Пт, 22 Февраля, 2019
Липецк: $ 65.86 74.68

«Какой же казак без усов!»

Сергей Малюков, Николай Черкасов (фото) | 26.03.2011

Скажи еще лет двадцать назад, что в Липецке, городе, далеком от традиционных центров казачьей культуры, появится коллектив, который с казачьим фольклором покорит лучшие сцены мира, — не поверили бы. А сегодня Государственный ансамбль танца «Казаки России» стал настоящей визитной карточкой Липецкой области и символом возрождения исконных традиций.

В чем секрет притягательности народной культуры, какими качествами должен обладать настоящий казак, приходилось ли пускать в дело шашки — об этом и многом другом художественный руководитель и главный балетмейстер коллектива, народный артист России Леонид Милованов рассказал в беседе с журналистом «Липецкой газеты».

— Леонид Петрович, вы, как известно, коренной липчанин, откуда же возник интерес к казачьей теме?

— Думаю, казачьи песни и танцы у каждого русского в крови. Душа сама тянется к вольнице, удали и раздолью. Истоки, конечно же, в детстве, в семье. Отец и старший брат, Анатолий, не расставались с гармонью, часами мог их слушать. Потом все как обычно: самодеятельность, учеба в Задонском училище культуры... Там замечательные педагоги из Питера заложили основы хореографии, показав, насколько красив может быть народный танец.

Армейскую службу проходил в Государственном ансамбле песни и пляски Московского военного округа. Вот это была профессиональная школа! Самодеятельность — это прекрасно, но когда видишь, какие требования предъявляются к профессиональным артистам, с какой отдачей нужно работать, то понимаешь — нужно серьезно учиться. С этими мыслями после армии я и отправился поступать в Московский институт культуры, в котором окончательно сформировался как хореограф.

— Но как все-таки родилась идея создать профессиональный казачий коллектив?

— Вернувшись после учебы в Липецк, я откровенно заскучал. В рамках самодеятельности стало уже тесно, хотелось расти как постановщику. В конце семидесятых судьба подарила шанс. Брат Анатолий работал музыкальным руководителем Кубанского народного хора в Краснодаре. Им как раз нужен был балетмейстер. Приехал их человек, посмотрел мои номера, пригласил на Кубань. Много ездил с магнитофоном по станицам, записывал казацкие песни, искал традиционные костюмы, изучал казацкие танцы, стремясь на их основе делать свои номера. Все складывалось удачно, но в 1989 году Анатолий Никифорович Нехорошев, руководивший тогда областной культурой, позвал обратно в Липецк. «Создавай свой ансамбль, обещаю полную свободу творчества», — заявил он. Я сразу загорелся предложением. Ансамбль решили назвать «Казаки России». Согласитесь, есть в этом названии объединяющее народ начало. Пригласил нескольких лучших танцоров из Ставрополя и Кубани, они составили костяк коллектива, с балетмейстером Максутом Кубановым мы работаем все эти годы, пришли ребята по объявлению. На дворе — начало девяностых, Союз разваливается, продукты по карточкам, жить толком негде, а нам хоть бы что, репетируем новую программу.

— Вам сразу удалось сделать себе имя и выйти на серьезный международный уровень. В чем секрет успеха?

— Нужно изначально задавать максимальную планку. Родные, друзья верили и поддерживали, земной поклон им за это. В октябре 1991 года представили свою первую программу в Государственном концертном зале «Россия». Залез в долги, но сделал красивые костюмы и афиши. Артистам без этого нельзя никак. Успешно заявили о себе в столице — поступили приглашения на зарубежные гастроли. Интерес понятен — русская экзотика, казаки с шашками, разве что без медведей. Это нас и спасло. Но вот беда — ехать не на чем. Пришлось создавать фирму, брать кредит под залог квартиры, покупать старый «Икарус». Вот на нем мы и объехали пол-Европы. Начали с Испании, затем Португалия, Италия и далее по карте. Это турне по-настоящему закалило и сплотило нас, заставило поверить в свои силы. Молодые были, дерзкие, ничего не боялись. А потом стало проще.

— Путешествовать на автобусе в «лихие девяностые» было весьма рискованно. В какие переделки приходилось попадать на дорогах?

