lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
4 июля 2011г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Культура 

Пётр МАМОНОВ: "Попроси только. Своими словами..."

04.07.2011 "ЛГ:итоги недели". Александр Олегов
// Культура

Это интервью поначалу не предназначалось для печати. Просто мой добрый знакомый, московский тележурналист Александр Олегов встретил у выхода из метро актёра Петра Мамонова, путь которого у нас на глазах – от фильма «Такси-блюз» до поразительного «Острова». Ещё он известен по рок-группе «Звуки Му».


У Александра были с собой диктофон и фотоаппарат. Вот и прислал мне по электронной почте фотографии и запись интервью, такого неожиданного. Я перечитала текст несколько раз и предлагаю его вам. Это как раз вовремя для нас – прочесть, что сказал Пётр Николаевич. Прошедшей весной ему шестьдесят исполнилось.


Ольга КЛЕКОВКИНА, член Союза журналистов России


- Вас не смущает, если мы побеседуем прямо здесь, у выхода из метро?


– Не боюсь ли, что мы стоим на людях? Отвечаю: это город наш. Чего нам тут бояться? Его надо любить. И людей любить. И созидающая сила – только любовь. Вот такие лозунги, чтобы кое-что осталось в головах у почтеннейшей публики.



– Но здесь нам могут мешать ваши поклонники! Они вас не одолевают?


– Идолопоклонство потихоньку проходит после кинофильма «Остров». Поклонники хотят поблагодарить, руку пожать. Виктор Иванович Сухоруков, замечательный наш актёр, меня научил: Петя, говорит, это наша работа! Вот с ним вообще нельзя по улице ходить. Его останавливают через каждые шесть секунд, фотографируются, автограф просят. Он с удовольствием это делает. Так и я стараюсь. Людям приятно. Они во мне видят моего героя, с которым зрители обычно отождествляют актёра. Я, конечно, далёк, грешный, от этих уровней. И вот посмотрите, как интересно. Сначала я отказывался и говорил: Нет, это всё от Бога. Это всё Его Дары, я тут ни при чём. И люди, расстроенные, отходили от меня. Потом подумал: а ведь это обратная сторона моей гордыни тоже. Такая ложная скромность, и всё… Теперь, если мне что-то говорят, стою и спокойно слушаю. Я-то знаю про себя всё. А человек высказался, может, прослезился… И уйдёт. Москвичей очень люблю. Я здесь родился, вырос. Это мой дом. Моя гармония, если она есть. Отношение к людям. Важнее этого ничего нет. Я стараюсь как-то всех выслушать.



– Москву, москвичей любите, а сами уехали от всех за город...


– Я не от людей уехал, Я уехал на участок площадью в гектар, в лес сосновый. А читаю в газетах, что якобы три у меня дома, три «мерседеса», и прочее. Вот, дескать, такой «отшельник». Знаете, это всё бред, простите. Журналистский. Я живу в полную силу, В полный рост. Стараюсь всё делать. Стихи пишу, книжки пишу. Интервью вот вам даю. На сцене прыгаю. В Тель-Авиве был – все на уши встали. Господь даёт, а мы – вам. Поэтому шкурка, она разная бывает – утром встал, то так, то этак. Вчера в храме стою, а батюшка наш сельский и говорит: собираем на японские православные приходы. Вот. Он сказал: не оскудеет рука дающего. Ведь давать – лучше, чем брать. Как хорошо отдать, чем всё себе да себе! Так и я стараюсь. Всё, что через меня идёт, какая-то энергия, силы, стихи, мысли новые – всё отдать тут же людям. И вот в еврейском побывал месте. В Тель-Авиве. Замечательно!



– А вам всё равно, перед кем вы выступаете: иудеи, православные или кто-то ещё?


– А, какая разница? Все – люди. Что у нас, православный «красный уголок», что ли? Церковь – это те, кто по любви живёт. Вот если он фронт прошёл, в плену был? А Бог ему не открылся… Ну и что? Жизнь прожил честнейшую. Скромную, честную. Чистую, сильную, мужественную. Жену защитил, в ушки ей купил, чтобы она выглядела. Чем он плох?



– Как у вас обычно день строится?


– Не бывает дня обычного. Каждый день – новый. В деревне живёшь – неба много. И видишь, как же Господь – вот сегодня так, завтра этак! Ни одного дня похожего нет! Это всё для нас. Мы – любимое творение Божье. Вы знаете, есть мысль такая. Когда Бог создал Вселенную, то сказал, что это хорошо. И Ему надо было, чтобы кто-нибудь вместе с Ним порадовался. Ну, вот как я стихотворение напишу. Мне же надо, чтобы кто-то его прочитал. Так и Господь – создал человека для того, чтобы порадовался человек. Только пользуйся, живи, радуйся.


Радоваться разучились… Как я день провожу? Встаю и начинаю радоваться. Вот. Или облако повисло. Или снег пошёл. Или мороз ударил. И радуюсь, стараюсь. А внутри бывает и мгла. И мрак. И хмуро. Ничего. Господи, помилуй! Через час, глядишь, – рассеяло всё. Если по-доброму. По-честному. Вот так. Идёт человек, выпивши. Ты скажи ему. Это планка. Он домой придёт. У зеркала встанет. Скажет: надо с этим завязывать. Чего не происходит, если к людям по-хорошему? Вот написал недавно такую штучку. Человек жуёт, чавкает, сморкается. Ничего не помнит, ничего не понимает. Говорит невпопад, насвистывает. Напевает какую-то ерунду. Отнимает, хитрит. Врёт. И очень хочет, чтобы кто-нибудь хоть чуточку его любил. Вот как! А что же такое любовь? Старухе уступаешь в метро место. Надо встать и уступить. Это чувство, добродетель. Делай добро – всё отдастся. Есть у меня такая строчка: что будем делать в четверг, если умрём в среду?



– Вы как считаете, много уже накопили?


– Знаю, моё дело – идти. Картина оценивается на аукционе. Наше дело – идти. Да. День прошёл. Вот день, один день. Каждый день может быть последним. Христианство – это воинство. Но война наша не против себе подобных, а против духа злобы, против бесов, которые нас всех одолевают. Вот, и так далее.



– А как свою жизнь оцениваете?


– Всяко было, всяко было. Я уже пожил. Шестьдесят лет. В сорок пять открылся Господь. А до этого: хочу – не хочу! Вот и всё мимо. Беготня. Внучок у меня, 3 года. Я говорю: Мишенька, ну что – опять: хочу – не хочу? Мучиться, да? Говорит: дедушка, правда, мучиться. Вот все вехи: хочу – не хочу. Давай, давай! Музыку давай, кайфа давай, водки давай! Работал в типографии, туда, сюда (Пётр Мамонов окончил Московский государственный университет печати). Я об этом не помню. Не хочу вспоминать, У меня всё. Я стараюсь вперёд устремляться. Потому что очень интересно стало жить. Можно свою жизнь созидать. Каждым словом, каждым поступком созидать. Не разрушать постоянно, не дуться в своей комнате часами. А сказать: Ну, прости, я что-то не то сказал. Первый шаг сделать. Человек не может быть счастлив нигде, если он дома несчастлив, в семье. Надо налаживать дома в первую очередь, чтобы хотелось домой прийти. Сплошь и рядом не хочется домой идти, Не ей, ни ему.



– И как у вас дома?


– Ну, что же у нас дома… Созидание. Если есть оно, то есть любовь. Если один уступает – другой выслушивает. Как мудро сказано: любовь – это не когда двое смотрят друг на друга, а когда двое смотрят в одну сторону. Вот с женой у нас так. Она у меня менеджер, мой директор. Всё овеществляет, что в мою безумную голову приходит. Самый главный труд внутренний – простить. Батюшка, отец Владимир, в деревне, говорит: Она же ведь женщина, Петя. Всё. Я запомнил на всю жизнь. Созидай, беги от источника гнева. Побегал. Успокоился. Вот так проходит день, если правильно. Дней-то осталось – по пальцам. Не только у меня. Вот. Вчера тут бегал пятнадцатилетним. Моментально жизнь проходит. И Звёздное небо, да. Как говорил Кант, есть две вещи, о которых имеет смысл думать: это звёздное небо над нами и нравственный закон внутри нас. Вот два чуда. А остальное – всё суета.



– Про детей расскажите…


– Дети – уже не дети. Если они единомышленники, то они друзья мои и дети. Воспитывали плохо, конечно, Потому что жили, как все. В этом ужасе. На этих кухнях, с этим портвейном бесконечным. Но книжки читали и старались любить. И вот то, что вложили, то и есть. Ниоткуда не будет. На осинке не растут апельсинки. Не будет чудес. Что-то не сказали своим детям, на столько и получим. Надо понять это своей тупой башкой. Да, сытно, и уютно, да. А вон, война! Люди шли с котомкой одной, и вперёд. Недавно ведь было. А мы чего, блины горелые, растеклись!.. В 53 года он с мамой ссорится! Не может старухе чайную ложку уступить. Вот что происходит! И чего-то хотим ещё!..



– Что сейчас делаете?


– Вот об этом и пишу. Книгу. Сколько ни занимайся фитнесом, всё равно придётся умирать. Вот это молодые люди бегут. Ему говорят: Давай понюхаем, что ты – козёл? Мы все нюхаем, а ты чего? Да вся Европе уже по вене двигается! А у него дома этот, пьяный, лежит у телевизора. А бабушка говорит: Не слушай маму. Куда ему? На улицу, в подвал – клей нюхать. И оттуда его не вытащить. Вот что мы прочухиваем. Ну, отдай миллиард долларов из своих двадцати! Проблему сирот закроем навсегда. Нет, не могу… Его, как больного, пожалеть можно. Отдай, отдай! Получишь во сто крат. Вот, у меня множество богатых людей знакомых. Кто начал отдавать, тот счастлив стал. Втихую причём. Счастье рядом лежит. Возьми руку, улыбнись. Бог же всё видит! Бог же есть! А на исповеди-то! Я, говорит, батюшка, йогурт съел. Банку целую. 62 года, кандидат наук. Банку йогурта он принёс на исповедь! И говорит: Чего делать, батюшка? А то, что он детей не воспитал, на работе играет!.. Игруля… Что за дела? Из рабочего времени он 40 минут работает. Остальное – на компьютере играет. Ну, что? Глупый человек. Вон был русский парень, Алёша. Придумал декодер на все системы спутников сразу. За одну ночь стал миллионером. У него компания купила, и ему отвалили там 20 лимонов долларов. А мы все машины какие-то делаем. Зачем это надо? Программный продукт. Это ведь мозги! Идея! Это… что Господь. Вот что требуется. Вот что будет. Требуется то, чего машина не умеет. Созидание, любовь. А любовь – это жертва. Возвращаемся к понятной схеме. Все дела.



– Так что же самое важное?


– Ну, что… Слаб человек. Бес-то мутит. Молодые люди, алло, там пусто! Пусто!


Знакомые у меня одни попы теперь. Ребята весёлые, хорошие. Знаю, пить уже нельзя. А дело – в векторе устремлений. Куда ты, пацан, устремился? Или ты сюда? Это сюда, под подушку. Или ты в Вечность устремлён, где есть Царство Божье? А Царство Божье может быть внутри нас. Вот как интересно! Эйнштейн не сомневался. Менделеев не сомневался. Пушкин не сомневался. Гоголь не сомневался. А Яночка пришла, 17 лет, и говорит: Я чего-то сомневаюсь, батюшка, что Бог…


Чего ты мимо бежишь? Возьми, открой, почитай книжечку, которую 2000 лет люди читают. Бог был на земле. Оставил свои слова, а нас это не интересует. Вот в храм открыта дверь, и люди бегут мимо. Ну что, глупость, если уж мы такие, сластолюбцы! Там такие сласти… Это тебе не водки стакан или героина доза. Это Вечность, это Царство Божье. Это блаженство. Неужели ты думаешь, что можешь, уколовшись, организовать себе блаженство? Неужели это так просто? Ведь люди хотят не счастья, а блаженства. Не понимают, что это такими даётся трудами. Вон я был в Киево-Печерской лавре. Старички сидели вот в такой комнатке (показывает руками). Вот такое окошечко, всю жизнь. Что они, дураки? Сумасшедшие, больные? Да нет, у них свет. Внутрь себя обратить свои глаза, очи свои.


И, вы знаете, спрашиваю: отец Дмитрий, как вы ходите по улице? Он говорит: А я не вижу. Я ему верю. Он в себя устремлён. Вот как интересно. Своё черпать, и милость Божья, наконец… Песчинками своих грехов забросать море. Милосердие Божье – так трудно. Правда, мы думаем: ага, уже всё. Да, ничего подобного! Вставай, опять вперёд.



