lpgzt.ru - Экономика Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
28 марта 2011г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Экономика 

Сценарий для… импровизаторов

Русская бюрократия стимулирует развитие итальянского бизнеса
28.03.2011 "ЛГ:итоги недели". Виктор Страхов, Александр Юшков (фото)
// Экономика
Мауро Баттистини: «У нас молодой квалифицированный коллектив. При этом мужчин и женщин на заводе поровну. А это влияет и на социальный микроклимат»

Управление строительства и архитектуры выдало резиденту особой экономической зоны «СЭСТ-ЛЮВЭ» разрешение на строительство второй очереди завода по производству теплообменного оборудования.


Иностранцам, работающим в России, принято сочувствовать. Ну как же – уехать из благоустроенной и уютной Европы и обречь себя на немыслимые тяготы постсоветского бытия и быта. Но Мауро Баттистини к таким тяготам стремился, кажется, всю сознательную жизнь. С тех самых пор, как сел за руль велосипеда и накрутил первые сотни километров по горному серпантину Апеннин.


И, кажется, именно тогда он сделал несколько очень важных для себя выводов. И прежде всего понял, что ему интересна не просто дорога и не просто мир, который его окружает. А тот мир, что за горизонтом. Мир, который ему ещё предстоит открыть. И он открывал. Историю и архитектуру, пейзажи и людей, их менталитет и культуру. Сначала в окрестностях Турина, где родился и вырос, а потом, когда стал профессионально участвовать в многодневных веломарафонах, в остальных европейских странах. А после…


После он предпринял романтическое путешествие из Италии в Японию. «Эка невидаль, – скажете вы. – Всего-то несколько часов в удобном кресле сверхдальнего аэробуса, и – здравствуй, Страна восходящего солнца!»


Но это если в кресле. С кондиционерами и очаровательными стюардессами, изысканными обедами и напитками. Ну а если за рулём? Пусть не велосипеда, а мощного мотоцикла.


Впрочем, в любом случае, почувствуйте разницу и представьте себя не на автобане с ухоженными городами и городками, кафе и мотелями, а в Сибири. Да и вообще в неизвестной Азии с её непроходимой тайгой и бескрайними степями, с огромным необжитым и необустроенным пространством. Там, где путешественников часто ожидают не дороги, а направления и где даже не сама поездка, а одно лишь пребывание на terra incognita (неизведанной земле) сопряжено с огромным риском.


Мауро Баттистини выдержал все превратности и судьбы, и путешествия. После вояжа полтора месяца жил в Японии, отдыхая и постигая новые обычаи, традиции, ритм жизни. Но всё же возвратился в Россию, во Владивосток, где и попытался с такими же энтузиастами реализовать свой первый зарубежный коммерческий проект. Однако несколько часовых поясов, разделяющих Дальний Восток и Италию, успеху делового начинания, увы, не способствовали, и предприимчивому туринцу пришлось перебраться в европейскую Россию.


И здесь ему, что называется, повезло. Он оказался в нужное время в нужном месте. В Липецке в 2006 году создавалась особая экономическая зона, и энергия и знания Мауро Баттистини потребовались первому иностранному предприятию – заводу по производству теплообменного оборудования «СЭСТ-ЛЮВЭ», строившемуся на территории ОЭЗ. Ну а после того, как 11 октября 2007 года предприятие было открыто, он стал его генеральным директором.



– И как вам работается в России, синьор Баттистини?


– Спасибо, прекрасно? А что, должно быть иначе?


– Но говорят же, что наша национальная бюрократия способна жизнь любого бизнесмена сделать адом.


– Если честно, не заметил. Да и не стал бы так однозначно негативно отзываться о бюрократии. Она полезна.



– Чем же?


– Тем, что вписывает рыночную стихию в организованные рамки, дисциплинирует бизнес и позволяет ему принимать более точные, выверенные решения.



– И это говорит итальянец?


– Именно итальянец это и должен говорить, потому что наша национальная склонность к импровизации просто требует разумной организации и ограничений.



– Что же тогда привело итальянскую компанию «СЭСТ» в Россию? Импровизация или ограничения?


– Логика развития. Любая компания, если, конечно, она намерена оставаться на рынке, просто обязана работать в странах, где её продукция востребована. А в России она как раз пользуется прекрасным спросом, и это выяснилось ещё в 2003 году, когда в польском городе Гливице открылось первое зарубежное предприятие «СЭСТ-ЛЮВЭ». Предложив восточно-европейским партнёрам испарители и конденсаторы для торгового холодильного оборудования и кондиционирования воздуха, менеджеры предприятия обратили внимание на то, что основной объём заказов поступает из России, и это заставило компанию искать площадку в вашей стране.