— Всякое бывало. Как-то в Польше автобусу перекрыли дорогу два черных «БМВ». Вышли ребята в кожаных куртках, смотрят на наши афиши, в воздухе повисает недобрая тишина. «Ребята, достаем шашки и начинаем разминку на улице», — говорю артистам. Выходим из автобуса и начинаем рубиться так, что искры летят. Парни в кожанках посмотрели на нас, быстренько сели в машины — и след простыл. Пригодился реквизит!

Вообще приключений было много. В Германии сломался «Икарус» на трассе, да так, что чуть не отвалились колеса. Отбуксировали на станцию техобслуживания, немцы после осмотра говорят: лопнула рама, ремонту не подлежит. А у нас гастроли в разгаре, концерты наперед расписаны. Без автобуса — катастрофа. «Будем варить сами, давайте инструменты», — заявляю немцам. Бросил клич по танцорам. Один из них — сейчас уже заслуженный артист России — Сергей Тертычный говорит, что сварщик по первому образованию, но как это делается забыл. «Ладно, вспомнишь по ходу», — успокаиваю его. Закипела работа, немцы волками на нас смотрят, хмурятся. «Что приуныли, доставайте баян, будем песни петь и танцевать», — обращаюсь к ансамблю. После нескольких песен персонал на станции подобрел, заулыбались люди, открыли туалеты и душевые, кофе угощают. А потом и вовсе братание началось, настоящая народная дипломатия. Но автобус еще прослужил нам какое-то время.

— Какими качествами, по-вашему, должен обладать настоящий казак?

— Вера у него должна быть прежде всего. Недаром казаки сражались всегда за Веру, Царя и Отечество. То, что во время революции был уничтожен огромный слой этих замечательных людей, стало непоправимой трагедией для нашего народа. Хорошо, что сейчас постепенно начинает возрождаться духовность. У ансамбля есть свой священник, мы постоянно общаемся с ним, получаем мудрые советы и благословения. Без Бога нельзя человеку. Конечно, казак должен быть храбрым, не бояться грудью постоять за правду. Ну и без усов казак не казак, а тетка. Наши ребята так ухаживать за ними наловчились, парикмахера не нужно. По крученым усам их в городе и узнают, даже на рынке угощают бесплатно!

— «Казаки России» сегодня — больше чем просто танцевальный ансамбль. Под вашим крылом швейное и обувное производство, детская студия. О чем мечтаете теперь?

— Да, нас в шутку «казачьей монополией» называют. Рассчитываем только на свои силы. Наш швейный цех делает прекрасные костюмы для выступлений. Если бы их заказывали в Москве, то разорились бы, меняя наряды артистам от одной программы к другой. То же самое и с обувью. Изнашивается она гораздо быстрее, чем одежда. Средний срок службы концертных сапог — полгода, потом подметки напрочь отлетают. В столице очередь к мастерам громадная, а нас свои выручают. Есть в коллективе вокальная группа, ею руководит моя супруга Галина Николаевна, заслуженная артистка России, — моя опора и помощник. Думаю и о своих профессиональных кадрах. С 2000 года при «Казаках» работает детская студия, где ежегодно занимаются около двухсот казачат с пяти и до шестнадцати лет. Кто-то просто в свое удовольствие, а для кого-то это становится делом всей жизни. Мы уже 12 выпускников взяли в наш коллектив.

Мечтаю теперь больше всего о достойной жизни для наших артистов. То помещение, где мы находимся, сами видите, мало приспособлено для репетиций и концертов. К счастью, есть надежда на лучшее. Глава Липецкой области Олег Петрович Королев нас всячески поддерживает. Уверен, что вскоре у «Казаков» наконец-то появятся свой зал и репетиционная база.

— Где в ближайшее время можно увидеть концерты «Казаков России»?

— В понедельник, 28 марта, мы выступим на сцене Академического театра драмы с новой программой. Приглашаю всех, постараемся удивить земляков новыми номерами. А после отправляемся на Ближний Восток. С 5 апреля начнутся наши концерты в рамках «Дней российской культуры» в Сирии.

По мнению Леонида Милованова, казачьи песни и танцы у каждого русского в крови.

По мнению Леонида Милованова, казачьи песни и танцы у каждого русского в крови.

По мнению Леонида Милованова, казачьи песни и танцы у каждого русского в крови.
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных