lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
23 мая 2011г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Культура 

Три века елецкой драмы

23.05.2011 "ЛГ:итоги недели".
// Культура

За полтора месяца Искандэр Сакаев поднял театр на дыбы. Работоспособный, одарённый, он заразил своим кипучим темпераментом буквально всех вокруг. Результат, которого он добился, – прекрасный спектакль «Тартюф».


Елец, как, наверное, и любой старинный русский город, словно бабушкин сундук, хранит множество разнообразных тайн. И чем глубже погружаешься в полный чудесами ларец, тем больше удивительных открытий делаешь. Попадая на узкие улочки, невольно начинаешь прислушиваться, о чём тихонько переговариваются дома. Словно они хотят поведать гостю такое, что не услышит привычное ухо местного обитателя – ведь он и сам является генератором городского шума, творцом собственной среды обитания, оттого столь беспечен и нечуток к шорохам и оттенкам. Будто оказываешься в центре Рима, где итальянцам нет особенного дела до Колизея, Форума или дивного фонтана на площади Святого Петра. Потому как они живут не в музее-заповеднике, а просто в красивом месте. Где полно достопримечательностей, но – для туристов.


Уверен, любому ельчанину попадался на глаза неприметный, притаившийся в живописном зелёном скверике на Комсомольской улице (изначально – Дворянской) двухэтажный дом. А многие ли слышали, что здание, лучше известное как «бывший ДК», было заложено ровно сто десять лет назад специально, чтобы там мог разместиться Дворянский театр? Большое, разумеется, видится на расстоянии. Вот и мы, в очередной раз наведавшись в Елец, узрели здесь потенциал для добротного журналистского расследования и с головой окунулись в историю, которая, как оказалось, перешагнула рубежи целых трёх столетий. Но обо всём по порядку.


Преданья старины седой


Собственно, сенсации не предвидится: слава Богу, летопись елецкого театра сохранила все значимые имена и факты. Они, скажем так, не успели затеряться во времени, ведь драматический театр «Бенефис» живёт в Ельце всего семнадцать лет (или уже семнадцать, кому как угодно).


Однако хронологию локальной сцены нужно начинать значительно раньше – с 1838 года. За архивариуса выступает директор «Бенефиса» Алла Григорьевна Сиротина.


– Театр в маленьком провинциальном городке – не только роскошь, но и предмет гордости. Тем более для нас. Ведь уездная труппа Ельца была настолько известна, что о ней разговоры ходили даже в Москве. Напомню о событиях мая 1860 года… В театр пожаловал сам Александр Николаевич Островский! Его пьесы охотно здесь ставились и ставятся до сих пор. Тогда он был в компании с выдающимся актёром – сейчас бы сказали звездой подмостков – Александром Евстафьевичем Мартыновым. Мартынов прибыл, чтобы сыграть в спектаклях по пьесам своего великого друга-драматурга. Вообще актёрских коллективов было несколько, но в середине 30-х годов XIX века у нас, наконец, образовался профессиональный театр, который поддерживали купцы. Издревле культуре на Руси приходили на выручку меценаты. Например, Станиславский был отнюдь не беден и театр создавал на собственные средства.


Особое место в судьбе Ельца занимает дворянский род Стаховичей. Многие из его достойных представителей всемерно способствовали развитию драматического искусства в этих краях и сами непосредственно участвовали в жизни театра. Так, предводитель дворянства Елецкого уезда Михаил Александрович (1820–1858) был автором пьес «Ночное» и «Святки». По его приглашению приезжали знаменитые исполнители из МХТа, читавшие пьесу Горького «На дне». Александр Александрович (1830–1913) – создатель подробных записок о петербургско-московском театральном мире «Клочки воспоминаний», в которых встречаются эпизоды, посвящённые, в том числе, и елецким артистам. Алексей Александрович (1856–1919) стал одним из учредителей и директоров Московского художественного театра, а затем и актёром. При активнейшем содействии благородной династии в 1901 году произошла закладка дошедшего до наших дней памятника истории и архитектуры, ставшего спустя почти столетие пристанищем для «Бенефиса». Сначала, как упоминалось, там размещался Дворянский театр, преобразившийся впоследствии в Народный дом в 1911 году. Там же спустя два года оперой «Жизнь за царя» Михаила Ивановича Глинки отпраздновали 75-летие Елецкого театра. «Три сестры» Антона Павловича Чехова и «Враги» Алексея Максимовича Горького подвели условную черту дореволюционного периода. Троеточие в этой истории почти на полвека было поставлено в 1948 году, когда профессиональный драматический театр был закрыт, а труппа расформирована…



Учебник новейшей истории


Новая веха елецкой драмы, её второе появление на свет отсчитывается с 24 декабря 1993 года, когда главой администрации города Виктором Алексеевичем Соковых было подписано постановление об открытии театра. До этого момента в течение трёх лет из разных уголков России и Средней Азии в Елец свои проекты и спектакли везли многочисленные творческие коллективы. Приглашение занять отреставрированное здание и стать наследницей театральной традиции Ельца получила труппа из Алма-Аты под названием «Бенефис». Художественным руководителем и крёстным отцом театра стал Владимир Назаров, а первым директором – Галина Шеламова. Её на почётном посту и сменила в 2004 году Алла Сиротина, которая на сегодняшний день проработала здесь в общей сложности почти пятнадцать лет.