– Думаете про Царство Небесное?


– А я всё думаю об этом и знаю. И читаю, поучаюсь. Мне это интересно. Меня это волнует, радует. Болит у меня. За молодёжь у меня болит. Стараюсь, песни пишу. Встречаюсь с ними. Результаты разные бывают. А уныние? Бывает и уныние, и всё. Но знаю... бьётся мысль. Вот как проходит жизнь человека. Мы же не лягушка, которая «ква, ква». Достойная зарплата, пенсия, всё квакание.



– А как вы к вере пришли?


– Ну нет, там книжки читал. Жить стало незачем. В 45 лет. Всё есть, а жить незачем. Вот как интересно. И жена есть, и работа есть, и деньги есть, и дети есть, и дом есть, и машина. А жить незачем. Смысл жизни, он же уходит. Как наркоман... известная такая песня – «а я 25 лет поторчу, и всё». Я говорю: Нет, дружок, не выйдет, это было бы слишком просто. В каком виде уйдёшь? В каком дашь ответ? Не дай, Господи, в таком ужасе и замёрзнешь в вечности. Потому что там тела нет. Воли нет. Измениться нельзя. Пока тут есть время, можно меняться. Вот какая схема. Всё это правда. Дважды два – это четыре. А не три с полтиной. Вот как интересно! Говорят: Бог один, а веры разные. Ничего подобного. Христос говорит: Если на женщину взглянул, то уже прелюбодеяние, грех. А у мусульманина четыре жены. Это разные боги. Как говорил Конфуций: Пока не отомстил, не вынимай меч из-под подушки. А у нас говорят: любите врагов ваших. Это разные Боги совсем. Не надо грязи! У нас Святая Троица. Меня вот пробила очень по блудному сыну притча. Сын всё растратил, вернулся. А отец выбежал ему навстречу. И не дал ему договорить. Вот так и я, бегал, бегал, а потом говорю: Отец! Он выбежал мне навстречу и всё дал. И я только плачу от счастья. Вот что есть жизнь настоящая. Не то, что – я, я, я! Вот и все дела. Всё довольно просто, просто очень трудно делать. Завтра, завтра, сегодня неохота. Потому что против себя любимого. А начинаешь делать, да это же просто приятно! Навык когда к добру, это так приятно, кто пробовал. Кто любит работать. Мужчины. Вот есть многие, кто любит работать. Что-то сделать, починить. Давай скинемся, купим краски, подъезд покрасим. Нет, такого нет. Давай сломаем. Погнём. Чтобы перила эти в узел завязать, сколько ж надо сил! Во! Как интересно – бес всё. Давай, разрушай! Разрушим всё. Страну разрушим, город разрушим, сердце своё разрушим. Что есть самое ценное? Сердце наше. Душа. Ценнее ничего нет, чем ваша душа. Или моя. На свете. Все звёзды, вся Вселенная. Давайте подумаем. Сегодня вечером ляжем и подумаем. Я сегодня день прожил – кому-нибудь от этого было хорошо? Если нет, то мимо. Извини.


Я Ему верю. Простому рыбаку. Деревенщине, неграмотному. Какие храмы по всему лицу земли стоят! Я был в Риме. Собор Петра. Это кому? Рыбаку. Потому что Он болел чистым сердцем. Богу надо всё, а не часть. Я говорил, и лица-то у всех же нормальные. И все заулыбались. Чего суетимся-то? Жизнь-то какая! В метро едешь – подумай. Вспомни, Господь рядом. Он тебе поможет. Попроси только. Своими словами...

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Суббота, 16 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +3 C°  Ночь: +2 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Глоток свежего воздуха

Максим Ионов
// Общество

Выбирая жизненный путь


// Образование

Ключи от новой жизни

Елена Панкрушина, simplay1@mail.ru
// Общество

На родной земле

Анастасия Карташова, kart4848@yandex.ru
// Власть
Даты
Популярные темы 

Второе дыхание

Владимир Петров // Экономика

Поговори со мною сердцем

 Елена МЕЩЕРЯКОВА // Общество

Шторы мастера боятся

Юлия СКОПИЧ // Общество

Конь на F3

Олеся ТИМОХИНА   // Общество

Вот так «Попала»!

 Сергей БАННЫХ // Культура

Кадровые проблемы областного футбола

Геннадий Мальцев // Спорт



  Вверх