства предполагается вычитать до 75 процентов средств. Коммунальные платежи также придётся вносить осуждённым. Правда, за примерное поведение им после отбытия трети срока разрешат проживание вне общежитий с семьями, но в пределах муниципалитета, в котором расположен центр.


– Где будут работать обитатели центров?


– Как в самом ИЦ, так и в организациях любой формы собственности, в которые их направит администрация центра. Права отказаться у них не будет. Таким образом, при должном менеджменте ИЦ могут стать весьма доходными предприятиями, в которых нарушители закона станут заниматься не шитьём варежек за государственный счёт, а работой на бюджет и самосовершенствованием за свой счёт.


И это справедливо. Надо сказать, что коммерциализируются как принудительные, так и исправительные работы. Во всяком случае, в недалёком будущем к ним планируется привлекать не только безработных, но и работающих. По основному месту работу. Выгода очевидна (особенно в случае с высокооплачиваемыми гражданами): вместо того, чтобы бесплатно и без всякой пользы для казны подметать улицы по выходным, осуждённым придётся отчислять государству 20 процентов своих доходов. Что касается обязательных работ, то их максимальная продолжительность увеличится с 240 до 480 часов.


– Как вы полагаете, насколько широким у нас будет применение такого рода наказаний?


– Если учесть, что изменения, касающиеся перечисленных трёх видов работ, вносятся в 80 процентов статей Особой части Уголовного кодекса, то цифры говорят сами за себя. Одновременно существенно увеличивается и количество потенциальных работников. В частности, расширяется круг нетяжких преступлений, вводятся новые основания, по которым преступник может быть приговорён к ударной трудовой деятельности, а не к отсидке. В итоге практически во всех случаях срок до пяти лет (как условный, так и реальный) может быть заменён тем или иным видом работ.


– И, если не секрет, сколько у нас претендентов на «обязательно-принудительные» работы?


– По данным ФСИН, сейчас в колониях находятся 350 тысяч человек, осуждённых менее чем на пять лет. А по статистике судебного департамента при Верховном суде, ежегодно к наказаниям, не связанным с лишением свободы, и на сроки до пяти лет приговаривается около 580 тысяч человек.


– Получается, что президентские поправки мобилизуют серьёзные трудовые и экономические ресурсы?


– Особенно если учесть, что помимо этих, они содержат немало других важных нововведений. Предпринимателей, например, предлагается освобождать от уголовной ответственности за экономические преступления при условии, что они возместят нанесённые потери и перечислят в бюджет штраф, равный пятикратному размеру ущерба. Примечательно также, что даже за злостную неуплату уголовных штрафов президент предложил назначать виновным любое наказание, кроме лишения свободы. То есть неплательщика не отправят заниматься шитьём копеечных варежек, а заставят отработать долг. К примеру, всё в том же ИЦ.


– В какой мере эти шаги позволят сократить затраты на национальную пенитенциарную систему?


– Думаю, что предложенная президентом корректировка уголовного законодательства даст возможность не просто сократить расходы, но способна превратить Федеральную службу исполнения наказаний из получателя бюджетных средств в одного из доноров казны.


При этом президент предложил и несколько чисто гуманизационных поправок. К ним можно отнести отмену уголовной ответственности за оскорбление, клевету, нарушение равенства прав и свобод граждан (они становятся административными правонарушениями), а также освобождение от наказания наркоманов, совершивших нетяжкие преступления в сфере незаконного оборота наркотиков, если они согласятся пройти курс лечения.


– Не секрет, что, несмотря на все перемены, происходящие в России, так называемый цивилизованный мир пока весьма негативно оценивает состояние прав человека в нашей стране. Одним из поводов для очередных претензий стала московская потасовка секс-большинства с секс-меньшинством, весьма недемократично прерванная полицией. Позиция давно порозовевшей и поголубевшей Европы вполне понятна: для неё без гей-парадов нет и не может быть подлинной демократии. Ну а как быть России?