– А говорили, что «СЭСТ» пришла в Липецк вслед за «Мерлони Элеттродоместичи»?


– Бизнес не сентиментален. Липецк обещал налоговые преференции и развитую инфраструктуру. Это и повлияло на выбор.



– И вы обнаружили в ОЭЗ и то, и другое?


– Я обнаружил пустырь, лишённый каких-либо дорог, да и всего остального, что называется инфраструктурой. Однако утешало то, что коммуникации нам всё-таки пообещали. И обещание выполнили. К пуску завода мы располагали в основном тем, что нам было необходимо.



– Как бы вы оценили итоги первых лет деятельности предприятия?


– С предельно осторожным оптимизмом. И на то есть свои причины. Дело в том, что через год после начала эксплуатации оборудования мы были вынуждены его остановить. В конце 2008-го, а также в начале 2009 года, в пик мирового кризиса, предприятие практически не работало. Заказов не было, рынок начал оттаивать лишь к началу лета.



– Кто среди потребителей вашей продукции?


– Москва и её окрестности, где как раз и производится торговое холодильное оборудование. И в частности, Наро-Фоминск, Кострома, другие города. Есть клиенты в Белоруссии, Украине, Узбекистане, Казахстане. В перспективе, возможно, присоединится Азербайджан. Однако и сегодня у нас от 30 до 40 партнёров.


– Ваши поставщики в основном прописаны за границей?


– Напротив, в России. На российском рынке покупаем алюминиевый и стальной оцинкованный лист, алюминиевую фольгу и только медь – трубки специфических типоразмеров – приобретаем в Италии.



– Российские заводы не могут освоить их производство?


– Почему? Могут. Только в таком освоении нет экономического смысла. Рынок холодильной торговой техники достаточно узок, а оборудование, необходимое для выпуска медных комплектующих, дорого. И если предприятия потратят деньги на его приобретение, они, скорее всего, никогда не окупят затрат.



– Тем не менее «СЭСТ-ЛЮВЭ» возводит новый производственный корпус…


– Это действительно так. Прошлый год оказался очень удачным. Производство выросло настолько, что перестало хватать мощностей первой очереди завода, и мы начали строить вторую очередь.



– Как новое строительство изменит предприятие, и каких средств потребует сооружение ещё одного корпуса?


– Производство продукции возрастёт практически вдвое. Вдвое с 80 до 160 человек увеличится и численность персонала. А вот что касается затрат на новое помещение, они будут несколько меньше, чем стартовые вложения, составившие в своё время 360 миллионов рублей. И это несмотря на то, что площадь нового корпуса увеличится до 4000 квадратных метров и будет на 1000 квадратов больше старого. В чём причина? Таков побочный эффект экономического кризиса. Цены снизились и на стройматериалы, и даже на более современное и совершенное оборудование, которое будет установлено в новом цехе.



– Вы сказали, что, выбирая площадку для производства, не ориентировалась на предприятия «Индезит Интернэшнл». Ну а ещё три итальянских завода, которые появились в ОЭЗ после «СЭСТ-ЛЮВЭ», они на вас ориентировались?


– Конечно. И «СЭСТ-ЛЮВЭ», и «Алу-Про», специализирующееся на выпуске алюминиевых профилей, и ООО «Фенци», производящее уплотнители для стеклоизделий, вместе с предприятием «Мондиаль Груп Ист», которое будет собирать холодильное торгово-промышленное оборудование, вполне способны составить полноценный кластер, практически ничем не отличающийся от точно таких же кластеров, действующих в Италии. А создать в Липецке что-то типа итальянской промплощадки и было одной из целей нашего бизнеса.



– Цель практически реализована, что дальше?


– А дальше любой бизнес, намеренный удержаться на глобальном рынке, должен войти в страны, обозначенные общей аббревиатурой БРИК. То есть помимо России, желательно иметь собственное производство в Китае, Индии, Бразилии.


– Вам не кажется, что, развивая зарубежные филиалы, американские и европейские компании лишают рабочих мест население своих стран? Пример? Китай становится ведущей автомобильной державой мира, а США получают взамен депрессивный Детройт. И это тот самый Детройт, который в течение века безраздельно властвовал на мировом автомобильном рынке и в котором и сегодня расположены штаб-квартиры трех крупнейших автокорпораций.


– Это, скорее, болезни роста, и рано или поздно они будут преодолены. Во всяком случае, США остаются финансовым и инновационным центром планеты. Своё место и у Европы, где развиты наука и технологии.



– Ну а какое место у России? Сырьевой столицы мира?


– Не обязательно. Россия может занять достойное место и на индустриальном рынке, и на научном. Ей нужны новые правила игры и более отрытая экспортоориентированная экономика.