– Оглядываясь назад, – вспоминает Алла Григорьевна, – я не могу припомнить каких-то резких судьбоносных поворотов и стилистических виражей за все годы существования «Бенефиса». Изнутри всё выглядит вполне органично. Мы остались верны избранной репертуарной политике, которую стараемся планомерно развивать. Основу составляет, конечно, драматургическая классика. В числе лучших работ – «Лес», «Банкрот», «Поздняя любовь» и «Доходное место» по пьесам Александра Николаевича Островского, гоголевская «Женитьба», тургеневская «Провинциалка», «Дядюшкин сон» Фёдора Михайловича Достоевского. Настоящая гордость для всего коллектива – спектакль «Чайка» по бессмертному произведению Антона Павловича Чехова, высоко оценённый жюри сразу нескольких фестивалей. Вообще мы изначально нацелены всё-таки на традиционную трактовку классического материала, а не на его осовременивание или заигрывание с модными веяниями. В чём, поверьте, есть преимущества. Вспомнить хотя бы о воспитательной функции театра. Пойдёшь на поводу у зрителя, будешь потакать всем его капризам – долго не протянешь. Нам приходилось доказывать свою позицию, отстаивать её перед публикой. И эта борьба принесла плоды. Если сначала придумывали уловки, чтобы привлечь людей в наши стены, – договаривались с организациями, делали публичные показы, то сегодня мы сформировали собственную лояльную аудиторию, гарантирующую заполняемость зала. Говорю об этом с гордостью. Разумеется, учитываются запросы различных возрастных групп. Драматургия не является уделом лишь высоколобых эстетов, интересно должно быть всем: и молодёжи, и детям, и людям средних лет. Поэтому ставим и комедии, как наиболее привлекательный, востребованный жанр, и серьёзные пьесы.


Творческий курс, вектор движения был определён первым худруком – Владимиром Назаровым. Наверное, именно благодаря дальновидности этого талантливого человека труппа сохраняет преемственность и верность одной линии. Что, в свою очередь, позволяет смело делать и отступления, пускаться в эксперименты. В театр охотно приглашают режиссёров из других городов. Это всегда представляет собой дополнительный стимул для актёров совершенствоваться и не «застаиваться» на месте. Хотя коллектив и без того чрезвычайно мобилен и приучен к интенсивному графику работы. Такова специфика театров в малых городах, где репертуар, как ни странно, обновляется даже чаще, чем на крупных площадках. Публики меньше, поэтому и посмотреть спектакль все желающие успевают быстрее. Успешная пьеса, как правило, идёт от силы два-три сезона. В сезоне 2010–2011 Елец увидел уже две премьеры. В начале ноября бенефис актрисы Людмилы Соловьёвой-Луник был отмечен мелодрамой по Островскому «Без вины виноватые». А совсем недавно – 24 апреля – впервые показали совместный проект «Бенефиса» и петербургского режиссёра Искандэра Сакаева. На сцене играли трагическое представление классической мольеровской комедии «Тартюф».


– Я смотрела постановку уже трижды, – делится впечатлениями Алла Сиротина, – и только в последний раз смогла более или менее по-настоящему оценить её. Темп, заданный Сакаевым, настолько высок и интенсивен, что буквально не поспеваешь за ним, не имеешь возможности хоть на минуту перевести дух. Самое главное открытие: я увидела наших артистов в абсолютно несвойственном амплуа, с совершенно неожиданного ракурса. Если бы мы поставили камеру в самом начале репетиционного процесса и фиксировали всё вплоть до премьеры, поверьте, исполнители не узнали бы самих себя на старте и на выходе. Режиссёр – сродни ювелиру, который подвергает свой материал (в данном случае – актёров) огранке. Иногда она бросается в глаза, иногда – еле заметна. Но манера гостя из северной столицы настолько неподражаема и оригинальна, что начисто преобразила труппу, – это факт.



Ловкость рук и никакого мошенничества


В чём же секрет Искандэра Сакаева? Что за мистические манипуляции произвёл он над «Бенефисом»? Лучше, чем сами исполнители ролей, об этом вряд ли кто-то мог бы поведать, поэтому мы отправляемся прямиком в репетиционную комнату.


Магию начинает разоблачать главный режиссёр елецкого театра Вячеслав Лымарев.