– Не думаю, что гей-парады в нашей стране следовало бы приветствовать. Надо учитывать традиции страны и менталитет населения, мягко говоря, не испытывающего особого пиетета по отношению к секс-меньшинствам. Так что не все те права, которые поставили во главу угла на Западе, следует пропагандировать в России. Они не будут ни поняты, ни приняты. И с этим надо считаться.


– А ювенальная юстиция, которую пытаются внедрить в стране? Ведь и её значительная часть нашего народонаселения, особенно православного, считает западной провокацией.


– Здесь, на мой взгляд, ситуация принципиально иная. Ювенальные технологии не принимаются не потому, что они органически чужды народу и церкви, а потому, что не всегда правильно поняты. Между тем все мы отдаём себе отчёт в том, что нельзя судить подростка так же, как и взрослого. Нужно учитывать особенности детской психики. И это ни у кого не вызывает сомнений. Сомнения вызывает – и об этом уже писали наши газеты – западная правоприменительная практика, позволяющая довольно легко изымать детей из семьи. Основанием для этого может стать, например, недостаточное материальное обеспечение. А вот что это такое и какое материальное положение достаточно, не очень ясно.


– Для многих правозащитников мишенью номер один стала армия. Например, существующую систему призыва они считают рудиментом крепостного права…


– Ну это уж слишком. Если бы это было действительно так, я бы просто отказался от членства в областной призывной комиссии. Однако, на мой взгляд, в служении Родине нет ничего унизительного и противоестественного. Существование любого государства пока немыслимо без армии, и мы должны понимать это. Вспомним хотя бы прекрасного русского философа Николая Бердяева, утверждавшего, что государства создаются не для того, чтобы привести людей в рай, а чтобы не дать им оказаться в аду.


– Мне кажется, что служение Родине, государству было делом чести для старой царской элиты, для элиты новой делом чести стало стремление любой ценой откосить от армии… Или это не так?


– К сожалению, так. Старая элита исходила из того, что Россия – это их страна. Страна, за которую она в ответе. Для новой элиты «эта страна» – лишь бизнес-территория, где следует заработать деньги, чтобы затем с размахом потратить их там.


– И об этом шла речь на семинаре?


– В какой-то степени. Участники такого рода встреч никогда не уходили от любых тем. В том числе и самых острых, дискуссионных. Хотя естественно, что все споры на этот раз бушевали вокруг судебной реформы. Ничего удивительного. Рациональная система судопроизводства – это основа, совершенно необходимая для реализации лю-бых прав. В том числе и прав человека.


– И последний вопрос, Николай Иванович. Нынешний семинар, насколько знаю, почти совпал с десятилетием существования в Липецкой области института Уполномоченного по правам человека. А поэтому он стал своеобразной площадкой для подведения итогов. Что бы вы хотели отметить?


– Если говорить о цифрах, то за 10 лет мы рассмотрели 10 тысяч обращений. Приблизительно по тысяче в год. До 20-30 процентов этих обращений были поддержаны и получили положительные решения. Однако это реакция постфактум. Наше же основное предназначение, как я считаю, состоит в том, чтобы осмысливать законодательные процессы и предупреждать их нарушения. Нужны хорошие законы и жёсткий контроль за их неукоснительным исполнением. Тогда и жалоб станет меньше.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Понедельник, 20 ноября 2017 г.

Погода в Липецке День: +1 C°  Ночь: +1 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Рождённая в октябре 1917 года

Марина Гольц
// История

Правда была его естеством

Евгения Ионова
// Культура

Услышать голос

Евгения Ионова
// Общество
Даты
Популярные темы 

Быть первой во всем

Лицей поселка Добринка отмечает 50-летие
Ольга Шкатов, shkatovao@list.ru // Образование

Уроки Октября. Сто лет спустя

Елена Таравкова // История

Афиша

// Культура

Хотели как лучше…

Петр Новиков // Спорт

Какие головы нынче в цене

Михаил Зарников // Общество

Не хочу учиться

Елена Бредис // Образование



  Вверх