– Как вы думаете, мир преодолел экономический кризис окончательно?


– Вопрос не столько к экономистам, сколько к политикам. Именно на этом уровне принимаются стратегические решения, серьёзно влияющие и на общую ситуацию на планете, и на экономическую активность бизнеса.



– Как и где подбирался персонал предприятия? У вас много итальянцев?


– Итальянец один. Это я.



– А замы, помы?


– Они русские, и именно они подбирали людей. И, думаю, сделали это достаточно профессионально. У нас молодой квалифицированный коллектив. При этом мужчин и женщин на заводе приблизительно поровну. А это, очевидно, влияет и на социальный микроклимат.


– Есть ли у молодых работников возможности для служебного роста, и как вы относитесь к карьерным устремлениям сотрудников?


– Прекрасно отношусь. Люди, стремящиеся получить новые знания, опыт, более высокую квалификацию, отличные работники. И именно у них после соответствующей подготовки и стажировки на нашем головном предприятии в Италии все шансы стать технологами или как-то ещё продвинуться по служебной лестнице.



– Не мешают ли такому продвижению некоторые наши национальные традиции? Например, пьянство?


– А с чего вы взяли, что это русская, а не общеевропейская традиция? И в Италии, и в Германии тоже немало любителей хорошо выпить. Однако ни там, ни здесь на нормальных предприятиях нет проблемы пьянства. А у нас, смею надеяться, хорошее предприятие и коллектив прекрасный.



– Единственному итальянцу на заводе в рабочее время приходится говорить только по-русски. Вас это не утомляет?


– Нисколько. Мне всегда были интересны и иная культура, и иные традиции, и новые языки. Их знание обогащает любого человека



– Вам нравится жить в Липецке?


– Иначе бы я здесь не жил.



– Ну а дом, семья, родители?


– Семьи у меня нет. Но есть невеста. Родители, конечно, недовольны, что я так далеко от них, но ежегодно я бываю в Италии.



– А они в России?


– Для них такое путешествие утомительно. А вот друзья меня навещают.



– И невеста приезжает?


– Почему приезжает? Она со мной, и она не итальянка, а русская.



– И всё же, как вы обходитесь без итальянского круга общения?


– А я и не обхожусь. У меня есть друзья в «Индезит Интернэшнл», на других предприятиях.



– Вы собираетесь в итальянских кафе?


– Я бы сказал иначе: в Липецке есть кафе с итальянскими названиями.



– А как же знаменитый ресторан «У Паоло»? Если помните, был когда-то такой в Липецке.


– Помню, был. Но только я там ни разу не был.



– А знаменитое кьянти, а также лазанья, равиоли, паста болоньезе или, если перевести на русский, макароны по-болонски? Вы, насколько знаю, учились в старейшем в Европе Болонском университете.


– Не только учился, но перед приездом в Россию 20 лет жил в Болонье. Однако ни в студенческие времена, ни сейчас кьянти не пил и не пью, как, впрочем, и любые другие спиртные напитки. Предпочитаю воду. Ну а для равиоли и пасты есть домашняя кухня.



– А национальный колорит?


– Для колорита я купил итальянский и, даже больше, болонский мотоцикл. Так что сегодня я владелец не только «Хонды», на которой в своё время прокатился в Японию, но и замечательного «Дукати».



– Значит, можно ожидать и других путешествий?


– Надеюсь. Однако времени катастрофически не хватает. С утра до вечера на заводе. Выходной – воскресенье. Оно и остаётся для коротких поездок в Воронеж, Тамбов, в города, да и просто в интересные уголки Липецкой области.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Понедельник, 21 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +32 C°  Ночь: +18C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

В активном стиле


// Общество

«Луч солнца» – символ Липецка

Евгения Ионова
// История

Дорога по России начинается с Чаплыгина

Евгения Ионова
// Культура

«Малиновый звон» под куполом неба (ФОТО)

Дарья Шпакова, фото автора
// Общество
Даты
Популярные темы 

Как купец стал писателем

Виктор Елисеев, член Липецкого областного краеведческого общества, лауреат областной премии имени И.А. Бунина // История

От Москвы до Владивостока

 Юлия СКОПИЧ // Общество

Жизнь хороша, когда крутишь не спеша

Олеся ТИМОХИНА // Общество

«Волонтёры»-обманщики

 Юлия СКОПИЧ // Общество

«Деревня викингов» превратится в Хель?

Елена МЕЩЕРЯКОВА // Общество

В молодёжном «РИТМе»!

 Сергей БАННЫХ // Общество

Безграничные возможности

Татьяна СИДОРУК, студентка ЛГПУ // Общество



  Вверх