– С Сакаевым мы столкнулись в Липецке, где он проводил свои знаменитые тренинги. Дело в том, что он – уникальный в своём роде специалист по технике биомеханики, разработанной ещё реформатором театрального искусства Всеволодом Эмильевичем Мейерхольдом. Особенность этой системы заключается в оригинальной пластике, за счёт которой достигается невероятная выразительность и экспрессивность. Каждый элемент пребывает в движении, никакой статики! В первую нашу встречу Искандэр посмотрел «Калеку с острова Инишмаан» – свежий и довольно успешный трагифарс. Заинтересовался и по возвращении в Санкт-Петербург немедленно выслал на адрес театра своё резюме, на поверку оказавшееся крайне привлекательным. Начались переговоры, предлагались названия разных пьес. Учитывая специфику и ориентированность «Бенефиса» на классику, выбор остановили на «Тартюфе». Для Ельца спектакль по Мольеру как нельзя кстати, а уж тем паче он полезен школьникам и студентам, изучающим произведение. Что я могу сказать? За полтора месяца Сакаев поднял театр на дыбы. Работоспособный, одарённый, он заразил своим кипучим темпераментом буквально всех вокруг. Результат, которого он добился, мне очень импонирует как режиссёру.


Наталья Кирьянова – исполнительница роли горничной Дорины – утверждает, что пластографы, традиционно занимающиеся постановкой движения на сцене, – это очень далеко от биомеханики, предложенной Сакаевым в качестве основы для «Тартюфа».


– С биомеханикой на чисто теоретическом уровне мне приходилось сталкиваться ещё в театральном училище. Однако я не могла и предположить, насколько сложно работать по мейерхольдовской системе на практике. Требуется недюжинная физическая подготовка. И зритель не должен догадаться, что на самом деле тебе тяжело во время исполнения какого-нибудь витиеватого па. Нет ничего невозможного, главное – войти во вкус, почувствовать азарт. Но очень непросто перестроить себя, фактически стать самому себе антиподом. В нашем понимании первично событие, а потом его оценка. Биомеханика же диктует обратное.


Мысль подхватывает заслуженный артист России Владимир Громовиков – исполнитель роли Оргона.


– Полагаю, что впервые Ельцу был предъявлен по-настоящему западный способ понимания драматургии. Русская школа построена на переживаниях; от содержания – к форме. В случае же с «Тартюфом», как заметила Наталья, всё наоборот. Такой алгоритм вряд ли подходит для нашего театра. Тем не менее эксперимент удался, свои силы мы попробовали и, смею предположить, преуспели. Хотя решать всё равно зрителю. Сложно сказать, что за чувства просыпаются у присутствующих в зале в течение просмотра. Ведь постановка очень точна, выдержана, выверена по форме, а вот каков тут градус по шкале эмоциональной напряжённости – судить не берусь. В любом случае, творческому кредо елецкого драматического спектакль не противоречит: будучи приверженцами классики, мы оставляем за собой право на современное её прочтение. Вспомнить тот же «Лес», с которого начинался «Бенефис». Мы играли пьесу в фойе. И форму вряд ли можно было бы назвать архаичной. Тогда она явно соответствовала духу времени.


– А я сорок лет тому назад точно так же бегал и прыгал по сцене, – вступает в беседу заслуженный артист Казахстана Алексей Праслов – старожил и «мудрая сова» «Бенефиса». – Что такого уж скандального и нового? Считаю, что в данном случае мы просто имеем дело с режиссёрским ходом. Удачен он или нет? Каждый должен сделать выводы сам. Я тоже скакал в кальсонах, весь в мыле с глубочайшим смыслом, – с нотой шутливого сарказма добавляет актёр.


– У русского актёра «содержание» ничем не вытравишь, – парирует Наталья Кирьянова. – Хоть какую форму дай – он всё равно наполнит её глубочайшим посылом! Пластика лишь подчёркивает события, и это действительно режиссёрский ход!


– Да, пьесу-то никуда не денешь, – поддерживает Владимир Громовиков. – С Мольером не потягаешься, а события ни за какую пластику не спрячешь!


– Но ведь я желаю упоения! – совсем уж в духе куплетиста Велюрова из «Покровских ворот» кричит Праслов, и все вокруг начинают смеяться.


Потом ещё долго продолжался спор на предмет соотношения формы и содержания, но об этом мы пока умолчим и прибережём для другого дискурса. Сейчас же вернёмся к тому, с чего начали. Я поймал себя на мысли, находясь в этой шумной компании, что, должно быть, вот так же сто или двести лет назад в Ельце, наверняка, кипели между актёрами дискуссии, звучали страстные речи, и люди искали золотое сечение в искусстве. Конечен ли этот спор? Будем надеяться, что нет. И пусть он не утихает ещё долгие лета в этом тихом благодатном месте на бывшей улице Дворянской в уездном городе Елец.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Пятница, 15 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +4 C°  Ночь: +4 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Инвестиции в хорошее настроение

Кирилл Васильев, фото автора
// Общество

Георгиевская гвардия

Юлия Мирошниченко
// Образование

Новоселья на потоке

Николай Рощупкин
// Общество

Островок надежды

Эмма Меньшикова, labarita@yandex.ru
// Здоровье
Даты
Популярные темы 

Второе дыхание

Владимир Петров // Экономика

Поговори со мною сердцем

 Елена МЕЩЕРЯКОВА // Общество

Меж прошлым и будущим нить (фото)

Евгения Ионова // Общество

Молитва священномученику Иоанну Кочурову

Светлана и Галина ШЕБАНОВЫ // История

Цепь добра

Евгения Ионова // Общество



  Вверх